Россия и Иран на пути к стратегическому партнерству / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Россия и Иран на пути к стратегическому партнерству

Сотрудничество в Сирии в борьбе с международным терроризмом стало главным стимулом дальнейшего развития российско-иранских отношений

05.04.2017 14:38 Александр Левченко

Россия и Иран на пути к стратегическому партнерству

Официальный визит президента Ирана в Москву 27-28 марта стал уникальным за более, чем 500 лет наших дипотношений. Никогда еще позиции Ирана и России не были столь близки по самым острым международным вопросам, как сегодня.

В этом смысле роль прошедшего двухдневного визита иранской делегации в Москву трудно переоценить. Именно в ходе этой поездки представительной делегации Ирана во главе с его президентом путь к стратегическому партнерству двух стран был нанесен на настоящую «дорожную карту», изложенную в программном заявлении по итогам переговоров президентов России и Ирана – Владимира Путина и Хасана Роухани. В ней нашли отражение практически все направления двустороннего, регионального и международного сотрудничества, торгово-экономического партнерства, научного и гуманитарного обмена. Было подписано 16 соглашений.

Двухдневные переговоры были очень насыщенными. Хасан Роуани встретился с премьер-министром Дмитрием Медведевым, провел интенсивные переговоры с президентом Владимиром Путиным. Это была девятая личная встреча двух президентов, но первый официальный государственный визит президента Роухани в Москву.

У России и Ирана общая угроза – международный терроризм

Безусловно, урегулирование в Сирии стало одной из центральных тем дискуссий. В совместном заявлении по итогам переговоров президенты Владимир Путин и Хасан Роухани подтвердили, что Москва и Тегеран выступают за урегулирование конфликта в Сирии политическими и дипломатическими средствами, выразив при этом твердую поддержку усилиям Дамаска по борьбе с террористами. "Россия и Иран, уважая независимость, единство, суверенитет и территориальную целостность Сирийской Арабской Республики, а также исходя из принципиальной позиции о безальтернативности решения сирийской проблемы мирными средствами, выступили за политико-дипломатическое урегулирование конфликта в Сирии на основе принципов, изложенных в Резолюции 2254 Совета Безопасности ООН", - говорится в документе. Одновременно Путин и Роухани выразили "твердую поддержку" усилиям, "предпринимаемым в течение шести лет сирийскими властями, армией и народным ополчением, направленным на в борьбу с терроризмом в лице "Исламского государства" (группировка запрещена на территории РФ), "Джебхат ан-Нусры" и других аффилированных с ними группировок".

Оба лидера особо отметили успехи дипломатических усилий России, Ирана и Турции в трехстороннем формате, которые привели к началу межсирийского диалога в казахстанской Астане и «обеспечили возможность установления эффективного и устойчивого режима прекращения огня в Сирии".

"Участие России и Ирана наряду с Турцией в качестве стран-гарантов на переговорах в Астане между представителями вооруженной оппозиции и сирийского правительства является важным вкладом в дальнейшее продвижение мирного политического урегулирования в Сирии, содействует межсирийским переговорам и соответствующему процессу под эгидой ООН в Женеве", - заявил Владимир Путин по итогам переговоров с Хасаном Роухани.

Причем и Российская Федерация и Исламская Республика открыты более широкому сотрудничеству в борьбе с террористической угрозой. Стороны высказались в пользу создания широкой международной коалиции для борьбы с терроризмом, «которая действовала бы на основе международного права, прежде всего, Устава ООН, уважая суверенитет государств, непосредственно пострадавших от террористических атак, без двойных стандартов", - говорится в итоговом заявлении.

Кстати, до сих пор, ведь, нет общего, признанного в международных правовых документах определения терроризма. В этом смысле формулировки двустороннего московского коммюнике можно брать на вооружение: "…использование террористических и экстремистских группировок в качестве инструментов реализации политических и геополитических целей недопустимы». И далее: «…терроризм не имеет отношения ни к одной культуре, религии или национальности и любые попытки связать его с этими понятиями должны пресекаться".

Третьи страны могут не беспокоиться

Еще один качественно важный момент в наших отношениях с Ираном – мы «дружим не против кого-то» и не стремимся к созданию военно-политических блоков, направленных против третьих стран, хотя такой исторический опыт имеет и та, и другая страна. Здесь можно вспомнить созданные фактически для противостояния с СССР Багдадский пакт (1955-1959 гг.) и военный блок СЕНТО (1959-1979 гг.), в которые входил Тегеран.

В итоговом коммюнике президенты России и Ирана высказались в пользу мироустройства, основанного на международном праве, прежде всего, на Уставе ООН. "Взаимодействие России и Ирана ориентировано на укрепление центральной координирующей роли ООН в обеспечении мира, безопасности и устойчивого развития, на дальнейшее повышение эффективности ее деятельности", - говорится в заявлении.

Путь в ШОС для Ирана открыт

Следует отметить, что в ходе двустороннего диалога "российская сторона особо подтвердила неизменную поддержку заявке Исламской Республики Иран на получение статуса государства - члена Шанхайской организации сотрудничества и выступила за скорейшее рассмотрение этой заявки в установленном порядке". Это подчеркивается в совместном заявлении двух лидеров по итогам переговоров в Москве. Дело в том, что Иран с 2005 года является страной-наблюдателем в организации, созданной в Шанхае в июне 2001 года шестью странами - РФ, Китаем, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном. Россия всегда поддерживала стремление Ирана стать полноправным членом ШОС, но этому мешали международные санкции в отношении иранской ядерной программы, введенные на основе резолюций Совета Безопасности ООН. Международные санкции были сняты в начале 2016 года с началом реализации ядерной сделки – Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), принятого Ираном и «шестеркой» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия),

Президенты двух стран подчеркнули, что участие Ирана в ШОС и других многосторонних форматах способствует укреплению российско-иранского взаимодействия в целях упрочения мира и стабильности в Центральной Азии и в Закавказье.

Зона свободной торговли ЕврАзЭС-Иран

Одним из других важных результатов визита стало то, что Президенты Путин и Роухани в совместном итоговом коммюнике «приветствовали скорейшее завершение работы по подготовке к подписанию временного соглашения между государствами - членами ЕврАзЭС и Исламской Республикой Иран, ведущего к образованию зоны свободной торговли".

Старт началу переговоров о формировании режима торговых преференций с Ираном и рядом других государств был дан ещё в Санкт-Петербурге в декабре 2016 года на саммите Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС) с участием президентов России, Казахстана, Киргизии и Армении (президент Белоруссии, также входящей в объединение, тогда не принял участия в саммите).

Понятно, что путь к созданию зоны свободной торговли (ЗСТ), которая подразумевает беспошлинное перемещение товаров и услуг через границы входящих в нее государств, не близкий. Об этом говорит и опыт формирования Общего рынка в Европе, ставшего основой экономической интеграции Европейского союза, и опыт Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА). Да и участники самого Евразийского экономического союза пока весьма далеки от консенсуса..

Здесь экспертам евразийского объединения и Ирана предстоит серьезная работа по проработке номенклатуры товаров, которые могут быть включены в преференциальный список. Тут пока больше вопросов, чем ответов. Так, например, полная отмена импортных пошлин на ввозимую сельскохозяйственную продукцию способна нанести урон производителям внутри страны-импортера, которые могут не выдержать конкуренции с поставщиками более дешевой продукции. А защита отечественных фермеров плотно связана с проблемой продовольственной безопасности любой из стран.

В то же время, интеграция Ирана в ЕврАзЭС выглядит вполне логичной и имеет все шансы стать эффективной мерой по стимулированию торгово-экономических обменов между государствами-участниками. Не стоит забывать и о важном политическом аспекте, на первый взгляд, чисто торгового сближения.

"Мы обсудили формирование зоны свободной торговли между Ираном и странами - членами ЕврАзЭС. Это также может способствовать расширению торговли государств, входящих в ЕврАзЭС, и Ирана и создать новые условия в региональной торговле", - так оценил перспективу торгово-экономической интеграции президент Ислаской Республики Хасан Роухани по итогам переговоров с российским президентом.

Надо отметеить,что стремление Ирана сблизиться с ЕврАзЭС вполне объяснимо. Ведь Исламская Республика с началом действия ЗСТ получает беспошлинный выход на рынок с более, чем 180 миллионов потребителей в странах с совокупным ВВП в 1.66 трлн долларов (по данным Всемирного банка за 2016 г.), объем промышленного производства примерно в 900 млрд долларов в год и объемом взаимной торговли более 45 млрд долларов (2015).

Но и государства ЕврАзЭС взамен получат преференции на перспективном иранском рынке с числом потребителей под 80 миллионов, растущими доходами населения и совокупным ВВП в 425,326 млрд долларов (по данным Всемирного банка за 2014 г.)

Кроме того, концепция ЕврАзЭс прекрасно коррелируется со стратегической целью Ирана стать крупнейшим региональным транзитным узлом в транспортном коридоре «Север-Юг», что позволит Тегерану решить одну из важнейших экономических задач, поставленных нынешним руководством – снижение зависимости страны от нефтяных доходов (доля поступлений от экспорта нефти в доходной части иранского бюджета постоянно снижается в течение последних четырех лет и в закончившемся в марте году составила 25%) за счет роста других отраслей, в том числе за счет расширения транзита и развития транспортной инфраструктуры в направлении из Европы и Центральной Азии к перевалочным портам в Персидском заливе и обратном направлении.

Уже по возвращении в Тегеран, подводя итоги своего визита в Москву иранский президент подчеркнул: «Не менее важным для нас является сотрудничество в области транзита товаров. Наши страны предпринимают усилия по запуску транспортного коридора "Юг - Север", который связывает Персидский и Оманский заливы с Восточной и Северной Европой. Транзитный маршрут Бендер-Аббас - Москва имеет для нас большое значение".

Статус Каспия должен гарантировать мир и безопасность региону

Важный для обеих стран вопрос по Каспию также нашел свое отражение в принятом совместном коммюнике. Пяти прибрежным государствам пока не удается прийти к согласию по вопросу о статусе этого моря. А от его формулировок зависят такие важные вопросы, как обеспечение безопасности и гарантии мира на Каспийском море. По итогам переговоров в Москве российский и иранский лидеры выступили за дальнейшее расширение всестороннего сотрудничества на Каспийском море, в том числе в сфере создания гарантий для мира, стабильности и безопасности в регионе, безопасности мореплавания, транзита и  перевозок, устойчивого развития, защиты окружающей среды, охраны и управления водными биоресурсами, противодействия загрязнению нефтью, а также в сфере торговли, туризма и морских научных исследований. 

Двустороннее торгово-экономическое сотрудничество

Большой блок в теме переговоров – это вопросы двустороннего торгово-экономического сотрудничества в области энергетики, в том числе атомной, нефти, газа, железнодорожного строительства, авиастроения и торговли сельскохозяйственными товарами.

По данным Федеральной таможенной службы РФ, объем российско-иранского товарооборота в 2016 году увеличился более чем на 70% и составил более 2,18 млрд долларов. При этом российский экспорт вырос на 85% - до 1,88 млрд долларов, импорт - на 13% до более 300 млн долларов.

Столь существенный рост товарооборота выглядит весьма оптимистично. Однако потенциал нашей взаимной торговли, по оценкам экспертов, раз в пять превышает нынешний уровень. Кроме того, все познается в сравнении: так ежегодный торговый оборот Ирана с Китаем превышает 50 млрд долларов, а с Турцией, с которой у Ирана, мягко говоря, не самые блестящие отношения, взаимная торговля в 2015 году исчислялась суммой в 9,76 млрд долларов.

Конечно, в медленном наращивании взаимной торговли есть и серьезные объективные факторы. Скажем, продукты питания в Иране весьма высококачественные. Но при их импорте из Ирана бизнесмены столкнулись со структурной проблемой. Дело в том, что в Исламской Республике практически отсутствуют сетевые продуктовые магазины. В Тегеране, например, существует лишь несколько крупных супермаркетов. Там больше развита торговля через небольшие семейные магазины, расположенные в шаговой доступности. Отсюда и своеобразная логистика, рассчитанная на мелкие оптовые поставки – нет необходимости в крупных холодильниках-хранилищах, перевалочных базах, в большегрузной автотехнике. В импорте иранских продуктов заинтересованы наши крупные сети, которые не могут существовать буз крупных хранилищ, баз и парка трейлеров . Поэтому, чтобы наладить регулярные объемные поставки, необходимо сначала с нуля построить в Иране всю соответствующую логистическую цепочку. А это небыстро и затратно.

Есть и еще одно важное направление которое обсуждали Президенты РФ и Ирана Владимир Путин и Хасан Роухани. Они подчеркнули важность выполнения всеми сторонами своих обязательств в рамках Соглашения по иранской ядерной программе - Совместного всеобъемлющего плана действий между Ираном и шестью странами-международными посредниками. Россия, в частности обязалась модифицировать два каскада газовых центрифуг на иранском предприятии в Фордо для производства стабильных изотопов и сейчас готовит проектную документацию. Отметим, что построенный Россией первый блок АЭС "Бушер" стабильно функционирует и вырабатывает электроэнергию для иранской экономики. Ведется согласование документов для сооружения второго и третьего энергоблоков этой атомной электростанции на юге ИРИ.

В тоже время приходится констатировать, что пока российские нефтегазовые компании все еще не вернулись на иранский рынок после отмены санкций, хотя крупнейшие из них давно имеют в Тегеране свои представительства. Здесь в значительной степени тормозом уже является несовершенство иранского нефтяного законодательства.

"Российским компаниям предложен ряд месторождений нефти и газ", - отметил президент ИРИ Хасан Роухани перед своим отлетом в Москву, подчеркнув, что существует внушительный потенциал для российских инвестиций в энергетический сектор Ирана. Ранее Иран сообщил, что выставляет на торги для иностранных партнеров 52 нефтяных и газовых месторождения, а также 18 разведочных блоков. В списке 29 зарубежных компаний, допущенных к тендеру, российские "Газпром" и "Лукойл".

По данным той же компании «Лукойл» уже в октябре - ноябре 2017 года стороны могут подписать контракты по двум иранским месторождениям - Эль-Мансури и Аб-Теймур. Извлекаемые запасы каждого из них оцениваются в более чем 1 млн тонн нефти.

Наметился прогресс и в начале работ по контрактам на строительство ТЭС в провинции Хормозган и электрификации железнодорожного участка Гармсар - Инче Бурун общей протяженностью 495 км. В ходе них также будут электрифицированы 32 станции и 95 тоннелей, построены семь тяговых подстанций и 11 постов секционирования, шесть дежурных пунктов контактной сети и здание дистанции электроснабжения. По предварительным оценкам, реализация проекта займет около трех лет. Кстати экспортный кредит на общую сумму в 2,2 млрд евро по этим двум контрактам уже проходит стадию оформления в недрах российских госструктур.

Коллективным туристам предложен безвизовый режим

Сделан первый шаг и в деле отмены виз для туристов двух стран. По итогам переговоров стороны подписали межправительственное соглашение о безвизовых групповых туристических поездках граждан Российской Федерации и граждан Исламской Республики Иран. Иными словами, туристам из России, выезжающим группой в Иран, визы более не требуются. Соглашение должно порадовать и иранских туристов. Ведь их поток в Россию растет бурными темпами. Только за 2016 год он увеличился более чем на 70%.

Фактор президентских выборов

Оценивая результаты визита Президента ИРИ в РФ, следует обязательно принимать во внимание, что 19 мая в Иране пройдут очередные президентские выборы. Как ожидается, глава исполнительной власти Хасан Роухани выдвинет свою кандидатуру на второй срок.

В целом же отношение простых иранцев к России весьма теплое. Так что, визит главы кабмина в Москву создают благоприятный фон для предвыборной кампании президента, чьи взгляды принято считать в Иране умеренными.

С присущим ему изяществом в риторике Хасан Роухани дал понять, что фактически является преемником курса на сотрудничество с Россией, который проводил аятолла Али Акбар Хашеми-Рафсанджани (1934-2017) - легенда исламской революции, бывший президент ИРИ и один из самых популярных политиков в прошлом. Перед вылетом в Москву Роухани заявил по иранскому телевидению: "До исламской революции (1979 года) Иран находился в зависимости от США, что вызывало беспокойство в Советском Союзе. После победы революции наступил новый этап в наших отношениях. В 1989 году в Москве с визитом побывал аятолла Али Акбар Хашеми-Рафсанджани (в качестве президента - прим. автора)".

"В ходе той поездки были достигнуты важные договоренности, что стало началом третьего этапа в двусторонних отношениях. В последние годы наши отношения вступили в четвертый этап своего развития, для которого характерна близость позиций сторон по ряду ключевых международных вопросов. Примером сотрудничества двух стран стало достижение и реализация соглашения по иранской ядерной программе. Решению этой проблемы Россия оказала значительное содействие", - подчеркнул нынешний президент ИРИ, чье имя общество твердо связывает с главной внешнеполитической победой государства – заключение ядерной сделки, приведшей к отмене санкций.

Однако, в консервативном крыле иранского политического истеблишмента нередко раздаются голоса против активного развития отношений с Москвой, особенно в военной области. Мы помним, сколь неожиданными для нас стали высказывания министра обороны ИРИ Хосейна Дехгана по поводу использования российскими бомбардировщиками базы в Хамадане на юге Ирана для дозаправки и дальнейшей отправки в Сирию для нанесения авиаударов по террористам.

К слову сказать, от глаз наблюдателей не ушел и тот факт, что в представительной делегации, возглавляемой Роухани, в которую вошли практически все ведущие министры, Хосейн Дехган отсутствовал.

Тем не менее, министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф, сопровождавщий Роухани в Москве, поспешил успокоить негативно настроенных консерваторов: «У России нет военной базы (на территории Ирана – прим. автора), но у нас хорошее сотрудничество и мы примем решение в каждом конкретном случае, если потребуется использование иранских объектов для того, чтобы русские сражались с террористами».

В любом случае, сотрудничество в Сирии в борьбе с международным терроризмом стало главным стимулом дальнейшего развития российско-иранских отношений. А прошедший визит показал, на что та и другая сторона могут рассчитывать в двустороннем, региональном и международном взаимодействии в ближайшей перспективе. Как подвел итог переговоров президент Российской Федерации Владимир Путин - они были "обстоятельными и результативными".

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Политика»:

23.06.2017
Россия – Бразилия: прорыва нет, но успех очевиден
22.06.2017
Трамп задал Обаме неудобный вопрос о «русских хакерах»
21.06.2017
Северная Корея готова ввести мораторий на ракетно-ядерные испытания при определенных условиях.
21.06.2017
Москва отменила российско-американские консультации
21.06.2017
Алмазбек Атамбаев: итоги визита в Москву
20.06.2017
Эксперт: Бразилия заинтересована в долгосрочных отношениях с Россией
20.06.2017
Кто наступает на пятки десантникам?
19.06.2017
"Русатом – Международная Сеть" наладит сотрудничество по неядерным направлениям со странами Центральной Азии
19.06.2017
Президент Киргизии посетит Москву, Казань и Уфу
19.06.2017
Макрон вновь победил: что дальше?
19.06.2017
Трамп "закрыл" Кубу
17.06.2017
Умер Гельмут Коль
15.06.2017
Путин: решение о совместной хозяйственной деятельности с Японией на южных Курилах не принято
14.06.2017
За что "убили" президента Трампа
Загрузка...