Проект «Большая Евразия»: актуальность возрастает / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Проект «Большая Евразия»: актуальность возрастает

Трения между государствами постсоветского пространства не отменяют объективной тенденции к их интеграции

22.11.2017 15:17 Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС

Проект «Большая Евразия»: актуальность возрастает

В последний месяц в российских и евразийских СМИ появились публикации, оценивающие нынешнее состояние дел в Евразийском экономическом союзе как проблемное – наполненное различными неопределенностями и нарастающими административно-политическими конфликтами.

В Кыргызстане это персональный конфликт между бывшим президентом КР Алмазбеком Атамбаевым и руководством соседнего Казахстана. В Молдове это как бы сдача своих позиций во власти президентом страны Игорем Додоном, который в текущем году обеспечил Молдове статус наблюдателя в ЕАЭС. В Беларуси это какая-то не очень понятная сторонним наблюдателям игра – вразрез с экономическими интересами России - с балтийскими морскими портами. Я уже не говорю об Армении, которая на днях намерена подписать Соглашение о всестороннем партнерстве с Евросоюзом, которое ну никак не укладывается в стратегию укрепления евразийской интеграции.

И это события, происходящие только в пространстве ЕАЭС; в пространстве СНГ подобных проблем, конфликтов и противоречий во сто крат больше. Что позволяет оппонентам России продвигать в СМИ тезис о «кризисе в Евразийском экономическом союзе» или даже о «закате» влияния Российской Федерации на постсоветском пространстве.

Ощущение общей тревоги усиливается такими особенностями текущего политического момента, как смена главы государства в Кыргызстане, подготовка российских элит к очередным президентским выборам, переход высшей власти от президента к парламенту и Совету безопасности в Армении, ожидание казахстанскими элитами объявления преемника Нурсултана Назарбаева на посту главы РК, а также вопрос, который все чаще задают себе граждане Белоруссии: что будет со страной после Лукашенко?

На сегодня очевидно одно: на постсоветском пространстве, в том числе – в странах ЕАЭС что-то происходит, и это что-то может уже буквально завтра существенно изменить характер и темпы интеграционных и иных процессов в Северной Евразии.

Создается ощущение, что буквально на наших глазах вот-вот изменится политэкономическая карта евразийского региона и всего мира – при том, что сегодня практически никто не в состоянии ухватить глобальные тренды. Кто станет главным бенефициаром грядущих перемен на постсоветском пространстве? Россия или Украина? Азербайджан или Армения? Грузия или бывшие её республики Абхазия и Южная Осетия?

Чтобы ответить на эти и иные подобные вопросы, нужно понимать объективные законы развития мира и таких его составных частей, как постсоветское пространство. А законы эти в данный конкретный момент времени связаны с логикой формирования нового миропорядка.

Многополярный мир – не придумка России или каких-то еще сторонников геополитической демократии. Смена модели глобализации и переход от британо-американской монопольной модели мироустройства к той модели, которую сегодня олицетворяет такое содружество крупнейших незападных цивилизаций, как БРИКС с участием России, – это объективный тренд, который реализуется в самых разных форматах и на всех направлениях планетарного развития.

Следствием становления многополярного мира являются брексит и кризис в ООН, сепаратизм в Западной Европе и кризис в ЕС, отказ Вашингтона от формирования трансатлантической и транстихоокеанской зон свободной торговли и разворачивание холодной гражданской войны в США. Это также успех российских ВКС в Сирии и укрепление позиций сил незападной коалиции (Россия, Иран, Сирия и т.п.) на Ближнем Востоке, рост геополитического веса ШОС и числа торговых и иных соглашений стран ЕАЭС со своими зарубежными партнерами.

Запад постепенно уходит с ключевых мировых высот. Большой Евразийский Восток его замещает.

Тенденции таковы, что G-7 медленно, но верно уступает место содружеству БРИКС в качестве самой авторитетной мировой площадки. ШОС, в принципе, готов заменить распадающуюся на фрагменты «Большую двадцатку». Во всяком случае, в пространстве Евразии он уже весомей и значимей, чем G-20. Аналогичным образом складывается ситуация и в паре Евросоюз-ЕАЭС: в первом случае мы имеем реальный кризис, сопряженный с утратой ЕС былого влияния; во втором случае налицо кризис роста.

И вот здесь мы подходим к главному: к причинам того спокойствия, с которым руководство России наблюдает за «конфликтом» между РК и КР, за челночными рейдами в Брюссель и Вашингтон представителей АР и РА, а также за неуклюжими попытками Курта Волкера подменить Минские соглашения по Донбассу установками Госдепа. Причина эта кроется в том, что у российского руководства имеется понимание логики мирового процесса. А логика эта в данный конкретный момент времени такова, что экспансия США в пространство конкурентных цивилизаций приобретает характер предсмертной агонии. Да, эмиссары американских демократов, включая их все более неадекватную агентуру в общеевропейских структурах, попортят ещё немало крови европейским, российским, ближневосточным и иным политикам. Но их поезд, увы, уже проскочил станцию под названием «мировой гегемонизм». Мировое экономическое лидерство переходит к Китаю, в связи с чем страны ЕАЭС обретают новые перспективы развития.

Перспективы эти связаны с формированием того единого в экономическом смысле пространства, которое еще в нулевые годы было обозначено как «Большая Европа от Владивостока до Лиссабона».

Полтора десятилетия назад Владимир Путин предложил такую формулу нашим европейским «партнерам». «Партнеры» отказались: им было приказано противопоставить евразийской интеграции экономические санкции против РФ и дружными колоннами двигаться в Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (TTIP), оказавшееся пшиком. И сегодня путинская формула евразийской интеграции выглядит так: «Большая Евразия от Владивостока до Лиссабона».

Выступая на на церемонии открытия Международного форума «Один пояс, один путь» в мае 2017, президент заявил: «Считаю, что сложение потенциалов таких интеграционных форматов, как ЕАЭС, «Один пояс, один путь», Шанхайская организация сотрудничества, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии способно стать основой для формирования большого евразийского партнёрства. Именно с таким подходом мы считаем возможным рассматривать повестку дня, предложенную сегодня Китайской Народной Республикой.

Приветствовали бы участие европейских коллег, конечно же, государств Евросоюза в таком партнёрстве. В этом случае оно станет действительно гармоничным, сбалансированным и всеобъемлющим, позволит реализовать уникальный шанс создать единое пространство сотрудничества от Атлантики до Тихого океана – по сути, впервые за всю историю».

Это значит, что и Кыргызстан, и Казахстан, и Армения и с Азербайджаном, не говоря уже о Белоруссии, и даже Украина (по меньшей мере, её юго-восточная часть) обречены на то, чтобы быть равноправными элементами единой экономической системы.

Она же в будущем – Единое энергетическое, транспортное, таможенное и т.п. пространство, Единая валютная зона (зона рубля), Евразийская Зона свободной торговли и проч.

Вот почему российское руководство индифферентно по отношению к попыткам отдельных евразийских политиков учинить разборки с соседями, натянуть на себя интеграционное одеяло или подчеркнуть «многовекторность» своей внешней политики. С объективными законами не поспоришь. И если кто-либо из постсоветских государств становится в позу и пытается противопоставить этим законам свою «эксклюзивную» национальную идею (как это делают сегодня Киев, Тбилиси или Вильнюс), время все равно всё расставит на свои места согласно реальным заслугам и потенциалу той или иной страны в мировой глобальной и региональной экономиках.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Шанхайское сотрудничество»:

01.12.2017
Вышел очередной номер журнала «ИнфоШОС», приуроченный к Саммиту глав правительств стран ШОС
01.12.2017
Индия считает приоритетным антитеррористическое развитие деятельности ШОС
01.12.2017
Участники VI Московского Бизнес-диалога обратились к Совету Глав Правительств государств-членов ШОС
01.12.2017
ШОС становится важным геополитическим и экономическим игроком
30.11.2017
Китай и Россия при необходимости усилят сотрудничество по ПВО и ПРО
29.11.2017
Антитеррористические ресурсы ШОС выросли после вступления Индии и Пакистана
23.11.2017
Государства ШОС в поисках новых форм экономического сотрудничества
21.11.2017
ПРЕСС-РЕЛИЗ: в Москве пройдет VI Международный Деловой форум ШОС
15.11.2017
Орешкин: главы экономик ШОС провели совещание по цифровой экономике и электронной торговле
07.11.2017
Глава исполнительной власти Афганистана примет участие в Совете ШОС
23.10.2017
Узбекистан может стать официальным членом Молодежного совета ШОС
18.10.2017
Сенсаций от нынешнего съезда КПК ждать не следует - эксперт
16.10.2017
Миссия ШОС: избирательная кампания в Киргизии проводилась в соответствии с законом
09.10.2017
В ШОС изучают инициативу России о создании форума глав регионов
Загрузка...