Шойгу в Израиле / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Шойгу в Израиле

Ключевой темой переговоров стал Иран

18.10.2017 13:20 Юрий Веселов, военный обозреватель

Шойгу в Израиле

Вадим Савицкий/ТАСС

Глава российского военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу 17 октября 2017 года завершил двухдневный рабочий визит в Израиль, в ходе которого провел переговоры со своим коллегой Авигдором Либерманом, премьер-министром Беньямином Нетаньяху и рядом других официальных лиц еврейского государства.

В соответствии с заявлением представителя Министерства Обороны России генерала-майора Игоря Конашенкова, сделанного накануне поездки, целью визита являлось обсуждение вопросов развития межгосударственного сотрудничества в военной и военно-технической областях, сверка взглядов на последние события в Сирии и согласование перспектив обеспечения безопасности в регионе в послевоенный период.

Тема военно-технического сотрудничества не поднималась: Израиль не нуждается в приобретении российских образцов военного имущества, получает оружие от США, дорабатывает его до своих стандартов, если в этом есть необходимость. Россия несколько лет тому назад закупила в Израиле партию беспилотных летательных аппаратов (БЛА) разведывательного назначения и некоторые образцы военного имущества израильского производства.

Нужно сказать, что военные связи с Израилем имеют продолжительный характер и исчисляются несколькими десятками лет. Они были и в период отсутствия дипломатических отношений между странами, прерванных во второй половине 60-х годов прошлого столетия. Советское военное ведомство регулярно передавало израильской стороне «кружным путем» фотоснимки некоторых районов Сирии, сделанные разведывательными космическими аппаратами. Делалось это в рамках международных договоренностей в интересах поддержания мира в регионе и обеспечения безопасности Сирии и Израиля.

В 2015 году по инициативе командования ВС Израиля с МО РФ была достигнута договоренность о сформировании совместной группы представителей военных ведомств для предотвращения случайных инцидентов в воздушном пространстве над территориями Сирии и Израиля. Последний согласился с просьбой российской стороны не осуществлять без крайней надобности полеты боевой авиации, что и соблюдалось Тель-Авивом до последнего времени. Необходимо подчеркнуть, что израильская боевая авиация в этот период не наносила ударов по подразделениям Ирана и отрядам ливанской организации «Хизбалла» на территории Сирии. В текущем году израильтяне применили крылатые ракеты для поражения якобы иранского военного объекта вблизи авиабазы Хмеймим, что вызвало негативную реакцию со стороны российского руководства.

Следует заметить, Россия сделала надлежащий вывод из той ситуации, развернув на господствующих высотах в районе сирийского города Масьяф батареи зенитного ракетного комплекса С-400 и С-300 в дополнение к имеющемуся здесь комплексу ЗРК С-200 сирийских ПВО. Ближние подступы к этим противовоздушным средствам прикрывают зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь». Развернутая здесь группировка средств ПВО находится под российским командованием.

16 октября, то есть в день вылета Сергея Шойгу в Тель-Авив, боевой БЛА ВВС Израиля нанес бомбовый удар по батарее ЗРК С-200 сирийской ПВО в 60 км восточнее Дамаска в ответ на попытку сбить израильский истребитель, совершавший разведывательный полет над территорией Ливана. По информации израильских печатных изданий, командование ВС Израиля оперативно уведомило российскую сторону об этом факте со всеми пояснениями причин и цели удара.

Арабская аудитория с большим интересом ожидала реакцию России на этот инцидент. Но ее не последовало. В данном конкретном случае Москва может рассматривать попытку уничтожения израильского боевого самолета в небе Ливана как провокацию, вольно или невольно проведенную сирийскими военными. Ливан не входит в зону интересов и влияния России. Думается, что в условиях войны безрассудно, выражаясь мягко, обострять существующие с Израилем отношения. Только сумасшедший может рассчитывать на то, что подобный инцидент может осложнить российско-израильские связи. Наверное, надо учитывать и в будущем менталитет наших «союзников» и привыкать к тому, что такие дела могут иметь место и в будущем…

По-видимому, эта тема на переговорах поднималась, носила закрытый и предупредительный характер.

Вместе с тем главной и основной темой переговоров стало обсуждение влияния Ирана в Сирии и Ливане. Израильское руководство серьезно опасается иранского военного усиления в регионе. Авигдор Либерман прямо заявил Сергею Шойгу: «Мы не намерены вмешиваться во внутренние дела Сирии. Но и не позволим Ирану и «Хизбалле» превратить Сирию в форпост против Израиля, и не допустим передачу высокотехнологического оружия через Сирию в Ливан».

В последнее время на Иран и ливанскую военно-религиозную организацию «Хизбалла» навалились все, кому не лень. Американцы посулили десятки (!) миллионов долларов тому, кто предоставит информацию о местонахождении двух военных лидеров «Хизбаллы», обвиняя организацию во всех смертных грехах. Израильское руководство считает это шиитское объединение Ливана чуть ли не «более террористичнее» запрещенной в России и по всему миру группировки Исламское государство (ИГИЛ). Хотя вполне себе спокойно мирится с присутствием отрядов ИГИЛ у «себя под носом» - в сирийской провинции Аль-Кунейтра в непосредственной близости с оккупированными в 1967 году сирийскими Голанскими высотами.

На протяжении десятилетий Израиль рассматривал Южный Ливан в качестве своей вотчины: в гражданскую войну израильские военные создали здесь марионеточную Армию Южного Ливана, а в палестинских лагерях насадили глубинную сеть своей агентуры. С появлением в 1982 году «Хизбаллы» и последующим усилением ее политического, а затем и военного влияния в стране, Израиль во многом утратил контроль в Ливане и, особенно, на юге. Две военные кампании, проведенные израильской армией против «Хизбаллы», не ослабили, а укрепили ее военное положение. Помощь из шиитского Ирана и ее ориентация на Сирию являются основными факторами раздражения и крайней нетерпимости Израиля.

На Ближнем и Среднем Востоке у Израиля нет сейчас потенциального противника, который может представлять реальную угрозу его национальной безопасности. Все арабские государства в настоящее время разобщены и значительно ослаблены по причине возникших внутриполитических и других проблем, которые необходимо безотлагательно решать. Основным противником Израиля в регионе остается Иран, на протяжении многих лет занимающий непримиримую позицию по отношению к сионистскому государству, политика которого связана с ползучей аннексией территории соседних арабов.

Израиль полностью поддержал заявление президента США Дональда Трампа о выходе Вашингтона из «ядерного договора» с Ираном. На встрече с Сергеем Шойгу премьер Беньямин Нетаньяху заявил: «Израиль никогда не допустит создания иранских баз в Сирии. Если условия договора не будут изменены, то у Ирана через 8 или 10 лет появится арсенал ядерного оружия».

Не исключено, что израильская разведка располагает сведениями по этой важной для Израиля и всего ядерного клуба теме. Нет секрета в том, что израильское командование на протяжении примерно 20 последних лет готовило сложную специальную операцию по уничтожению в Иране научных лабораторий и объектов промышленности, производивших компоненты для ядерного боеприпаса. Благодаря международным усилиям, иранцы прекратили работы по обогащению урана, позволили специалистам МАГАТЭ осуществлять регулярные инспекции и постоянный контроль атомных объектов. Иран подписал «Соглашение о запрещении ядерного оружия» и строго его придерживается.

Выход США из договора, гарантами которого являются Россия, Франция, Англия и Германия, означает неминуемое возобновление и ужесточение американских санкций против Ирана, одна из которых предполагает «замораживание» иранских авуаров, размещенных преимущественно в банках Нью-Йорка.

Вполне естественно, израильское военно-политическое руководство понимает, что гражданская война и иностранная интервенция в Сирии близится к своему завершению. Россия превратилась в основную силу, которая сломала хребет Исламскому халифату, и намерена на постоянной основе законно сохранить свое военное присутствие на сирийской территории. Тель-Авив не выступает против этого: двусторонние отношения настолько доверительны, что никто из партнеров не хочет «держать камень за пазухой». Наоборот, каждая из двух сторон заинтересована в восстановлении безопасности и стабильности.

Учитывая влияние Москвы на Тегеран, Тель-Авив рассчитывает на использование авторитета и влияния России для сдерживания Ирана от намерения использовать оказанную им Сирии помощь для того, чтобы согласия Дамаска на военное присутствие иранцев в Сирии. Интересы России по этому вопросу, пожалуй, сходятся с позицией Израиля. Но урегулирование его возможно лишь после завершения активной фазы подавления исламского террористического интернационала и местных «непримиримых» не только в Сирии, но и в соседнем Ираке. И когда конкретно это произойдет, никто не знает.

В настоящее время Иран активно участвует в военных действиях на стороне сирийских правительственных войск, несет значительные потери в живой силе и военной технике. По данным иракских независимых источников, по состоянию на начало марта текущего года невосполнимые потери Ирана превысили 2100 человек. Одновременно иранское руководство оказывает сирийской армии значительную военно-техническую помощь.

Что касается ливанской «Хизбаллы», то ее отряды активно участвовали в боях против террористической ИГИЛ в Ираке. В своем Ливане в августе текущего года они завершили окружение большой группы террористов (около 300 боевиков) на севере и вынудили их уйти в соседнюю Сирию, где они были успешно уничтожены в боях за Дейр эз-Зор. В военных действиях в Сирии ливанские бойцы зачастую плечом к плечу работали с российским спецназом, находятся в постоянном контакте с российской военной полицией, обеспечивающей выполнение гуманитарных задач.

Россия не намерена изменять свою позицию о непричастности «Хизбаллы» к террористической деятельности и будет отстаивать ее на всех уровнях, если это потребуется. Отношения с ливанцами имеют сравнительно давнюю историю, закалены в боях. Да, шиитские «партийцы» («Хизбалла» в переводе – партия Аллаха) немного радикальны, но не более чем сунниты из той же группировки «братьев-мусульман». Но даже президент Ливана Мишель Аун убежден в том, что «Хизбалла» является реальной национальной патриотической силой, с которой необходимо считаться и уважать ее интересы.

Вполне естественно, перед Россией стоят очень сложные задачи. Но только Москва способна их решить, используя растущее доверие арабского мира, международное политическое влияние и свою военную мощь.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Антитеррор»:

18.11.2017
Угрозы о взрывных устройствах на пути кортежа Путина не подтвердились
17.11.2017
МИД РФ предупредил россиян о вероятности терактов в новогодние праздники в США и Европе
17.11.2017
Турция меняет союзников?
17.11.2017
Крепнущее братство
16.11.2017
Марокко и Франция договорились укреплять сотрудничество в борьбе с терроризмом
16.11.2017
Назарбаев: переговоры по Сирии в Астане содействуют борьбе с ИГ
16.11.2017
СМИ: Япония готовит план поиска террористов среди возможного наплыва беженцев из КНДР
16.11.2017
МИД РФ надеется, что США будут выполнять договоренности по заявлению Путина и Трампа
16.11.2017
Госдума рассмотрит законопроект о пожизненном сроке за вербовку в ряды экстремистов
15.11.2017
ООН: увеличение объемов наркотиков в Афганистане может быть следствием переформатирования ИГ
15.11.2017
Госдума разрабатывает меры по борьбе с телефонным терроризмом
15.11.2017
Шаманов: Россия должна на мировых площадках заявлять о фактах поддержки США боевиков ИГ
15.11.2017
Более 25 тыс. человек погибли от рук террористов в 2016 году
14.11.2017
Минобороны РФ: США оказывают поддержку террористам ИГ в Сирии
Загрузка...