Что происходит со сланцевой промышленностью США? / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Что происходит со сланцевой промышленностью США?

Кризис или переход к новой фазе развития

Что происходит со сланцевой промышленностью США?

В сентябре нынешнего года, впервые за 70 лет, США экспортировали больше нефти, чем импортировали. А чуть позднее, в ноябре, совокупный объем производства сырой нефти достиг 12,8 млн барр./день, что превышает показатели Саудовской Аравии и России. Всё это результаты «сланцевой революции», которая вдохнула новую жизнь в нефтегазовую отрасль, подняла волну экономической активности в добывающих регионах, особенно в Техасе и Северной Дакоте. В короткие сроки была создана новая подотрасль с большим количеством высокооплачиваемых рабочих мест, причем не только в нефтегазовой сфере, но и в технологических секторах, включая программное и аппаратное обеспечение, производство тяжелого оборудования, транспортировку, материалы, строительство - от трубопроводов до домов на нефтегазовых месторождениях. Сланцевый бизнес обеспечил значительную часть промышленности США относительно дешевым сырьем и стал одной из причин ускорения роста экономики.

Развитие сланцевой добычи оказало большое воздействие не только на Америку, но и на мир в целом. Цены на нефть упали с более чем 100 долл./барр., до нынешних 50-60. Цены на газ снизились также более чем в два раза и продолжают снижаться, поскольку его экспорт из США растет с каждым годом, увеличивая профицит предложения.

Но сейчас ситуация начинает меняться. Прежде всего ухудшается положение в самой отрасли. Отрицательный денежный поток (ситуация, когда доходы от реализации нефти или газа меньше расходов на их добычу) наблюдался в ней даже в период относительно высоких цен на нефть. А в последние годы, в период низких цен, сланцевые компании накопили значительные долги, и они постоянно растут. Согласно недавнему исследованию американского Institute for Energy Economics and Financial Analysis на выборке из 38 публичных нефтегазовых компаний за 9 месяцев 2019 г. их совокупный отрицательный денежный поток составил 1,26 млрд долл. Его результаты показывают, что сланцевым компаниям необходимы более высокие цены на нефть и газ для улучшения финансовой ситуации. Но они на низких уровнях как раз благодаря достигнутым объемам добычи нефти и газа. Кроме того, хотя повышение эффективности добычи за счет отработки технологии позволило в 2,5 раза снизить себестоимость добычи, наиболее «лакомые куски» уже освоены, что указывает на рост затрат в перспективе.

Поэтому, по оценкам Wall Street Journal, в перспективе неблагоприятная долговая ситуация сохранится. По оценкам специалистов издания, в 2020–2022 гг. сумма долговых обязательств «сланцевиков» возрастёт с 9 млрд долл. в текущем году до 137 млрд долл. и многие компании может постигнуть банкротство. Подтверждением этих оценок является рост числа заявок на банкротство нефтегазовых буровых компаний. По данным компании Haynes and Boone, только за 9 месяцев 2019 г. 32 нефтяных и газовых бурильщика объявили о банкротстве, а их общее число с 2015 г. превысило 200.

В сложном финансовом состоянии не только небольшие компании, но и лидеры отрасли. 5 ноября предупредила о возможном банкротстве одна из крупнейших сланцевых компаний, ветеран отрасли Chesapeake Energy. Ее долг достиг 10 млрд долл. Она, как и многие другие, заимствовала большие суммы, годами накапливала долги, продавала активы, чтобы собрать деньги и продолжить бурение. Реструктуризация долга в 2016 г. несколько уменьшила ее долговое бремя и отодвинула сроки погашения. Компания заняла новые деньги у инвесторов после серии продаж облигаций, в том числе необеспеченных облигаций на сумму 1,25 млрд долл. со сроком погашения в сентябре 2026 г. Но, если в июле 2018 г. облигации торговались по цене 103 цента за доллар, 22 ноября их цена упала до 45 центов за доллар, а доходность превысила 21%. Акции компании рухнули до 59 центов, а бумаги других сланцевых компаний упали вслед за ней.

Инвесторы, которые верили в радужные перспективы отрасли, сейчас все чаще сталкиваются с реальностью - их деньги выброшены на ветер. Так, в 2002 г. братья Фаррис и Дэн Уилкс в Техасе вложили свой опыт и деньги в компанию Frac Tech Holdings. Они стали миллиардерами, когда в 2011 г. продали ее за 3,5 млрд долл. группе инвесторов во главе с Temasek Holdings, принадлежащей правительству Сингапура. В 2016 г. братья вновь начали вкладывать значительные средства в бурение через свою инвестиционную компанию Wilks Brothers LLC, в том числе в нефтегазовых бурильщиков в бассейне Permian и таких поставщиков, как Carbo Ceramics, для которых братья являются вторыми по величине инвесторами. В то время акции Carbо Ceramics торговались по цене более 40 долл. за акцию, а в 22 ноября за них давали только 41 цент. Помимо этой компании братья инвестировали 110 млн долл. в бурильщика Approach Resources, который в понедельник объявил о банкротстве. Они инвестировали также в компанию Alta Mesa Resources, объявившую о банкротстве в сентябре, и в Halcon Resources, которая подала заявление о банкротстве в августе. В целом 8 из 10 крупнейших холдингов в портфеле, охватывающем более 50 инвестиций стоимостью около 1 млрд долл., оказались неудачными. Их совокупная стоимость упала на 88% до 171,2 млн долл.

И число таких примеров множится. В итоге, Уолл-стрит всё меньше верит в перспективы сланцевой отрасли. Сейчас инвесторы начинают требовать повышения процентов за кредиты. Так что новый раунд переговоров между сланцевиками и кредиторами обещает быть трудным.

В результате, не имея возможности привлечения «дешевых» кредитных средств, американские сланцевики оказались не способны наращивать объёмы бурения новых скважин с целью компенсации падения добычи на действующих. Согласно статистике, которую 22 ноября опубликовала компания Baker Hughes, количество активных нефтяных установок сократилось до 671 шт., или на 24% от максимума 2018 г. (888 буровых, абсолютный максимум был достигнут в октябре 2014 г., на пике сланцевого бума, тогда их было зарегистрировано 1609).

На прошлой неделе Управление энергетической информации США (EIA) опубликовало очередной краткосрочный прогноз. В нем аналитики уже четвертый месяц подряд снижают прогноз по добыче нефти на конец 2020 г., согласно ему она вырастет всего лишь на 370 тыс. барр./день.

Все это является свидетельством того, что этап стремительного роста добычи сланцевой нефти подошел к концу. Отрасль вступает в фазу зрелости, главными локомотивами которой будут уже крупнейшие нефтяные компании. Эффективность добычи будет расти за счет применения новых технологий, консолидации собственности, автоматизации бурения и рационализации цепей поставок. И новые собственники уже не будут допускать перепроизводства, стремясь поддерживать цены на оптимальном уровне.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Энергетический диалог»:

24.01.2020
Лукашенко: нефтяной конфликт с Россией связан с ее прежним правительством
23.01.2020
Норвежское судно-инспектор заметили у "Северного потока – 2"
21.01.2020
Лукашенко: Россия не дает согласия на поставку нефти в Белоруссию из Казахстана
21.01.2020
Минск подтвердил закупку 80 тыс. тонн норвежской нефти
20.01.2020
Арестованные по требованию "Нафтогаза" активы "Газпрома" разморозили
14.01.2020
Белоруссия предложила купить нефть у Украины, Казахстана, Азербайджана, Польши и стран Балтии
13.01.2020
Вучич обнародовал предполагаемые доходы Сербии от транзита газа через "Турецкий поток"
13.01.2020
Австрия раскритиковала американские санкции против "Северного потока – 2"
10.01.2020
В России хотят ввести штрафы за завышение стоимости услуг ЖКХ
09.01.2020
На Украине рассказали о последствиях запуска "Турецкого потока"
08.01.2020
Президенты России и Турции запустили "Турецкий поток"
06.01.2020
Белорусский НПЗ "Нафтан" начал переработку нефти из России
03.01.2020
Россия остановила поставки нефти в Белоруссию
03.01.2020
Россия в 2019 году побила рекорд постсоветских времен по добыче нефти
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.