Выборы в Турции и выбор Турции / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Выборы в Турции и выбор Турции

Ждать ли перемен в стране?

26.06.2018 13:06 Марина Мокренькова, Центр специальных медиаметрических исследований

Выборы в Турции и выбор Турции

Внеочередные президентские и парламентские выборы 24 июня в Турции стали беспрецедентными и неожиданными со многих точек зрения. Прежде всего, они прошли на полтора года раньше запланированного срока. Это обстоятельство турецкие наблюдатели объясняют разными причинами: стремлением действующей власти оперативно провести реформы в рамках принятого по итогам референдума 16 апреля 2017 года решения о переходе к президентской республике, желанием застичь врасплох оппозицию, общей политической напряженностью в Турции в связи с состоявшейся 15 июля 2016 года попыткой госпереворота, экономической ситуацией в стране, давлением на Анкару со стороны западных стран. События на Ближнем Востоке также не позволяют Турции отвлекаться на длительные предвыборные кампании. Анкара должна проводить активную и эффективную внешнюю политику, принимать меры для защиты своих национальных интересов с учетом планов США по поддержке курдских Отрядов народной самообороны, которых Турция считает сирийским ответвлением террористической организации Рабочая партия Курдистана, планов России и Ирана по поддержке режима Башара Асада, позиции Израиля в регионе.

Впервые за многопартийный период выборы проходили в условиях применения режима чрезвычайного положения, который был введен по всей стране после попытки путча и уже почти два года продлевался каждые три месяца, а граждане Турции приходили на избирательные участки для избрания одновременно и президента, и парламента.

В отличие от выборных процессов прошлых лет большинство наблюдателей затруднялось заранее предсказать исход этих выборов. Отмечалось, что правящая партия впервые «не играет в одни ворота» (Habertürk, 23.06). Звучал и такой прогноз: даже если действующий президент Реджеп Эрдоган, который находится у власти в Турции уже больше 15 лет, сможет выиграть президентские выборы, то возглавляемая им партия, весьма вероятно, не получит большинства в парламенте.

Подчеркивалось, что впервые за последнее время на выборах в Турции представлена сильная оппозиция, которая, несмотря на существенные различия в своих программах, сумела объединить свои усилия с целью противостоять действующему президенту (Cumhuriyet, 23.06). И с синергетическим эффектом, который создало объединение оппозиционных партий по оси таких ценностей, как справедливость, закон, демократия, разделение властей, независимость судебной власти, возвращение к парламентской системе, во многом было разрушено сохранявшееся на протяжении последних 15 лет представление об «отсутствии альтернативы» правящему режиму (Yeni Asya, 23.06).

В президентской гонке принимали участие шесть кандидатов: действующий президент Реджеп Эрдоган (Recep Erdoğan), Мухаррем Индже (Muharrem İnce) от основной оппозиционной Республиканской народной партии (РНП), Мерал Акшенер (Meral Akşener) от Хорошей партии, Темель Карамоллаоглу (Temel Karamollaoğlu) от Партии благополучия, Догу Перинчек (Doğu Perinçek) от партии «Родина» и Селахаттин Демирташ (Selahattin Demirtaş), который, находясь под стражей в Эдирне, проводил свою предвыборную кампанию из тюрьмы, от Демократической партии народов (ДПН) Турции.

На парламентских выборах шло противостояние двух блоков – «Народного альянса», в который объединились правящая ПСР и Партия националистического движения (ПНД), и «Национального альянса» оппозиционных сил в составе РНП, Хорошей партии, Партии благополучия. Самостоятельно в выборах приняли участие партия «Дело свободы», партия «Родина» и ДПН. Избиратели впервые отдавали голоса одновременно за партию и за альянс, в который она входит, а для прохождения в парламент партии нужно было набрать 10% голосов или в одиночку, или в блоке с другой партией.

Как отмечали оппозиционные СМИ, единственный способ остаться у власти для Реджепа Эрдогана (Recep Erdoğan) – использовать все возможности для избрания в первом туре, и если действующий президент Турции не наберет 50% + 1 голос, то обойти во втором туре Мухаремма Индже (Muharrem İnce), который снискал значительные симпатии в турецком обществе и заручился поддержкой других оппозиционных сил, будет практически невозможно (Birgün, 23.06).

Несмотря на то, что «оппозиция поймала сильнейший за последние годы импульс, а также ее риторику об изношенности действующей власти и экономическом кризисе в стране», исторические выборы в Турции прошли в один тур при рекордной за последние годы явке 87,37% и завершились безоговорочной победой президента Реджепа Эрдогана (Recep Erdoğan) и «Народного альянса» (52,6% и 53,7% голосов соответственно), сообщалось по итогам единого дня голосования (Akşam, 25.06; Habertürk, 25.06). Народ подтвердил, что только с Реджепом Эрдоганом (Recep Erdoğan) Турция сможет справиться с глобальными, региональными и внутренними проблемами, с которыми сталкивается (Sabah, 25.06). Отныне в Турции будет окончательно создана и институционализирована президентская форма правления (Hürriyet, 26.06).

Вместе с тем прогноз, согласно которому ПСР не получит большинства в парламенте, оправдался: правящая партия, согласно первым объявленным результатам, набрала 42,6% голосов, и это на 7% меньше, чем на парламентских выборах 1 ноября 2015 года. На этом фоне решение турецкого руководства о проведении внеочередных выборов и создание предвыборного блока с ПНД называются двумя важнейшими стратегическими ходами, которые позволили действующей власти добиться успеха (Medya Günlüğü, 25.06). При этом ПНД во многом удалось сохранить голоса, полученные на выборах 2015 года (11,1% против 11,9%), и ожидается, что эта партия пожелает более активно участвовать в управлении, оказывать влияние на законотворческую деятельность, возможно, даже напрямую присутствовать в правительстве (Vatan, 25.06).

Одним из неожиданных итогов выборов 24 июня считается преодоление 10%-ного барьера ДПН, которая не стала присоединяться к оппозиционному «Национальному альянсу», чтобы не оттолкнуть от себя голоса неопределившихся, националистически настроенных избирателей, – и к тому же несмотря на все невыгодные условия, в которых она проводила предвыборную кампанию (Hürriyet, 25.06). Подчеркивается, что теперь эта партия, которая отстаивает права национальных меньшинств в стране и прежде всего курдского меньшинства, станет важным участником законодательной сферы жизни страны в новый период.

Еще одним сюрпризом называется значительная поддержка со стороны турецких избирателей оппозиционного кандидата Мухаррема Индже (Muharrem İnce) на уровне 30,6%, в то время как выдвинувшая его кандидатуру партия набрала только 22,6% (Hürriyet, 25.06). Подчеркивается, что, если Мухаррему Индже (Muharrem İnce) удастся сохранить атмосферу, которая царила на площадях во время его предвыборной кампании, то он сможет надолго задержаться в политике Турции.

Тем временем самым сенсационным проигрышем считается результат единственной женщины – кандидата в президенты, лидера Хорошей партии Мерал Акшенер (Meral Akşener), которая считалась политиком с заявкой на то, чтобы составить достойную конкуренцию действующему президенту (Hürriyet, 25.06). На выборах 24 июня Мерал Акшенер (Meral Akşener) набрала только 7,3% голосов, отстав от своей партии, которую на парламентских выборах поддержало 10% избирателей, и уступив даже заключенному в тюрьме Селахаттину Демирташу (Selahattin Demirtaş) (число голосов в его пользу – 8,4%).

Наряду с рассуждениями о том, как будет происходить функционирование новой политической системы в Турции и прежде всего отношений исполнительной и законодательной власти, турецкие журналисты также пытаются предсказать характер внешней политики страны в предстоящий период. С одной стороны, тот факт, что президент Реджеп Эрдоган (Recep Erdoğan) остается у власти с новыми, усиленными полномочиями, подкрепляет прогнозы о сохранении статус-кво в том числе в этой сфере и, в частности, приверженности курсу на сотрудничество с Россией в экономической, политической, военной сферах (Milliyet, 26.06). Вместе с тем при более активном участии пантюркистской и ультраправой ПНД в управлении страной, а, по выражению некоторых комментаторов, зависимости потерявшей 7% голосов ПСР от этой политической силы, благодаря которой «Народный альянс» получил парламентское большинство (Medya Günlüğü, 26.06), Турция может начать проводить более жесткую внешнюю политику, и первые ее проявления могут наблюдаться на Ближнем Востоке и в Сирии.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Стратегическая безопасность»:

16.02.2019
Меркель заявила о необходимости подключить Китай к переговорам о разоружении
16.02.2019
Пенс: США не будут молча смотреть, как их союзники закупают оружие у противников
15.02.2019
Делегация КНДР отправилась в Ханой для подготовки саммита
15.02.2019
Россия будет держать паритет с США, если Вашингтон выйдет из ДРСМД
15.02.2019
Путин уверен, что Европа не хочет ракет США, но не решается возразить Вашингтону
15.02.2019
В МИД РФ ответили на заявление НАТО о наращивании активности в Черном море
14.02.2019
Выход Вашингтона из ДРСМД может спровоцировать новую гонку вооружений
13.02.2019
Евросоюз призывает США и РФ оставить в силе ДРСМД
13.02.2019
НАТО не планирует повышать порог военных расходов выше 2% ВВП
13.02.2019
НАТО не планирует развертывание наземных ядерных ракет в Европе
13.02.2019
МАГАТЭ проверит ракетно-ядерные объекты КНДР
13.02.2019
В Пентагоне заявили о необходимости модернизации ядерных боеголовок США
13.02.2019
Горбачев: отказ от ДРСМД приведет к непредсказуемости мировой политики
12.02.2019
В США назвали условие нового договора взамен ДРСМД
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.