Иракский кризис: третья сила / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Иракский кризис: третья сила

Кто стоит за беспорядками в Ираке

Иракский кризис: третья сила
Контекст:

Ирак сотрясают беспорядки. При этом о некоей «третьей силе», провоцирующей взрывы и стрельбу в местах скопления демонстрантов, иракские политические и общественные деятели говорят уже давно.

Так, в середине ноября министр обороны Ирака Наджах Аш-Шамари заявил арабоязычному каналу France 24, что за стрельбой по иракским демонстрантам стоит “третья сторона”. "Это не иракские национальные силы безопасности убивают демонстрантов”, - сказал глава иракского военного ведомства. По его словам, “есть третья сторона, расстреливающая протестующих, чтобы спровоцировать их на столкновение с подразделениями безопасности». Все это делается с целью дестабилизировать Ирак, убежден министр.

Напомним, что еще два месяца тому назад демонстрации начинались мирно. Протестующие требовали улучшения условий жизни, борьбы с безработицей и коррупцией. К социально-экономическим требованиям быстро добавились требования политические — об отставке правительства. Первые выстрелы прогремели именно из толпы демонстрантов по полиции и армии. В ответ силовики применили против демонстрантов  автоматическое оружие.  

 Ситуация обострялась каждый день. В середине ноября дело дошло до взрывов в колоннах демонстрантов на центральной площади Тахрир в Багдаде. Комитет по правам человека парламента Ирака распространил специальное заявление через информационное агентство INA, в котором утверждается, что взрывы, на площади Тахрир «доказывают присутствие стороны, стремящейся дестабилизировать безопасность и распространить хаос на всю страну». В этой связи парламентарии призвали к сотрудничеству между силами безопасности Ирака и координаторами демонстраций, дабы не допускать  «проникновения так называемой третьей стороны», организовавших взрывы.

А на днях лидер шиитской военизированной организации"Асаиб аль-Хак" (или "Лига праведных") Каис аль-Хазали в интервью иорданскому телевидению напрямую обвинил Вашингтон и Тель-Авив, заявив, что именно США и Израиль стоят за многими случаями убийств демонстрантов и беспорядков в стране. «Асаиб аль-Хак», известная своим вооруженным сопротивлением американским войскам на территории Ирака, сейчас входит в Силы народного ополчения «Хашд аш-Шааби», сыгравшего большую роль в уничтожении террористических банд «Исламского государства» (ИГ, запрещена на территории РФ) на территории Иракской Республики. Аль-Хазали потребовал расследования, чтобы выяснить, кто «облегчил» путь убийцам и кто отдавал приказ стрелять в демонстрантов. 

 На фоне продолжающегося политического кризиса весьма красноречиво выглядит неожиданный визит в Ирак вице-президента США Майка Пенса. В субботу тот вместе с супругой сначала посетил американскую базу Айн аль-Асад в западной провинции Анбар, а затем базу в столице Иракского Курдистана Эрбиле и встретился с президентом этой курдской автономии Нечирваном Барзани. Пенс от имени президента США Дональда Трампа заверил Барзани в «сильных связях, возникших в огне войны между народами Соединенных Штатов и курдским народом в этом регионе».  После того, как американцы фактически предали курдов в Сирии, прямо скажем, слова эти прозвучали весьма двусмысленно.  Но тем сильнее они демонстрируют стремление Вашингтона спровоцировать дальнейшую дезинтеграцию Ирака.

Показательно, что в Иракский Курдистан, где американский бизнес, особенно нефтяной, присутствует весьма прочно, удивительным образом не проникла протестная волна, охватившая центральный и южный Ирак.   

В отличие от личной встречи с Барзани, с премьер-министром Ирака Аделем Абдул Махди Пенс поговорил лишь по телефону. Поездка американского вице-президента вызвала гневную реакцию иракских политиков. Так, бывший премьер-министр Ирака Хейдер аль-Абади напомнил Пенсу, что «столицей Ирака является Багдад, а не Эрбиль», и что ему следовало бы провести переговоры с федеральными чиновниками в Багдаде.   

Впрочем, уже никого не удивляет столь бесцеремонное поведение американской администрации. У всех еще в памяти необъявленный визит в Ирак президента США Дональда Трампа на авиабазу Айн аль-Асад в декабре прошлого года.

Примечательно, что Пенс посетил Ирак в разгар политического кризиса, который разгорелся (вот же совпадение!) сразу вслед за тем, как в иракском парламенте и других политических кругах стали раздаваться требования к американцам убрать свои войска с иракской территории. 

Причем «совпадения» на этом не исчерпываются. В Киркуке, богатом нефтью районе, принадлежность которого оспаривают иракские курды, вновь зашевелились недобитые банды террористической группировки «Исламское государство» (запрещено в РФ).

Стоит напомнить, что в 2003 году США вошли в Ирак, свергли Саддама Хусейна и все это было сделано только «во имя свободы и демократии». Спустя 16 лет, ни того, ни другого в Ираке не наблюдается.

Только в новой волне беспорядков и демонстраций по всей стране, которая продолжается почти два месяца, и число погибших уже исчисляется сотнями, ранены более 15 тысяч человек.

Конечно, у нынешнего кризиса есть объективные причины. После разгрома основных сил террористов ИГ иракскому руководству так и не удалось справиться с кризисом власти, с развалом государственности, экономики, социальной сферы. Отчасти это объясняется тем, что к власти пришли силы, не имевшие большого опыта государственного строительства, многие годы находившиеся в подполье или в оппозиции к режиму Саддама Хусейна.

За прошедшее с момента казни диктатора время выросло целое поколение, живущее в бедности, не имеющее перспективы. Из 39 миллионов жителей Ирака большую часть составляют молодые люди до 24 лет.  Примерно 30%  из них не имеют работы.  Именно иракская молодежь вышла сегодня на улицы и возглавила протесты. Это граждане, которые сознательную часть своей жизни живут в постсаддамовскую эпоху иностранной интервенции, политического хаоса, экономического упадка, раздробленности и войны с терроризмом.

Они справедливо задаются вопросом, почему правительство не может справиться с коррупцией (Ирак входит в список 25 самых коррумпированных стран мира по Transparency International), почему не может обеспечить страну , например, электричеством, почему древний города Басра, вокруг которого богатейшие нефтяные поля, прозябает в глубочайшей бедности, а когда-то был одним из самых процветающих городов Ближнего Востока, о котором слагались песни и где еще 30 лет назад дамы демонстрировали меха на набережной Шатт-эль-Араба, даже если зимой температура не опускалась ниже +20С.

В настоящее время Ирак экспортирует около 4-х миллионов баррелей нефти в день. Молодые люди, обладающие даже простейшими знаниями математики, недоумевают, как с такими ресурсами страна не может преодолеть отрицательный рост, зафиксированный в 2017 и 2018 годах.

Аналитики отмечают и еще одну особенность нынешних выступлений – они носят светский характер. Пример тому – требования внести поправки в Конституцию, отменяющие религиозную принадлежность в руководстве различных ветвей власти.   Некоторые говорят о национальном возрождении и даже о «новом национализме площади Тахрир», где был создан палаточный городок протестующих. В этом не было бы ничего особенного, иракцам совсем не чужды идеи национального возрождения, которые исповедовала в прошлом правящая партия Баас, если бы ни один факт. Время от времени в СМИ просачивается информация о том, что США и Саудовская Аравия поддерживают контакты с представителями Баас и вынашивают планы вернуть запрещенную в Ираке партию, возглавляемую ранее Саддамом Хусейном.  Так, летом прошлого года иранское агентство Fars сообщило, что делегация распущенной партии Баас вела переговоры с официальными лицами США, в частности с Джаредом Кушнером, зятем и старшим советником президента Дональда Трампа, чтобы изучить возможность  возвращения партии в политический процесс Ирака под новым названием.  Так что светскость нынешних протестов - возможно, хорошо просчитанная комбинация будущего «возрождения» Партии арабского социалистического возрождения (Баас). Ведь именно баасистский Ирак был главным форпостом в противостоянии Ближнего Востока и Ирана.

Так что же такое «третья сила»? Вывод напрашивается сам собой  – это те, кто крайне заинтересован в сворачивании иранского присутствия и влияния Исламской Республики в Ираке, в том, чтобы выбить важное звено из той оси, которую Иран выстраивает на Ближнем Востоке уже много лет, оси, в которую, помимо Ирака, входят Сирия, Ливан и Йемен.

К слову, в нынешних протестах в Ираке звучат громкие антииранские ноты. Против сильного влияния Ирана на политическую, экономическую, культурную и религиозную жизнь в арабской стране выступают даже некоторые шиитские круги. На днях нападению подверглось консульство Исламской Республики в Кербеле, куда традиционно устремляются миллионы иранских паломников.

Связанные с Ираном политические силы в Ираке держатся в стороне от протестного движения, считая его инспирированным извне. А такой влиятельный  шиитский лидер, как Муктада ас-Садр, который в былые годы легко мог вывести на улицы сотни тысяч, в настоящее время не может рассчитывать на безграничное доверие. Он возглавляет крупнейший парламентский блок «Саирун», формировавший правительство. Таким образом, ас-Садр, вольно или невольно ассоциируется с нынешним параличом во власти и экономике.   

Единственным непререкаемым авторитетом для восставших иракцев остается духовный лидер иракских шиитов великий аятолла Али ас-Систани. Он кстати поддержал мирные протесты, с одной стороны, и с другой - призвал политические власти страны как можно скорее принять новый закон о выборах и приступить к реформам.  И тогда «третья сила», действительно, станет лишней в иракском политическом раскладе.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.