"Русские - это не набор ДНК, а набор идей" / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
"Русские - это не набор ДНК, а набор идей"

Эксклюзивное интервью с Иваном Охлобыстиным

Мы встретились с Иваном Охлобыстиным на презентации дебютного альбома группы "СтимФония", играющей в довольно новом для современного российского рока стиле стимпанк-готик-метал. Звучало что-то "на краю души", фантастика в духе альтернативного миросозерцания, да еще с элементами симфонической музыки. Наш собеседник выступил в довольно неожиданном амплуа, будучи автором интродукции (введения) к композициям "СтимФонии" и представляя эту группу гостям клуба "Life pub". В интервью агентству "ИнфоРос" он поделился самовосприятием себя как актера, общественного деятеля, строгого отца, а также рассказал о своем понимании сути русского патриотизма как такового.

- Что для вас означает презентация "СтимФонии"?

- Как и большая часть того, что я делаю. Я пытаюсь быть с близкими мне людьми, с которыми мне интересно, комфортно, да и с теми, с кем меня просто жизнь свела. Я не верю в случайности. Само по себе это направление – стимпанк - довольно редкое. Музыка все-таки довольно тяжелая, требующая понимания. Но вот, смотрите, какая аудитория здесь собралась. По шкале Мооса (десятибалльная шкала относительной твердости минералов. – Ред.) - люди восьми-девяти-десяти баллов. Люди состоявшиеся. Внешне это выглядит довольно строго. Можно говорить о своеобразном эффекте влияния субкультуры. При этом они – мои друзья. Друзья – потому что мне все это нравится, и здесь нет противоречия.

- Мы знаем вас как человека разнопланового. Можно вспомнить ваши публикации в журнале "Столица", пастырскую службу, а недавно вот вы стали создавать партию "Коалиция небо", я уже не говорю о сериале "Интерны".

- Партия вообще-то создана. Меня часто упрекают, кто-то однажды спросил: "Что ты в одном, то в другом деле себя пробуешь". Ответил так: я не пробую, я осваиваю. Та же политика не может быть освоена в течение года, потому что я к этому отношусь не как к возможности карьерного роста. Я уже взрослый человек, много повидавший, и в принципе мне грех жаловаться. Если что-то можно делать – надо делать. Мне интересна музыка, я что-то делаю, помогаю ребятам. Мне интересно сниматься. Но это противоречит занятиям, к которым я более привлечен – священнодействию (с 2010 года иерей Иван Охлобыстин временно отстранен от служения по собственной инициативе. – Ред.). Придет момент, когда я перестану сниматься, но добить это, скажем так, надо. Вот "Интерны", да и "Метод Фрейда" также очень неплохо пошел. Мне нельзя уйти от них раньше времени, иначе я лишу работы коллектив как минимум из 50 человек. Я чувствую определенного рода обязательства перед теми людьми, кто это начинал. Потому что они позволили мне понять телеиндустрию и довольно эффектно в ней самосовершенствоваться как актеру.

С моим приятелем Сашей Ильиным (Лобанов в "Интернах". – Ред.) мы все время сомневаемся, плоха ли эта индустрия или хороша. Я говорю, Сань, ну у какого актера будет еще такая возможность в течение двух лет входить в кадр и за шесть-семь дублей совершенствовать свои реакции. Мы уже превратили это в своеобразный театр Кабуки и при этом не опозорились, что важно.

- Что такое для вас патриотизм? Как вы относитесь к тому, что наше общественное бытие, государственная жизнь последние годы дрейфуют в патриотическом направлении?

- Государство стало говорить о патриотизме, потому что ему нужно было найти какую-то альтернативу нонконформистам, критикующим власть имущих. Государство не очень заинтересовано в патриотизме, как в какой-то внутренней парадигме. Патриотизм не рождается из финансовых потоков, от продажи нефти. Патриотизм рождается из осознания, что ты принадлежишь к тому или иному культурному пласту, тому или иному народу, той или иной стране. Вот русских как нацию я всегда определял академически. Это не национальность как таковая, это группа, длящаяся в истории. Разделять ее с другими народами бессмысленно, но это все-таки русский народ.

- Я тоже русский. А вот евразиец – это более широкое понятие?

- Русский - по определению евразиец, потому что доктринально русский - это не набор ДНК, а набор идей. Русский – идеологическое, а не биологическое определение. Русский - это способность принять на себя ответственность за судьбы мира. Евразия же – первая ступень к судьбам мира. Не имея возможность контролировать Евразию, мы не можем как народ исполнять функции хранителя Третьего Рима, а ведь наличие Третьего Рима означает сохранение мирового баланса. Мы - между Европой и Азией, мы никогда не давали им всерьез рассориться. Это обычные природные процессы: как только появляется какой-то деспот, претендующий на мировое господство, то в силу того, что это не свойственно природе, против него антидотом выступает русский народ. Русский народ может включать в себя все сопутствующие группы, длящиеся в истории. Вспомните Фолькера Шлёндера, фильм "Жестяной барабан". Там говорится от автора: "И тогда в наш город пришли русские". А в кадре вылезает толстый казах с автоматом ППШ. То есть мы для Европы, для остального западного мира воспринимаемся по Блоку: "Да скифы мы, да азиаты мы". Другое дело, что на этом нельзя никоим образом спекулировать. Так же как нельзя с ядерной энергией играться. То, что творится с русскостью, с евразийством пока не более чем спекуляция и желание использовать в своих целях как национальность, так и патриотизм. Патриотизм опять же это еще и осознание, что ты в своей ячейке. Ты идешь на какие-то жертвы ради блага большого количества родных тебе людей. И так по расширяющейся – семья, нация, государство, вплоть до глубокого космоса.

- Выступая на нынешней презентации, вы назвали себя строгим отцом.

- Да, у нас так пошло.

- А в чем строгость?

- Я придерживаюсь довольно пуританских взглядов на воспитание.

- Телевизор дети смотрят?

- Смотрят, у меня все это без дикостей. Я никоим образом не пытаюсь никого подавить. Пресекаю ненужное, и это называется пролог. В самом начале представляю свою логику, почему то или иное поведение неэффективно. Дети - очень разумные существа. Они сами себе выбрали меня такого, я им такой лучше. Пусть я строгий, но я буду кататься с ними на великах, не буду пить. Ведь ты не можешь быть строгим на пустом месте. Это наши взаимоотношения с детьми. При этом они сохраняют право на частную жизнь, частное мнение. Но их мнение все больше и больше склоняется к мнению моему, потому что они воспитываются, видя нашу семью. Старец Иоанн Крестьянкин говорил: все в педагогике очень просто, хочешь, чтобы твои дети не блудили - не блуди сам, хочешь чтобы не пили - не пей сам. Все действительно просто.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Культурная среда»:

28.05.2020
Православные христиане 28 мая отмечают Вознесение Господне
27.05.2020
В Ухане пес более трех месяцев прождал хозяина, умершего от коронавируса
27.05.2020
Петербургские медики произвели традиционный залп из пушки Петропавловской крепости в честь Дня города
27.05.2020
На Коста-Рике узаконили однополые браки
26.05.2020
Зеленский подарил Лукашенко вышиванку
26.05.2020
Джоан Роулинг опубликует сказочную повесть, написанную больше 10 лет назад
26.05.2020
Киностудия "Ленфильм" стоит перед угрозой дефолта
26.05.2020
Российская детская библиотека не откажется от учреждения премии имени Успенского
26.05.2020
В Москве назвали самые популярные имена для детей во время пандемии
25.05.2020
Власти Испании отменят карантин для иностранцев с 1 июля
25.05.2020
ЦБ выпустил монету номиналом в 3 рубля по случаю столетия автономии Чувашии
25.05.2020
В Китае составили список самых загадочных мест России
21.05.2020
Татьяну Навку выписали из больницы после перенесенной коронавирусной инфекции
21.05.2020
Лавров поздравил Шойгу с юбилеем, вспомнив о посиделках у костра
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.