США создают Космические силы: с какой целью и против кого? / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
США создают Космические силы: с какой целью и против кого?

Вашингтон провоцирует гонку вооружений в космосе

26.06.2018 21:27 Владимир Козин, профессор Академии военных наук России, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО

США создают Космические силы: с какой целью и против кого?

 

18 июня 2018 года президент Дональд Трамп дал указание Пентагону создать Космические силы (Space Forces) в качестве полноценного шестого по счету боевого вида вооруженных сил страны, сделав при этом акцент на нежелательности, чтобы лидерами в космосе были Россия или КНР. Обращаясь к воссозданному Национальному космическому совету, призванному определять долгосрочную американскую политику в космосе, Дональд Трамп продолжил развивать свои представления о деятельности Соединенных Штатов в космическом пространстве, заявив без обиняков: «Мы должны доминировать в космосе».

Таким образом, он повторил формулировку своего предшественника Барака Обамы о необходимости обеспечения американского превосходства в названной сфере, усилив ее замечанием, что для этого недостаточно просто сохранять свое присутствие в ней. Ранее, вступая в марте этого года на базе ВВС «Мирамар» в Калифорнии, он объявил, что в новой национальной космической стратегии космос признается «зоной боевых действий». 

Американские эксперты по космической политике США выражают скепсис относительно возможности быстрого создания нового вида вооруженных сил страны («не раньше чем через 4-5 лет»), для чего, естественно, потребуются значительные финансовые ресурсы и существенные организационно-структурные изменения в американских вооруженных силах. Тем не менее руководство вашингтонского Центра стратегических и международных исследований считает, что определенные ассигнования на эти цели будут предусмотрены в проекте военного бюджета страны на 2019 финансовый год.

Противники создания отдельных Космических сил также обращают внимание на недостаточное количество профессиональных кадров, которые потребуются для нового вида вооруженных сил. Отмечается, что предстоит также решить еще целый список проблем, связанных с созданием таких сил: обеспечить взаимодействие разведывательных структур, где имеются «космические командования», увязать доктринальные установки, адекватно профинансировать дорогостоящий проект, урегулировать различные правовые аспекты и т.д.

Что касается организационно-структурных изменений, то перед разработчиками нового укрупненного космического командования будет стоять задача по объединению «под одной крышей» территориально разрозненных и функционально отличающихся друг от друга профильных «космических» командных центров, существующих в различных видах вооруженных сил.

Так, в структуре ВМС имеется собственное Командование космических сил и военно-морских операций, Сухопутные силы располагают Командованием космических сил и противоракетной обороны. Но самым крупным звеном в этой схеме является Космическое командование ВВС. Кроме того, нельзя не учитывать, что в процессе обсуждения идеи о создании Космических сил именно американские ВВС наиболее твердо сопротивлялись подобной новации, где они явно потеряют свой контроль над космическими средствами, чем они постоянно гордились. А это и запуски космических аппаратов военного назначения, и их мониторинг на околоземных орбитах, и вся иная широко разветвленная  инфраструктура. В Космическом командовании ВВС США заняты 38 тысяч человек, а его годовой бюджет достигает 10 млрд долларов.

Специалисты Пентагона, уже приступившие к созданию столь специфического вида вооруженных сил, также заявляют, что при формировании будущего «шестого вида» вооруженных сил необходимо учитывать военную командно-управленческую структуру стратегического уровня, сложившуюся в стране, где существуют два типа командований: географические командования, отвечающие за ведение боевых действий в шести регионах земного шара, а также функциональные командования, которым предписано осуществлять силовые акции в глобальном измерении. По этим причинам военные разработчики будущих Космических сил США пытаются разрешить дилемму: то ли они будут управляться собственным самостоятельным Космическим командованием, то ли оно будет пользоваться статусом «полусамостоятельного» командования, подчиненного, например, Стратегическому командованию.

Даже шеф Пентагона Джеймс Мэттис еще в июле 2017 года высказывался против создания такой единой общенациональной космической силовой структуры, а представители Белого дома на условиях анонимности даже называли осуществление этого предложения «преждевременным».

Но принятая в декабре прошлого года актуализированная Трампом «Стратегия национальной безопасности США» и его выступление на авиабазе «Мирамар» в марте текущего года убедили не только военно-политическое руководство страны, но и в значительной степени позитивно повлияли на законодателей, заседающих на Капитолийском холме. В частности, в упомянутой обновленной «Стратегии национальной безопасности» содержится такая квалификация космической среды, как «пространство соперничества», а также указывается императив явно с большим замахом: Соединенные Штаты должны «лидировать в космосе и пользоваться в нем свободой действий».

Уже в начале марта 2018 года Министерство обороны США направило в конгресс специальный доклад о структуре будущих национальных Космических сил объемом в 21 страницу, в котором  сообщалось о его работе над тем, каким наилучшим образом создать будущие объединенные Космические силы страны, включая те, которые рассредоточены по многим зонам и нескольким региональным боевым командованиям, призванным проводить эшелонированные космические операции и осуществлять боевые действия в космическом пространстве. В представленном документе перед новым видом вооруженных сил страны ставится задача обеспечить их ударную мощь, жизнеспособность и быструю адаптацию к меняющейся обстановке за счет усовершенствования как оборонительных, так и наступательных потенциалов. Один из заместителей министра обороны должен к началу августа текущего года представить в комитеты конгресса, курирующие проблематику вооруженных сил, доклад «об организационно-управленческих структурах космических компонентов, обеспечивающих национальную безопасность», а к концу декабря 2018 года направить в конгресс полный доклад по данному вопросу.

Высокопоставленные представители правящей Республиканской партии в конгрессе, выступающие за скорейшее создание Космических сил, предлагают, чтобы участвующие в его создании ВВС изложили свои соображения о реализации названной президентской директивы от 18 июня в течение одного года с тем, чтобы подобные силы стали создаваться уже с 2019 года.

Свидетельством того, что американские вооруженные силы будут фокусировать особое внимание на милитаризацию космического пространства в будущем, выступают предложения по формированию бюджета страны на военные цели в 2019 финансовом году. В соответствии с бюджетными выкладками ВВС рассчитывает получить на космические программы в этот период 8,5 млрд долларов, включая 5,9 млрд долларов на проведение соответствующих НИОКР и 2,6 млрд на закупку новых спутников и обустройство стартовых площадок для запуска космических аппаратов.

Запрошенная сумма на 2019 финансовый год на 7,1 процента больше, чем выделенная на обозначенные цели в 2018 финансовом году. А в последующий пятилетний период времени американские ВВС планируют запросить 44,3 млрд долларов, в том числе 31,5 млрд на космические системы и 12,8 млрд долларов на прочие закупки. Эти показатели означают, что прирост намеченных расходов превысит на 18 процентов пятилетний план расходов, сверстанный в 2016 году, еще в период  президентства Барака Обамы. Тогда он предусматривал выделение на аналогичные цели в общей сложности 37,5 млрд долларов.

Таким образом, Соединенные Штаты встали на путь, ведущий к созданию и выводу в космос ударных космических вооружений, призванных решать две параллельные задачи - как оборонительного, так и наступательного характера.

Вполне очевидно, что Вашингтон собирается собрать в «единый кулак» все свои космические силы и средства, которые пока рассредоточены в военно-воздушных, военно-морских и сухопутных силах. Пентагон намеревается разместить на околоземных орбитах ударные космические вооружения класса «космос-космос», а также вооружения класса «космос-поверхность», в том числе с использованием специальных платформ с длительными сроками нахождения в космическом пространстве, которые могут нести на борту различные виды вооружений и являются прототипом  носителей противоспутникового оружия и ударных космических вооружений.

При президенте Бараке Обаме США осуществили четыре запуска беспилотного автоматического космического «мини-челнока» многоразового использования «Orbital Test Vehicle» («OTV»),  или «Орбитальный тестируемый аппарат», также известный как «X-37B»,  длиной 8,8 м и способный нести полезную нагрузку до 900 кг. В марте 2011 года ВВС США запустили вторую такую космическую платформу под кодовым названием «OTV-2», которая пробыла на околоземной орбите девять месяцев. В 2013-2014 годах Пентагон испытал в космосе «OTV-3», который 17 октября 2014 года вернулся на Землю, пробыв на орбите 674 суток, в мае 2015 года американские ВВС запустили в космос очередной «X-37B» («OTV-4»), который находился на околоземной орбите 717 суток, завершив свою миссию в мае 2017 года. В период президентства Дональда Трампа 7 сентября 2017 года был запущен «X-37B» («OTV-5»), который, как ожидается, пробудет на околоземной орбите 288 суток. Планируется запустить очередную платформу «X-37B» («OTV-6») в 2019 году.

Кроме того, в США существуют планы по развертыванию в нем и ударных противоракетных систем.

Отдельные эксперты задаются вопросом: почему Россия и КНР выступили с негативными комментариями в адрес планов Вашингтона создать Космические силы, коль скоро у них есть собственный военно-космический потенциал? Коренное отличие Воздушно-космических сил России и будущих Космических сил США заключается в диаметрально противоположных подходах двух государств к проблеме предотвращения размещения оружия в космосе и к будущим планам использования таких сил. В то время как Россия не намерена вести в космическом пространстве наступательных операций, Соединенные Штаты говорят о такой возможности как не требующей никаких возражений, даже не предполагая проведения консультаций со своими ближайшими союзниками по НАТО.

На изложенном выше военно-техническом фоне явно алармистских планов Вашингтона в космическом пространстве крайне деструктивной представляется политико-дипломатическая позиция США по вопросу о предотвращении размещения оружия в космосе. Она является практически неизменной с «космической эры», то есть с запуска первого советского искусственного спутника Земли в 1957 году. Суть такой политики проста: блокировать все, что препятствует милитаризации космоса. Ее итог конкретен и очевиден: за многие годы обсуждения проблемы его немилитаризации на международных площадках Вашингтон заблокировал 20 крупных инициатив, направленных на недопущение превращения космоса в арену ведения «звездных войн».

Что же касается России и КНР, упомянутых нынешним американским президентом, то их линия в космическом пространстве выстраивается на принципиально иной основе. Москва и Пекин неизменно рассматривают космос как общее наследие человечества, который  должен быть использован в мирных целях, а не в качестве «зоны боевых действий». Широко известные предложения применительно к космосу, выдвинутые сначала СССР, а затем Россией, а также Российской Федерацией совместно с КНР, получили широкую международную поддержку, о чем говорят итоги голосования по резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН, касающимся космической проблематики. Лишь небольшая группа стран во главе с США стабильно и настойчиво выступает против реализации мирных космических инициатив.

С учетом специфических заявлений, сделанных нынешним американским президентом по поводу «доминирования» США в космосе, а также формулировок, включенных в новую Стратегию национальной безопасности страны, где космос обозначен как «пространство соперничества», их попытка создать новые силы в космосе с ударными функциями может иметь негативные последствия для международного мира, глобальной стабильности и глобальной безопасности в целом, а не только для каких-то отдельных государств.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «США: после империи»:

17.07.2018
В Вашингтоне задержали россиянку за работу на Россию
16.07.2018
Внешнеполитическая повестка Трампа связана с выборами в Конгресс - политолог
16.07.2018
Эксперт: неудачный визит Помпео в КНДР не повлиял на развитие межкорейского диалога (ВИДЕО)
16.07.2018
США: стратегия неоколониализма
16.07.2018
НАТО: курс на наращивание военного потенциала сохраняется
16.07.2018
США-Великобритания: конец «особым отношениям»?
16.07.2018
Трамп считает, что отношения с РФ испортились из-за "многих лет безрассудства и глупости" США
16.07.2018
Трамп назвал причиной кризиса в отношениях с Россией "многолетнюю глупость" США
16.07.2018
Трамп уверен, что после встречи с Путиным американцы подвергнут его критике
16.07.2018
Трамп прибыл в Хельсинки на саммит Россия - США
13.07.2018
Эксперт: российско-американский саммит глазами Дональда Трампа (ВИДЕО)
13.07.2018
Эксперт: Путин и Трамп -- важнее всего само начало диалога (ВИДЕО)
13.07.2018
«Большая сделка» с двойным дном
13.07.2018
«Ангела, вы должны мне триллион долларов!»
Загрузка...