Донбасс: война и волонтеры / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Донбасс: война и волонтеры

Темная изнанка снабжения ВСУ

Донбасс: война и волонтеры

Марина Харькова, журналист, Донецк

Украинские волонтеры в десятки раз результативнее работают по снабжению ВСУ, чем армейские службы. Это мнение многих украинских вояк и их командиров. Какова же настоящая роль, участь и вклад волонтеров с двух сторон в этой войне и почему на Украине военное волонтерство стало взлетной площадкой для нацпатриотов, а в ЛДНР оно осуществляется партизанскими методами, поговорим об этом.

На Украине существуют сотни волонтерских организаций и движений. Тысячи украинцев занимаются помощью армии и добровольцам с энтузиазмом, достойным лучшего применения, как  и в 2014 году, когда те же тысячи активистов ежедневно приходили на киевский Майдан и бесплатно приносили все необходимое митингующим ниспровергателям режима Януковича. Повышая градус истероидного патриотизма, они смогли заставить сдавать деньги на войну и олигархов, и депутатов, и офисный планктон, и простых украинцев под лозунгом борьбы с Россией. С 2014 года волонтеры собирали и доставляли украинским воякам, убивающим людей в Донбассе, не только продукты, лекарства, одежду, амуницию, транспорт, но и военной техники и вооружение: военные приборы, снайперские винтовки, боевые машины. Они занимались ремонтом техники, медицинской помощью, освобождением пленных.

Сегодня украинские военные волонтеры продолжают отправлять воякам беспилотники, бронежилеты и каски, маскировочные сетки, автомобили, медпомощь. Один из командиров ВСУ лирично описывает этот процесс: »Все приборы ночного видения и тепловизоры были куплены нам волонтёрами, иначе нас потрепали бы российские наемники. Большая часть еды и все рации - куплены и привезены прямо на передовую волонтёрами. Тёплая одежда, без которой мы в минус 32 градуса по 17 часов в чистом поле стояли, тоже куплена и привезена волонтёрами. Даже три легковых автомобиля, которые были в нашем подразделении, были куплены, отремонтированы и переданы нам волонтёрами».

При каждой областной государственной администрации на Украине создан специальный фонд помощи воякам АТО, который наполняется за счет отчислений с фирм и предприятий. В этих фондах тоже пасутся военные волонтеры. К армейскому снабжению привлекаются даже дети. Украинские волонтерши рассказывали, с какой радостью девочки и мальчики отдают последние копейки из копилок на оптические прицелы и  снайперские винтовки. Подростки в школах плетут маскировочные сети и передают их на фронт вместе с открыточками, домашней консервацией и провизией. Надо признать, там кипят инициативами помощи, вплоть до сбора пластиковых крышечек на протезы инвалидам АТО или пятикопеечных монет для ручного противотанкового гранатомета. Якобы монетка, вставленная в РПГ, увеличивает убойную силу.

Также не секрет, что Запад финансирует войну на Украине через волонтерские организации, переводя крупные суммы через подставные компании на счета волонтеров, которые потом распределяют средства. Помощь из-за границы приходит часто и регулярно на закупку дорогостоящей техники, БПЛА, тепловых датчиков, даже на ручные противотанковые гранатометы – одесские волонтеры выложили фотографии этих «гуманитарных» гранатометов.  Весомую помощь через волонтеров оказывают такие страны, как Польша и Литва, США и Канада, в том числе, через украинские диаспоры. Например, украинская Ассоциация волонтеров распределяла и контролировала большой канадский груз, который обеспечил и полностью укомплектовал четвертую волну мобилизации в ВСУ. Канада направила в одесский порт несколько кораблей с грузом. Западные инвесторы украинских волонтеров не прекращают это делать и сейчас, так как Украина превращена в форпост противостояния России, а вопрос снабжения войска остается главным. Многие военные кампании проигрывались из-за недостатка снабжения, поэтому ВСУ не должна ни в чем нуждаться.

Война и волонтерство – это еще и выгодный бизнес. Многие волонтеры сделали себе политические карьеры и сумели обогатиться на войне. Это Георгий Тука, ставший при Порошенко замминистром по вопросам временно оккупированных территорий, известный как руководитель волонтерской группы и основатель скандального сайта «Миротворец». Еще один волонтер, пролезший в высшие эшелоны украинской политики, это Юрий Бирюков. Его группа собрала пожертвований более чем на 50 миллионов гривен (около 2 млн долларов). Бирюков теперь официально владеет IT-бизнесом в США и агрофирмами на территории Украины. Бирюков скандально известен тем, что одаривал ВСУ гнилыми берцами и легковозгораемым обмундированием. Также в украинский парламент прошла волонтерка Татьяна Рычкова, согласно декларации которой до избрания депутаткой она имела доход в 1 689 315 гривен, из которых на зарплату приходилось только 83 097 грн, а более полутора миллиона гривен были скромно и честно указаны в графе «Другие виды доходов».

В украинских судах рассматриваются десятки дел по мошенничеству волонтеров, так как к движению присосалось множество проходимцев и аферистов. Сюжеты банальны. Волонтер Кривого Рога собирал деньги на медикаменты. В итоге – ни медикаментов, ни денег. Во Львове волонтер оштрафован за присвоение денег. В Киеве на полтора года осужден волонтер, укравший деньги для помощи военным. Есть даже случай осуждения банды военных волонтеров, которые занимались вымогательством и рэкетом в Чернигове, третируя предпринимателей. Формулировки обвинений иногда даже забавны: «вместо бронежилетов волонтеры привозили имитационные пластиковые «бронежилеты» для страйкбола», «закуплена партия в 20 тыс. бронежилетов, выявлено, что три из пяти бронежилетов простреливаются», «закуплено 100 тыс. комплектов военной формы по завышенным ценам, стоимость только одного элемента одежды завышена на сумму около 10 млн грн, закуплены палатки, непригодные в использовании. Чтобы избежать обвинений, некоторые военные волонтеры подписывают контракт с ВСУ и получают там зарплату, чтобы доить жертвователей на законных основаниях под крышей армейского начальства.

Спустя семь лет после майдана украинские военные волонтеры переживают не радужные времена. Конкуренты или обманутые солдаты обвиняют их в воровстве, постоянно идут разборки и скандалы. Волонтеры мрут от онкологии, их машины сжигают дотла неизвестные мстители. Случаются пожары и поджоги волонтерских центров, куда в окна летят бутылки с зажигательной смесью. Так, к примеру, сгорел трехэтажный волонтерский центр, куда патриоты приносили консервы, крупы, теплое белье и деньги для вояк. Некоторые волонтеры разочаровались, рассказывая, что "столько средств и сил потрачено, а вояки АТО меняют волонтерские подарки на выпивку у «сепаров» или перепродают полученное". Количество одураченных или идейных благотворителей сокращается, у населения резко упали доходы, закончились западные гранты. Недаром в народе волонтеров называют сволонтеры, скрестив два слова и подчеркнув отношение к этим персонажам. Однако надо признать, что «сволонтеры» были эффективны в своей деятельности, и, несмотря на воровство, очень многое доходит до ВСУ и серьезно укрепляет боеспособность и выживаемость.

На фоне кризиса украинского военного волонтерства проблемы военных волонтеров в донецких республиках намного масштабнее. Без помощи гражданских волонтеров и активистов не обойтись

На доставку грузов двойного назначения, маскировочных сетей, полевого кабеля, оптики, тем более тепловизоров, прицелов, дальномеров и труб разведчика или бронежилетов частным лицам российская таможня и пограничники «добро» не дают. И все эти необходимые вещи в республиках или в дефиците, или полулегально с трудом достаются. Микроскопически капающая помощь доставляется обходными хитрыми путями или вообще невозможна. Фактически, военное волонтерство в республиках убито на корню и стало уделом героических одиночек, таких как, например, Евгений Скрипник, позывной Прапор, легендарный командир ополчения стрелковцев, и нескольких женщин, периодически в частном порядке организующих доставку помощи бойцам и раненым. На государственном уровне – ноль поддержки военному волонтерству. Одиночек-волонтеров не преследуют, их игнорируют. В республиках отсутствует закон-регулятор работы волонтерских организаций. Так что с точки зрения законодательства и власти, такой вид деятельности – нелегальный. Но в критический момент без помощи гражданским волонтеров и активистов не обойтись. Так было и так будет

источник

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.