Презумпция виновности по-американски / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Презумпция виновности по-американски

США ищут предлог для выхода из ядерной сделки с Ираном

28.08.2017 14:34 Александр Левченко, международный обозреватель

Презумпция виновности по-американски

Орудийными залпами вбрасывает Вашингтон в международное информационное пространство домыслы и подозрения в отношении ядерной программы Ирана. Только что конгресс и администрация США «отработали» тему иранских баллистических ракет, которые «гипотетически» могут нести ядерный боезаряд - ввели санкции. Теперь очередной вброс – якобы «неучтенные» военные объекты, на которых Иран, возможно, втихаря разрабатывает атомную бомбу. Ну, нет покоя сугубо миролюбивой и миротворческой Америке. И помчалась в Вену посол США при ООН Никки Хейли к руководителю Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкия Амано, чтобы «убедить» его поискать в Исламской Республике скрытые от постороннего глаза военные центры, нарушающие ядерное соглашение (СВПД) Ирана и «шестерки» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия).

«Мы призываем МАГАТЭ использовать все имеющиеся у него полномочия и возможности, чтобы проверить соблюдение ядерной сделки», - заявила Хейли после встречи с Амано, состоявшейся в пятницу. «СВПД не проводит различия между военными и невоенными объектами. Есть также многочисленные незаявленные объекты, которые не были инспектированы МАГАТЭ. В этом проблема», - подчеркнула Хейли на пресс-конференции после возвращения в Нью-Йорк. "Я доверяю МАГАТЭ, но они имеют дело со страной, которая в прошлом явно лгала и тайно проводила ядерные программы", - сказала Хейли журналистам.

Иранское руководство расценило переговоры американского посла в Вене как откровенную попытку давления на независимое международное агентство в структуре Организации Объединенных Наций, каковым является МАГАТЭ. Со специальным коммюнике выступило в четверг постоянное представительство Ирана при ООН. В нем, в частности подчеркивалось, что «визит постоянного представителя США при ООН в Вену с целью оказания давления на МАГАТЭ в связи с ядерной программой Ирана укладывается в общую канву тех односторонних мер, которые США предпринимают в отношении международных организаций». А министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф в этой связи прямо обвинил Вашингтон в том, что тот использует «неприличные политические средства».

«Утверждения Америки о том, что «отчеты МАГАТЭ являются авторитетными в той мере, в какой Иран позволяет производить инспекции», являются странными и всецело ошибочными. Это ставит под сомнение авторитет и отчеты МАГАТЭ не только в отношении Ирана, но и других стран», - говорится в письмах постоянного представительства Ирана при МАГАТЭ руководителю агентства, а также главе европейской дипломатии Федерике Могерини.

Что касается высших властей Ирана, то они категорически отвергли возможность инспекций своих военных предприятий. Еще в мае 2015 года руководитель и духовный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи высказался по этому поводу совершенно недвусмысленно. А его советник по внешнеполитическим вопросам Али Акбар Велаяти прямо назвал нынешние требования Вашингтона «бессмыслицей», подчеркнув, что его «страна никогда не позволит американцам иметь доступ к своей сфере безопасности».

Кстати, вопрос о доступе на военные объекты Ирана был одним из самых болезненных в ходе подготовки ядерной сделки с «шестеркой» и «дорожной карты» сотрудничества с МАГАТЭ. В соответствии с СВПД Тегеран согласился временно соблюдать Дополнительный протокол к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ пока иранский меджлис (парламент) не одобрит его.

Протокол предусматривает набор дополнительных организационных и технических мер контроля мирной ядерной деятельности, позволяет инспекторам МАГАТЭ проводить внезапные проверки и расширяет доступ к ядерным объектам государств — участников Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).  По стандартным условиям Протокола, инспекторы Агентства также могут запросить доступ и на другие площадки, если у них возникли какие-то подозрения или они получили некую информацию, требующую проверки.

Тегерану и МАГАТЭ удалось решить и такой спорный вопрос, как доступ на неядерные, в том числе военные объекты Ирана. Однако при запросе на подобную инспекцию ИРИ вправе потребовать от МАГАТЭ четких разъяснений и доказательств ее причин. В случае согласия Тегерана, как гласит текст ядерного соглашения, инспекции будут проводиться "добросовестно, с соблюдением суверенных прав Ирана, и сведены к минимуму, необходимому для эффективного осуществления обязанностей по проверке на соответствие СВПД". "В соответствии с обычной практикой международных гарантий, такие просьбы (инспекций неядерных объектов) не будут направлены на вмешательство в вопросы деятельности Ирана в военных областях, а также в вопросы его национальной безопасности", - указывается в документе. В случае необходимости проведения инспекций МАГАТЭ, Агентству будет предложено принять все меры предосторожности для защиты коммерческих, технологических и промышленных секретов, а также другой конфиденциальной информации, которая станет ему известна.

В ходе исполнения «дорожной карты» Ираном и МАГАТЭ был разрешен давний спор вокруг военного предприятия Парчин, расположенного в 25 км к северо-западу от Тегерана. Примечательно, что еще пятнадцать лет назад именно Вашингтон утверждал, что Исламская Республика вела на военном комплексе исследования по созданию ядерного оружия. Иран и ранее настаивал на исключительно военном характере этого объекта, не имеющего никакого отношения к ядерной деятельности. А до сентября 2014 года инспекторы МАГАТЭ дважды посещали Парчин. Там были взяты в общей сложности 42 пробы окружающей среды. Но инспекторы Агентства так ничего подозрительного и не обнаружили.

Ровно через год, 20 сентября 2015 года, Парчин посетил и сам глава МАГАТЭ Юкия Амано. Сопровождавшие его эксперты непосредственно на комплекс допущены не были. Но по их инструкциям и директивам иранские специалисты сделали заборы проб на этой площадке и передали их в МАГАТЭ. Результат прежний – ничего, что свидетельствовало бы о запрещенной деятельности в военном комплексе. Аналогичная инспекция проводилась тогда и на объекте в Мариване.

Проверка в Парчине и Мариване дала основание МАГАТЭ сделать заключение об отсутствии «возможной военной составляющей» в ядерной программе Ирана. 15 декабря 2015 года Агентство предоставило соответствующий доклад, выводы которого и позволили приступить к реализации ядерного соглашения Тегерана с шестью мировыми державами с 20 января 2016 года.

Таким образом, и МАГАТЭ, и ядерное соглашение подтвердили мирный характер иранского атома. Да и ежеквартальные отчеты американского конгресса подтверждают, что Иран привержен выполнению СВПД. Это-то и раздражает администрацию президента Дональда Трампа, считающего сделку с Ираном «самым неудачным документом» эпохи Барака Обамы.

Соединенные Штаты, наряду с другими участниками «шестерки», подписали Совместный всеобъемлющий план действий и, тем самым, взяли на себя международные обязательства. Однако теперь ничем не обоснованные требования Вашингтона допустить экспертов МАГАТЭ на иранские военные предприятия кажутся просто предлогом, чтобы в очередной раз надавить на Иран. Впрочем, Соединенным Штатам не впервой манипулировать международным правом и применять презумпцию виновности в отношениях с независимыми государствами. При таком «передовом» подходе и доказательства никакие не требуются. Раньше, чтобы оправдать свое вторжение в Ирак, хотя бы пробиркой потрясали перед мировым сообществом.

В Вашингтоне откровенно заговорили о возможном выходе из ядерной сделки. Но для этого нужен веский предлог. Вот и кинулась в Вену на его поиски Никки Хейли.

А тем временем, реализация ядерного соглашения идет полным ходом. Россия и Китай, как участники СВПД, давно работают на двух ключевых объектах Ирана с тем, чтобы исключить возможность выработки оружейного плутония.

Так, замглавы Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Бехруз Камальванди сообщил иранским СМИ в пятницу, что первый этап работ по перепрофилированию реактора на тяжелой воде в Араке уже завершен и одобрен зарубежными наблюдателями из Китая и США. Весь процесс реконструкции реактора пройдет в ближайшие три-четыре года «в рамках сотрудничества с китайскими компаниями».

В свою очередь глава ОАЭИ Али Акбар Салехи сообщил, что в ближайшие дни российские специалисты приступят к реализации первого этапа производства стабильных изотопов в Фордо, - предприятии в центральной иранской провинции Кум. Завод, в соответствии с СВПД, перепрофилируется в научно-исследовательский центр. Как отметил глава ОАЭИ, российские специалисты оказывают содействие в изменении конструкции центрифуг и в их конфигурации. «Контракт сейчас идет очень хорошо, и мы даже опережаем наш график», - подчеркнул Салехи. А официальный запуск производства запланирован на 9 апреля 2018 года, сообщил главный иранский атомщик.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Иран после санкций»:

14.09.2017
Россия и Иран сверили часы перед Астаной
10.09.2017
Telegraph: Иран мог тайно помочь КНДР в создании ядерного оружия
06.09.2017
Новак: вопрос начала поставок иранской нефти в Россию еще прорабатывается
01.09.2017
Иран сквозь призму сирийского конфликта
31.08.2017
Лавров и Зариф обсудили выполнение соглашения по иранской ядерной программе и Сирию
30.08.2017
Роухани: Иран не станет первым расторгать сделку по атому
29.08.2017
Рябков: РФ выступает против изменения положений иранской ядерной сделки
14.08.2017
Иран намерен укреплять свою ракетную мощь
10.08.2017
В Иране будет новый министр обороны
09.08.2017
Иран как фактор конфронтации США и РФ: мнения экспертов
08.08.2017
Россия и Иран укрепляют партнерство в области обороны
05.08.2017
В Тегеране состоится церемония приведения к присяге президента Ирана Хасана Роухани
04.08.2017
После инаугурации президент Ирана наполовину обновит правительство
01.08.2017
Москва и Тегеран подписали контракт на 2,5 млрд евро
Загрузка...