Российско-китайские отношения: новая роль в многополярном мире / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Российско-китайские отношения: новая роль в многополярном мире

Стратегическое партнерство Москвы и Пекина как фактор международной стабильности

06.07.2017 13:18 Игорь Денисов – старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО (У) МИД России

Российско-китайские отношения: новая роль в многополярном мире

Михаил Климентьев/ТАСС

Российско-китайские отношения вышли за рамки двусторонних отношений и стали важным фактором сохранения международного стратегического баланса, мира и стабильности во всем мире, - отмечается в совместном заявлении, принятом по итогам визита в Москву председателя КНР Си Цзиньпина 3-4 июля.

Нестабильность, ставшая нормой – наверное, именно так можно охарактеризовать трансформацию, которую испытывают современные международные отношения. С этой точки зрения, сюжеты даже обычных плановых встреч глав государств, вписываясь в данный волатильный контекст, сами становятся более драматичными и непростыми, поскольку за столом переговоров, и даже за банкетным столом, лидерам приходится обсуждать постоянно меняющийся мир. Иногда, как например это было во время ужина Си Цзиньпина и Трампа в поместье Мар-а-Лаго, неопределенность возникает буквально «здесь и сейчас» - в виде американского удара по Сирии, о котором американский президент за десертом рассказал председателю КНР.

Россия и Китай хотя обходятся без взаимных «сюрпризов», но конечно, по-разному испытывают всеобщую турбулентность, прежде всего в силу разного веса в мировой экономике, несовпадающих страновых приоритетов внешней политики и многих других, в том числе и внутриполитических, причин. Но уйти от поиска согласованных ответов на глобальные и региональные вызовы Москва и Пекин, конечно, не могут. Определенность в двусторонних отношениях, которые как постоянно подчеркивается в официальных заявлениях, находятся на самом высоком в истории уровне, постоянной сверки часов не исключает, а наоборот предполагает ее.

Иногда у наблюдателей появляется искушение упростить ситуацию и выделить в весьма разнообразной повестке саммитов «главный стержень», непременно определить лейтмотив очередной российско-китайской встречи. Сразу после введения западных санкций в отношении России в качестве такого мотива называлась попытка Москвы заручиться китайской поддержкой – и политической, и экономической. Теперь в качестве главного содержания саммита многие видели общее спасение от трампизма, попытку укрепить китайско-российский тандем перед лицом «неструктурированного» американского президентства. Интрига виделась в том, что приезд Си Цзиньпина в Москву предшествовал встрече Группы 20 в Гамбурге. Мол, в Кремле вынашивались совместные китайско-российские планы противостояния Западу. Конечно, взрывать «двадцатку» изнутри Китай и Россия не собираются. Лично Трамп и публикации в его Твиттере не могут быть общей мишенью Москвы и Пекина. Меняются не люди и не ленты социальных сетей – меняется сам мир, и можно попытаться скоординировать усилия по написанию новых правил – так, чтобы это отвечало национальным интересам двух стран.

Среди части китайских экспертов бытует и другая, достаточно приземленная версия – Москва, по их представлению, могла бы выступить посредником в налаживании отношений Китая с Индией и Вьетнамом. Как известно, Индия выступает одним из наиболее активных и красноречивых критиков инициативы Си Цзиньпина «Один пояс - один путь». Вьетнам же является одним из оппонентов Китая в территориальном споре в Южно-Китайском море. Охлаждение в отношениях Ханоя и Пекина наблюдатели увидели в том, что недавно заместитель председателя Центрального военного совета КНР, генерал-полковник Фань Чанлун. «по причинам, связанными с рабочими договоренностями» прервал визит во Вьетнам, а совместное мероприятие на китайско-вьетнамской границе, которое должно было продемонстрировать стремление сторон решать проблемы в конструктивном духе, было отменено.

Время «треугольников» и прочих фигур, так популярных в эпоху «холодной войны» видимо прошло, современный мир лучше описывается не планиметрией, а стереометрией. Ни Россия, ни Китай не могут выступать стабилизаторами друг для друга в отношениях с третьими странами. Любопытно, что в документах последнего российско-китайского саммита отсутствуют какие-либо упоминания о пагубности санкций – то есть исключена теме, которая была привнесена Москвой в двустороннюю повестку после начала украинского кризиса. Нет там и отсылок к сложной ситуации в Южно-Китайском море - в поддержке, несмотря на то, что Москва сознательно от территориальных споров дистанцировалась, был заинтересован Китай. Ситуативность и инструментальное использование возможностей друг друга ( часто не на уровне «жесткой» практики, а лишь заявлений или символических шагов ) уже не подходят к сегодняшней ситуации.

Необходимы общие подходы к формированию правил глобального управления, совместное определение параметров азиатской и глобальной безопасности, инициативы по регулированию таких потенциально конфликтных для всего мира сфер, как киберпространство или космос. В совместном заявлении, согласованном главами государств, излагаются взгляды России и Китая по всему спектру новых вызовов и угроз, а также по ситуации на Корейском полуострове, в Сирии и вокруг Афганистана. Отдельное заявление с предложениями по решению корейской ракетно-ядерной проблемы стало результатом консультаций министров иностранных дел двух стран.

Подводя итоги переговоров в заявлении для прессы Си Цзиньпин подчеркнул, что российско-китайские отношение должны стать «двигателем собственного развития и возрождения наших двух стран, а также краеугольным камнем для поддержания мира и стабильности во всём мире». Так в переводе. Однако, как всегда, в китайских формулировках важны детали. На самом деле председатель КНР употребил интересный образ, настолько необычный, что переводчик, видимо, растерялся, пытаясь найти подходящий эквивалент. Си Цзиньпин говорил о «балластном камне» - то есть щебенке, которая обеспечивает устойчивость судна на волнах. Разница с краеугольным камнем принципиальная. Речь идет не о незыблемо стоящем здании, а о путешествии в безграничном океане – с волнениями и даже штормами. Отсюда - особые требования к взаимному учету интересов и лучшему согласования позиций для обеспечения устойчивости курса в океане мировой неопределенности.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Многополярный мир»:

14.07.2017
КНР планирует удвоить мощность своих ледоколов
14.07.2017
Трамп между мечтой и реальностью
11.07.2017
Тема ЛГБТ как повод для антироссийских провокаций
07.07.2017
Лидеры России и США начали свою первую встречу в конструктивном ключе
07.07.2017
Межкорейский диалог в центре переговоров президентов России и Южной Кореи
07.07.2017
В Гамбурге открылся саммит G20
06.07.2017
Сенатор: на встрече с Трампом Путин представит общую позицию ШОС и БРИКС
05.07.2017
Российско-китайский план по Корее – реальный путь предотвращения войны
30.06.2017
Эксперт о проблематике двусторонних встреч Путина на полях G20
29.06.2017
Эксперт об будущем отношений в рамках треугольника РФ-КНР-США
28.06.2017
Генсек ШОС: организация привержена политическому решению конфликтов
27.06.2017
Эксперт о падении международного рейтинга США
27.06.2017
Трамп-Моди: что стоит за объятиями лидеров двух стран
21.06.2017
Россия-Индия: военно-техническое сотрудничество переживает период ренессанса
Загрузка...