Кризис вокруг Катара: иранский фактор / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Кризис вокруг Катара: иранский фактор

Доха и Тегеран имеют общие интересы в области газодобычи

13.06.2017 14:53 Александр Левченко, международный обозреватель

Кризис вокруг Катара: иранский фактор

Ничто не способно так сблизить две соседние страны -  Иран и Катар - как общее газовое месторождение, да еще и самое крупное в мире.

В центральной части Персидского залива расположено крупнейшее в мире нефтегазовое месторождение Южный Парс, которое Иран и Катар делят между собой по границе территориальных вод. Суммарные запасы этого природного хранилища, занимающего площадь в 3700 кв. км, оцениваются в 28 трлн. куб. м газа, что составляет 8% мировых запасов этого энергоносителя. Кроме того, там залегает и нефть в объеме 45 млрд. баррелей (примерно 7 млрд тонн).

О роли месторождения для экономики Ирана говорят цифры: на иранскую часть Южного Парса приходится 50% суммарных запасов газа ИРИ. Разведанные запасы иранского сектора месторождения составляют 13 триллионов. кубометров газа, 18 млрд, баррелей газового конденсата и 2,7 млрд тонн нефти.

Начиная с 2014 года Иран начал существенно наращивать добычу на месторождении. Как сообщила компания-оператор Pars Oil and Gas Company (POGC), только в прошлом иранском году (20 марта 2016 – 21 марта 2017) она добыла на Южном Парсе почти 147 млрд, куб м, что почти на 17 млрд куб больше по сравнению с предыдущим годом (130 млрд, куб м).

Рост добычи газа на Южном Парсе POGC примерно совпал по времени с наращиванием дипломатических усилий Ирана по улучшению отношений с Катаром. В августе 2013 года начало работу новое правительство, сформированное избранным в том же году президентом ИРИ Хасаном Роухани. А уже в начале декабря министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф посетил Доху. В феврале 2014 г. тогдашний министр иностранных дел Катара Халед бен Мухаммад аль-Атыйа посетил Иран с ответным визитом.

В иранской столице главы внешнеполитических ведомств двух стран обсудили проблемы урегулировании в Сирии и имеющиеся между Тегераном и Дохой разногласия о путях решения сирийского кризиса. Уже тогда позиции были предельно ясны: Иран оказывает поддержку правительству Башара Асада, Катар - вооруженной сирийской оппозиции и ряду террористических группировок, которые уже к тому моменту развернули боевые действия, как в Сирии, так и в Ираке. Однако Исламская Республика и эмират не отказывались от продолжения диалога.

С того момента прошло более трех лет, в течение которых Катар и Саудовской Аравия (ни для кого это не секрет) продолжали спонсировать террористические группировки «Исламское государство» (ИГ) и различные филиалы «Аль-Каиды» (обе запрещены на территории РФ), действующие в Сирии, Ираке, а теперь и в Афганистане.

Надо сказать, что для многих аналитиков альянс Эр-Рияда и Дохи в этой террористической эпопее казался странным. Противоречия между двумя монархиями всегда были достаточно глубокими – два богатейших государства Персидского залива, несмотря на разницу в размере территории, не переставали отстаивать свою претензию на лидерство в этом регионе. Можно предположить, что на определенном этапе их интересы совпали: война за влияние на территории Сирии и Ирака важны для Саудовской Аравии и Катара почти в равной степени, учитывая растущий интерес обеих монархий к транзитным маршрутам для их энергоносителей в страны Европы.

Кроме того, своеобразной «круговой порукой» способствовала и сеть военных баз США в районе Персидского залива, в основном как раз на территории Саудовской Аравии и Катара. Так, Доха позволила разместиться на базе Эль-Удейд 11 тыс. военнослужащим США и стран коалиции по борьбе с ИГ. И в этом тоже большой парадокс – база по борьбе с террористами ИГ на территории государства, которое этих террористов спонсирует!

Но вот грянул дипломатический кризис. 5 июня Саудовская Аравия, ряд ближневосточных государств, а за ними и несколько африканских стран прервали дипломатические отношения с Катаром, объяснив это поддержкой эмиратом терроризма и экстремистской идеологии, якобы его враждебной политикой и вмешательством в дела арабских государств. В частности, Эр-Рияд обвинил Катар в поддержке шиитского движения хуситов в Йемене, которое также поддерживается Тегераном.

Дому Аль-Саудов год от года все труднее мириться с ростом влияния Тегерана и в Персидском заливе, и в Сирии и Ираке, и в целом в регионе Ближнего Востока и Центральной Азии. А Катар (вот незадача для Саудовской Аравии!) решил на определенном этапе играть свою игру, не следовать лишь в фарватере саудовской политики, а налаживать диалог с Исламской Республикой Иран.

Катар, чье благосостояние целиком зависит от экспорта газа, просто не может ссориться с соседом, с которым делит этот газовый «пирог». Но не только. Возможно, в эмирате начинают осознавать, что террористы в Сирии и Ираке терпят поражение, что идея создания ваххабитами-террористами исламского халифата сегодня кажется более эфемерной, чем три года назад, а Тегеран с его влиянием на Багдад и Дамаск может быть Дохе более полезным в роли партнера.

Перед Катаром пример соседнего по Персидскому заливу Омана. Этот султанат, оставшийся нейтральным в дипломатическом скандале, реализует с Ираном крупнейший проект стоимостью 60 млрд, долларов по строительству газопровода протяженностью 400 км. 200 км труб будут проложены непосредственно под Персидским заливом. По нему в сутки 28 млн. кубометров иранского газа будут поступать в оманский порт Сохар в течение 15 лет.

В прошлом году Иран с соседним Ираком подписали крупный контракт стоимостью 2,3 млрд, долларов на строительство газопровода ИГАТ-6 общей протяженностью свыше 1300 км. По нему газ будет поступать из месторождения Южный Парс. Как отмечал телеканал Пресс-ТВ, будущий газопровод «рассматривается руководством газовой отрасли Ирана как перспективный канал для экспортных поставок иранского газа в Ирак и дальше в Европу». Катару, который экспортирует свой сжиженный газ танкерами через Персидский залив и Суэцкий канал, есть над чем подумать.

Официальная позиция Ирана относительно катарского кризиса сводится к тому, что любые конфликты должны решаться путем диалога. Об этом заявил и министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф в ходе двусторонней встречи с главой российского МИД Сергеем Лавровым в Астане на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). И в этом взгляды России и Ирана на проблему совпадают. По итогам встречи с Зарифом Сергей Лавров отметил: «Говорили о продвижении в сирийском урегулировании и о том, какое влияние на эти процессы и наши общие усилия может оказать эта история вокруг Катара».

В пользу урегулирования кризисных ситуаций политико-дипломатическими методами, путем диалога высказался и президент России Владимир Путин 6 июня в телефонной беседе с Тамимом бен Хамадом Аль Тани, эмиром Катара, государства, с которым у нашей страны существует значительный взаимный интерес в торгово-экономическом и инвестиционном сотрудничестве.

Разрыв отношений с Саудовской Аравией, Бахрейном и ОАЭ вовсе не означает, что Доха сейчас бросится в объятия Тегерана. "Я хотел бы подтвердить позицию Катара о том, что все проблемы должны решаться с помощью диалога. И формат Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива является наиболее подходящим форматом для подобного диалога", - подчеркнул глава МИД Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани на встрече с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, прошедшей в Москве. Но, в то же время, Катар не намерен отказываться и от развития отношений с Ираном. В ходе своего короткого визита в Москву глава катарского МИД подтвердил: "Мы хотим позитивных отношений с Тегераном", - приводит его слова сайт газеты "Аш-Шарк аль-Аусат".

Тегеран, в свою очередь, не упускает возможности дальнейшего сближения с Дохой. Как сообщило агентство Тасним, Иран уже направил в Катар 450 тонн овощей пятью авиарейсами, восполняя нехватку продовольствия в этой стране, возникшую в связи с введением блокады со стороны основных экспортеров продуктов питания. Как отметило агентство, Иран выразил готовность обеспечить Катар любыми продовольственными продуктами, в которые эта арабская страна нуждается. Начиная с 6 июня самолеты Катара, направляющиеся в Европу и Африку, летают через воздушное пространство Ирана.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Загрузка...