Латинская Америка: армия решает все / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Латинская Америка: армия решает все

Почему проиграл Моралес и победил Чавес

Латинская Америка: армия решает все

10 ноября с.г. главнокомандующий вооруженными силами Боливии генерал Уильямс Калиман призвал президента страны Эво Моралеса уйти в отставку в “интересах мира и стабильности в государстве”. Моралес без долгих раздумий объявил об уходе в отставку и незамедлительно  покинул страну, вылетев в Мексику, которая предоставила ему политическое убежище. У законного президента не оказалось плана ”B” в качестве контраргумента напористому генералу.

Этим событиям предшествовали массовые протесты и беспорядки, которые начались в стране сразу же после состоявшихся 20 октября президентских выборов, на которых Моралес получил около 47% голосов, тогда как его основной соперник Карлос Меса набрал более 36%. Для победы в первом туре Моралесу нужно было получить либо 50% голосов, либо больше 40%, обогнав при этом соперника не менее, чем на 10 процентных пунктов, что и было сделано с подозрительной точностью. Оппозиция, заручившись поддержкой ОАГ, объявила о фальсификации результатов и вывела на улицы протестующих. События развивались стремительно. 23 октября Моралес вводит в стране чрезвычайное положение. 31 октября появляется первая кровь – убиты двое демонстрантов, ранено шестеро. 9 ноября военные и полиция встают на сторону оппозиции. 10 ноября президент уходит в отставку. Занавес.

Хотя Моралес и охарактеризовал произошедшее как ”самый коварный и ужасный переворот”, с ним можно не согласиться. Это скорее самый типичный латиноамериканский и достаточно ожидаемый поворот событий. Казалось, что позиции бессменно с 2006 г. занимавшего пост президента Боливии Эво Моралеса были достаточно прочны. Действительно, первый в Латинской Америке этнический индеец-президент  за 14 лет своего правления добился впечатляющих результатов: национализировал нефтяную и газовую отрасли, существенно снизил уровень бедности в стране, успешно реализовал ряд социальных программ, расширил права коренного населения.  ВВП Боливии на протяжении ряда лет показывал рекордные темпы роста на уровне 6% в год. Так было до середины 2000-х. В последующем ситуация стала меняться.

По не лишенному оснований утверждению политических острословов, для военного переворота в стране необходимо соблюдение всего лишь трех базовых условий – наличие у неё запасов углеводородов или других важных природных ископаемых, проведение руководством независимой  от США политики и присутствие в столице американского посольства. Боливия является классическим примером такого государства с усилением сырьевой составляющей, т.к. к углеводородам можно смело добавить наличие самых больших из разведанных в мире запасов стратегического лития.

Таким образом, оставалось только дождаться подходящего повода для начала активных действий по смене неугодного Вашингтону режима.  В 2016 г. Моралес такой повод предоставил, не согласившись с результатом легитимного референдума, не позволявшим ему баллотироваться на должность президента в четвертый раз подряд. Конституционный суд Боливии отменил итоги референдума, что вызвало волну недовольства и послужило началом массовых волнений. Падению рейтинга Моралеса также способствовало ухудшение экономического состояния страны со всеми вытекающими социальными последствиями.  Замедление экономического роста произошло не только по причине обвала цен на энергоносители, но и из-за малоэффективной деятельности правительства Моралеса в условиях развития кризисных явлений.  Логичным итогом явилась реакция оппозиции, поддержанная частью общества, на, мягко говоря, не совсем прозрачный ход последних президентских выборов с известной концовкой.

Мог ли Моралес удержаться во власти? В латиноамериканских странах ответ на подобный вопрос традиционно дает армия. Ответ силовиков был предсказуем по причине политики, проводимой президентом в отношении вооруженных сил и полиции, а точнее в ее полном отсутствии. Расходы на содержание армии и полиции выделялись в весьма скромных объемах. Отмечены случаи, когда рядовые и унтер-офицеры покидали казармы и выходили на улицы с требованием увеличения денежного содержания.  Офицерский  состав вооруженных сил  представлен исключительно потомками белых переселенцев и метисами. Многие из них обучались в США и не скрывали негативного отношения к деятельности президента-индейца. Надо было быть необычайно наивным либо самонадеянным человеком, чтобы в стране, являющейся абсолютным рекордсменом континента по количеству военных переворотов, настолько игнорировать выстраивание отношений с силовыми структурами.  

В этой связи невольно напрашивается сравнение боливийского сценария с событиями начала года в Венесуэле.  Попытка захвата власти в Каракасе не переросла в военный переворот и потерпела фиаско прежде всего благодаря тому, что армия Венесуэлы поддержала законного президента.

 Чем же отличается армия Венесуэлы от армии Боливии?

Основы новой армии Венесуэлы были заложены профессиональным военным Уго Чавесом, ставшим президентом в 1998 г. Глубоко разбиравшийся в военных вопросах Чавес никогда не экономил на вооруженных силах. В короткий срок он превратил их в  современную, хорошо вооруженную и обеспеченную всем необходимым армию. В соответствие с чавесовской конституцией 1999 г. представители армейского  комсостава на законных основаниях стали частью общегосударственного аппарата и заняли ключевые должности во многих министерствах, ведомствах и государственных компаниях,  таким образом частично приняв на себя ответственность за результаты проводимой в стране политики.  Офицерский корпус формируют не  представители богатых элит, а выходцы из народа, многие из которых прошли обучение в России.

Кроме того, есть еще один немаловажный фактор, объясняющий прагматизм венесуэльских военных.  Преклонявшийся перед идеями Фиделя Кастро полковник Уго Чавес  был твердо убежден, что защита социалистических завоеваний невозможна без опоры на широкие вооруженные народные массы. Именно с этой целью в Венесуэле была создана Народная милиция, подчиняющаяся непосредственно президенту. В настоящее время ее численность достигла 2 млн человек. В неё вошли верные сторонники правящей власти, готовые утопить в ”море партизанской войны” как внешнего агрессора, так и внутреннюю контрреволюцию. В планах властей увеличить численность Народной милиции до 4 млн человек. Как тут не вспомнить достигнутое  в ходе московского визита Мадуро в сентябре с.г. соглашение о завершении до конца года строительства в Венесуэле завода по производству автоматов Калашникова и патронов к ним.  Венесуэльские военные прекрасно понимают суть плана ”В” Чавеса-Мадуро и чем  для них может закончиться противостояние 120-тысячной армии  с многомиллионной вооруженной Народной милицией.

Мораль вышеизложенного проста и понятна – если бы у индейцев Боливии, рьяно поддерживающих своего лидера, кроме листьев коки и крестьянских мотыг были бы ещё автоматы Калашникова, генерал Калиман крепко бы подумал, прежде чем делать предложение  президенту Моралесу, от которого тот не смог отказаться.   

                                                     

         

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.