И все же: Тартус – это база или пункт обеспечения? / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
И все же: Тартус – это база или пункт обеспечения?

Исторические и юридические аспекты

24.04.2017 12:13 Юрий Веселов

И все же: Тартус – это база или пункт обеспечения?

Чрезмерная поспешность заявлений некоторых российских деятелей по вопросам военной политики государства и действий военных зачастую вредят стратегии России. Информация, растиражированная в российских СМИ об использовании военных аэродромов в Иране нашими стратегическими бомбардировщиками для нанесения ударов по объектам исламских террористов в Сирии, крайне негативно отразилась на российско-иранских отношениях. Руководство Ирана сразу же после поднятого шума в печати пошло на попятную и запретило РФ использовать свои военные объекты в интересах российских ВКС.

Примерно также обстоят дела и с ПМТО в Тартусе: средства массовой информации раструбили на весь мир заявление замминистра Николая Панкова о том, что проходит «межведомственное согласование проекта российско-сирийского соглашения о создании в средиземноморском порту Тартус на постоянной основе базы ВМФ России». Вслед за этим некоторые наши «борзописцы» и около политические и военные аналитики  на телевизионных ток-шоу, не дожидаясь окончательных результатов переговоров, подхватили «знамя сенсации» и в какой-то безумной эйфории обсуждали «победные шаги» России в Сирии. Однако забыли поговорку небезызвестного Сухова: «Восток – дело тонкое»...

И получилось, как всегда. Соглашение было подписано, в соответствии с которым Россия получила право на проведение работ по коренной модернизации и расширении уже существующего ПМТО ВМФ. В документе определен новый регламент использования объекта. В частности, в Тартусе одновременно могут находиться не более 11 боевых единиц, включая военные корабли с ядерной энергетической установкой. Дамаск будет жестко контролировать в своих водах заход и уход кораблей ВМФ России, а российское командование обязано не позднее, чем за 12 и 6 часов уведомлять сирийцев о заходе и выходе своих кораблей соответственно. В случае «оперативной необходимости» уведомление о выходе сокращается до 3 часов, а в экстренной ситуации – за час до выхода. В отличие от соглашения от 2 июня 1983 года подписанное соглашение не бессрочное, а «действует в течение 49 лет и автоматически продлевается на последующие 25-летние периоды, если ни одна из сторон не менее чем за один год до истечения очередного периода не уведомит в письменной форме по дипломатическим каналам другую сторону о своем намерении прекратить его действие», - говорится в документе.

Необходимо четко разделять понятия «военная база» и «пункт обеспечения» на иностранной территории. Сами по себе эти объекты отличаются по цели, выполняемым задачам, развитости и предназначению инфраструктуры, емкости возможного единовременного базирования военной техники, количеству обслуживающего персонала и другим параметрам. К примеру, одним из непреложных элементов военно-морской базы должен быть аэродром, который входит в состав базы и обеспечивает ее нужды. В Тартусе его нет. Можно предположить, что будущая военно-морская база ВМФ России будет двухуровнего состава: в нескольких десятках километров от Тартуса на аэродроме в населенном пункте Хмеймим дислоцируется группа боевых самолетов российских Военно-космических сил. Соглашение о размещении здесь авиационной группы было подписано 15 августа 2016 года  - за месяц до ее развертывания, когда правительство Сирии было на грани падения. До недавних пор документ носил бессрочный характер, но в январе 2017 года сирийская сторона настояла на подписании дополнительного протокола к Соглашению, который ограничивает сроки пребывания российской авиационной группировки. То есть, в случае нежелания Дамаска продлить пребывание на Хмеймиме российской боевой авиации, через год Военно-космических сил здесь не будет.

Тем не менее, соглашение о новом статусе ПМТО – важный и необходимый юридический документ, позволяющий России создавать в порту Тартус причалы, строить долговременные укрытия, ремонтные сооружения, склады и другие военные объекты. Как ожидается, комплексные масштабные работы по переустройству российского военно-морского объекта на побережьеСирии начнутся уже весной текущего года. И пусть военный объект в Тартусе не будет официально носить название «база». Главное – Россия на 49 лет на основе сирийского закона может использовать порт в интересах своего ВМФ.

Хотелось бы надолго и всерьез…

Внимательно отслеживая историю военного присутствия бывшего СССР на зарубежных территориях, следует подчеркнуть: советские войска размещались за пределами Родины всегда по просьбам правительств государств, остро нуждавшихся в те времена в защите национального суверенитета, и Москва всегда откликалась на призывы о помощи, несмотря на колоссальные затраты и в ущерб своим экономическим интересам. Только на Ближнем Востоке мы несколько раз спасали Египет, начиная с 1957 года, когда направили в Восточное Средиземноморье около ста боевых кораблей и вспомогательных судов во время кризиса в Суэцком канале.

Через десять лет была «семидневная война» коалиции арабских стран с Израилем, в результате которой Сирия потеряла Голанские высоты, а Египет на долгие годы утратил контроль над Синайским полуостровом. Советский Союз получил право размещать свои боевые корабли на египетской военно-морской базе в Мерса-Матрух и сирийском порту Тартус. Из Египта нас «попросили» после смены власти в этой стране. В годы «перестройки» мы бездарно потеряли возможность морского присутствия в Индийском океане: право базирования на ВМБ Аден, передовом пункте базирования Масира (остров Сокотра) и пункта радиолокационного контроля на острове Дахлак (НДРЙ). В последующие годы «демократического лихолетья» по сомнительным политическим уступкам свернули свое присутствие на Кубе (база Лурдес) и во Вьетнаме (ВМБ Камрань). В наступившем столетии Россия оставалась лишь только в Сирии.

Отдельные политические и общественные деятели в России пытаются навязать народу мнение о том, что нашей стране вовсе не нужны военные объекты за рубежом. При этом, в первую очередь, Главнокомандующий ВС РФ – он же президент России – обвиняется в имперских устремлениях и проведении политики, направленной на гонку вооружений, необоснованной растрате бюджетных средств и прочих грехах. К счастью, большинство населения страны так не думает.

События на Ближнем Востоке отчетливо свидетельствуют о настоятельной потребности России и ее Вооруженных сил в обладании несколькими крупными зарубежными военными объектами для обеспечения национальной безопасности. В настоящее время аэродром Хмеймим и военный порт Тартус в Сирии используются в интересах уничтожения террористического интернационала на ближних подступах российского государства. Но не за горами может возникнуть военное противостояние другого уровня и масштабов, и России нужно готовить базу для распределения сил и средств в интересах не только собственной защиты, но и восстановления стратегического баланса для предотвращения новых военных кризисов.

Что касается Тартуса и Хмеймим, то долгосрочное присутствие России здесь жизненно необходимо. Москве нужно усилить контроль над Черноморскими проливами: союз с Анкарой носит конъюнктурный, временный характер. Турция была и останется членом НАТО, несмотря на все разногласия с Западной Европой. Новый турецкий президент не хочет смириться с возможностью пребывания у власти Башара Асада – гаранта сохранения военного присутствия России в Сирийской Арабской Республике. Можно не сомневаться в том, что в ближайшей перспективе присутствие России в Сирии станет для Турции «костью в горле», исходя из контуров той политики, которую намерена вести Анкара на Ближнем и Среднем Востоке в дальнейшем.   

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Сирийский узел»:

23.11.2017
WP: США намереваются сохранить военное присутствие в Сирии после разгрома ИГ
22.11.2017
В ООН надеются, что встречи в Сочи будут способствовать успеху переговоров в Женеве
22.11.2017
Сирия приветствует совместное заявление президентов России, Ирана и Турции
22.11.2017
Глава МИД Ирана считает встречу по Сирии в Сочи исторической
22.11.2017
Лидеры РФ, Ирана и Турции призвали мировое сообщество оказать помощь народу Сирии
22.11.2017
На саммите в Сочи принято заявление о сотрудничестве России, Турции и Ирана в сирийском урегулировании
22.11.2017
Проект коммюнике "Эр-Рияда-2" включает пункт об уходе Асада с поста президента Сирии
22.11.2017
Эрдоган подчеркнул, что важно продолжать усилия в сирийском урегулировании
22.11.2017
Часть сирийской оппозиции будет настаивать на уходе Асада
22.11.2017
Президенты Ирана и Турции считают, что для урегулирования в Сирии открывается новая перспектива
22.11.2017
Путин заявил, что РФ, Турции и ИРИ необходимо сосредоточить усилия на долгосрочной нормализации в САР
22.11.2017
Путин заявил, что масштабные боевые действия против террористов в Сирии завершаются
22.11.2017
СМИ: в Эр-Рияде открылась "объединительная конференция" оппозиции Сирии
21.11.2017
Путин обсудил с Трампом актуальную сирийскую проблематику
Загрузка...