Индонезия – радикальный ислам наступает / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Индонезия – радикальный ислам наступает

ИГ угрожает и Юго-Восточной Азии

17.05.2017 13:05 Сергей Саенко, международный обозреватель

Индонезия – радикальный ислам наступает

В мае в Индонезии опубликованы окончательные результаты выборов губернатора Джакарты, второй тур которых состоялся 19 апреля. Во многом неожиданную победу на выборах со значительным перевесом (58% голосов против 42%) одержал Аньес Басведан, опередивший Басуки Тахая Пурнаму, известного более под его китайским именем — Ахок. Основная интрига этих выборов состояла в том, что против "исламского кандидата", как сам себя называл Басведан, выступал действующий на тот момент губернатор Джакарты Пурнама.

Казалось бы, что здесь необычного? Но парадокс ситуации заключается в том, что Пурнама — протестант по религиозным убеждениям и этнический китаец по национальности. Христианин и в довершение к этому еще и китаец, а к китайцам отношение в Индонезии очень сложное, он возглавляет 10-миллионный мегаполис, столицу страны, более 88% почти 260-миллионного населения которой исповедует ислам. Кстати, самой большой мусульманской страны на планете. А в самой Джакарте — 85% избирателей также исповедуют ислам.

И вдруг здесь столичный губернатор, по значимости и влиянию фактически второе лицо в государстве, является христианином, да к тому же еще с весьма скандальной и "подмоченной" репутацией. В декабре 2016 года за оскорбление Корана в отношении Пурнамы возбуждено уголовное дело. Следствие продолжается и сейчас. Так что даже если бы он и выиграл выборы, то вместо губернаторского кресла мог угодить... за решетку, поскольку в Индонезии с исламом шутить не принято и весьма рискованно. За решетку здесь можно угодить, кстати, даже за атеизм.

На посту губернатора Джакарты Пурнама в ноябре 2014 года автоматически сменил избранного президентом Йоко Видодо, у которого он был до этого два года вице-губернатором. Пурнама был именно назначен на эту должность, а не избран, что также всегда будоражило мусульманское население столицы.

Феномен Пурнамы в какой-то мере можно объяснить политкорректностью и веротерпимостью индонезийцев (в чем автор этих строк убедился на собственном опыте, работая в начале 1990-х годов заведующим бюро Гостелерадио в Джакарте), но богохульство, судя по всему, жители столичного мегаполиса прощать ему не собирались.

В этой связи немало местных политологов опасались, что победа Пурнамы на выборах могла привести не только к кровавым беспорядкам в Джакарте, но и даже к гражданской войне в масштабах всей страны. А шансы победить у Пурнамы были — ведь в первом туре выборов 15 февраля победу одержал, пусть и с небольшим перевесом, именно он. Но выборы выиграл бывший министр образования страны Аньес Басведана. Возможно, тем самым он спас Индонезию от гражданской войны.

Следует подчеркнуть, что губернаторские выборы в столице Индонезии вновь поставили ребром вопрос об отношениях между мусульманами, с одной стороны, и христианами и китайцами, с другой. При этом китайцы и христиане никак друг с другом не связаны и не состоят в каких-либо союзных отношениях. Просто и те, и другие, мягко говоря, неприятны исламским радикалам.

Отношения между исламом, господствующей религией Индонезии, и государством с момента получения независимости от Голландии в 1945 году, находятся в постоянном движении. Сейчас они вновь вышли на первый план. Выборы градоначальника Джакарты, по мнению многих политологов, стали как раз "лакмусовой" бумажкой ислама. А судебный процесс над Пурнамой подбросил дров в давно тлеющий огонек межрелигиозных и межэтнических отношений.

И хотя подавляющее большинство индонезийцев исповедуют умеренные формы ислама, в стране есть еще четыре официально признанные религии: это буддизм, индуизм, протестантизм и католицизм. Межрелигиозные отношения в Индонезии, считает The Financial Times, значительно лучше, чем в других азиатских странах с большим преобладанием мусульман, типа Бангладеш, Пакистана или Малайзии. Но это никоим образом не означает, что в Индонезии в этом плане все спокойно.

Здесь следует подчеркнуть, что создание ИГ (организация запрещена в России — прим. ред.) представляет непосредственную угрозу для безопасности стран АСЕАН, поскольку побуждает к активизации действий местные экстремистские группировки исламистского толка, которые уже не первое десятилетие вынашивают планы по созданию салафитского халифата в Юго-Восточной Азии с включением в него территорий Индонезии, Малайзии, Сингапура, Брунея, Юга Филиппин и Юга Таиланда под названием Даулах Исламиях Нусантара. Борьба за него сопровождается ростом насилия и террора. Не исключается вероятность новых террористических актов в регионе, инспирируемых сторонниками ИГ, в поддержку которой только в Индонезии высказались 19 организаций.

Заметим, в Индонезии уже не одно десятилетие действуют террористические исламские группировки джихадистского толка, имеющие давние контакты с международными террористическими структурами, такими как "Аль-Каида", а сегодня готовые присягнуть на верность ИГ. Все эти экстремистские организации едины в своем отрицании демократической системы власти, на смену которой должно прийти шариатское государство.

Самая опасная экстремистская организация Индонезии сегодня — Муджахидин Индонеpия Тимур (МИТ). Не связанная непосредственно с международными террористическими движениями, но заявившая о поддержке ИГ, организация отметилась целым рядом жестоких терактов в стране.

Власти Индонезии весьма встревожены ростом радикализма ислама и особенно усилением влияния экстремистских организаций типа МИТ в стране. Для осуществления контртеррористической деятельности в Индонезии создано специальное подразделение полиции — Detachment 88, которое тесно взаимодействует с военными.

Их цель заключается в подавлении террористических ячеек, нанесении ударов по лагерям боевиков, их физическом уничтожении и проведении арестов лиц, подозреваемых в террористической деятельности. Подчеркнем, в Индонезии с экстремистами особо не церемонятся: только за последние десять лет были убиты 950 террористов и 90 арестовано, что значительно ослабило террористические группировки в стране, но не привело к их ликвидации.

Сейчас рассматриваются другие средства борьбы с исламским экстремизмом, особенно в свете влияния на него ИГ. В первую очередь это организационные — ужесточение визового режима и контроля над тюрьмами, откуда сегодня осужденные террористы могут свободно передавать видеообращения, а также над мечетями, где осуществляется религиозная обработка будущих боевиков.

Пропагандистские — использование СМИ для контрпропаганды учений радикальных джихадистов (около 80% интернет-пользователей страны активны в социальных сетях, которые являются основным каналом вербовки ИГ своих сторонников). Индонезия, заметим, входит в тройку ведущих стран мира по числу пользователей Facebook.

А также идеологические — проведение разъяснительной работы с населением о враждебности учения ИГ ценностям индонезийского общества.

Подчеркнем, что история Индонезии свидетельствует о том, что радикальный исламизм в этой стране имеет тенденцию к восстановлению и оживлению путем перегруппировки сил и создания новых экстремистских организаций. В этой связи неудивительно, что индонезийские власти уделяют борьбе с радикальным исламом столь большое внимание.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Антитеррор»:

17.02.2018
Премьер Турции: Анкара не ведет войну с Сирией, а проводит операцию против террористов
16.02.2018
Эксперт: контроль над Африном позволит Сирии начать политический диалог с Турцией
16.02.2018
Политолог: противоречия между США и Турцией нарастают
15.02.2018
Назарбаев отметил важность сотрудничества государств Центральной Азии в борьбе с экстремизмом
15.02.2018
ВВС Египта уничтожили 10 машин с оружием и боеприпасами на границе с Ливией
14.02.2018
Эксперт: следующая встреча в Астане определит разграничительные линии в районе Идлиба (ВИДЕО)
14.02.2018
Эксперт: США стремятся разрушить альянс Турции, России и Ирана
14.02.2018
Гутерриш: восстановление Ирака основывается на предотвращении радикализма
14.02.2018
Столтенберг: НАТО не участвует в дискуссии о судах над террористами ИГ
14.02.2018
Зампостпреда при ООН: Россия готова делиться опытом в сфере безопасности со всеми партнерами
13.02.2018
Госсекретарь США: окончательная победа над ИГ еще не достигнута
13.02.2018
Новая разработка МВД Британии выявляет 94% онлайн-пропаганды ИГ
13.02.2018
Более 40 талибов уничтожены в ходе столкновений с ВС Афганистана
13.02.2018
Dawn: Пакистан признал списки запрещенных организаций СБ ООН
Загрузка...