Атлантика становится шире / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Атлантика становится шире

Евросоюз делает заявки на глобальное лидерство

30.08.2018 12:10 Александр Жуков, Центр специальных медиаметрических исследований

Атлантика становится шире

Подготовка к новому политическому сезону в Германии и Франции началась с громких заявлений о необходимости пересмотра отношений с США и о том, что Евросоюз должен брать на себя больше ответственности. Прежде всего во внешней и оборонной политике. Сама по себе эта риторика не нова. По меньшей мере о том, что нельзя вечно полагаться на американские гарантии безопасности, в ЕС говорили еще до избрания Дональда Трампа. Однако в последнее время высказывания европейских политиков по поводу перспектив трансатлантических отношений становятся все более конкретными и за ними явно просматривается осознание того, что ничего хорошего со стороны Вашингтона в обозримом будущем ждать не стоит.

В ноябре 2016 года, после оглашения результатов президентских выборов в США, в ЕС никто не понимал, какова будет политика новой американской администрации. Фигура Трампа вызывала у европейцев серьезные опасения, но они все же надеялись, что удастся договориться и трансатлантические отношения хотя бы отчасти сохранят свою преемственность.

Теперь же, спустя почти два года, эти надежды, похоже, полностью растаяли. «Трамп хочет ослабить своих экономических конкурентов, чтобы США смогли остаться лидирующей державой в сфере экономики и политики. И он чувствует себя достаточно сильным, чтобы отказаться от союзников, которые, с его точки зрения, слишком дорого обходятся Америке. Он хочет не партнерства, а подчинения», — такую оценку ситуации высказал два месяца назад в интервью изданию «Хандельсблатт» бывший немецкий вице-канцлер и министр иностранных дел Зигмар Габриэль.

Действующий глава МИД ФРГ, Хайко Маас, в силу занимаемого положения, более дипломатичен в высказываниях. В своей статье, опубликованной в том же «Хандельсблатт» 22 августа, он пишет, что Евросоюзу необходимо партнерство с США, и, обращаясь к Вашингтону, прямо заявляет: «Мы готовы к сотрудничеству». Однако на общем фоне статьи это выглядит не более чем реверансом в сторону истории трансатлантических отношений.

По мнению Мааса, «политически Атлантика становится все шире», и это не только заслуга Дональда Трампа — США и Европа уже достаточно давно отдаляются друг от друга, а их ценности и интересы все меньше пересекаются. Этот процесс, как указывает немецкий министр, начался задолго до Трампа и, очевидно, продолжится после окончания его полномочий. «Поэтому я скептически смотрю на то, что некоторые закоренелые атлантисты советуют нам просто пересидеть этот (американский) президентский срок», — пишет Маас.

Этими заявлениями Маас однозначно относит себя к лагерю так называемых «постатлантистов». В отличие от традиционных атлантистов, полагающих, что американо-европейские отношения нерушимы, а Трамп - лишь временная флуктуация, которую стоит просто переждать, постатлантисты считают, что эра благоденствия в отношениях США и Европы заканчивается и текущая политика Вашингтона — это не отклонение от нормы, а очередное проявление долгосрочных тенденций. То есть дальше будет только хуже, и Евросоюзу надо уже не на словах, а на деле начинать рассчитывать только на собственные силы.

Очевидно, что для ФРГ, которая по сути своей является детищем США, крайне трудно перейти к новой модели трансатлантических отношений. Тем не менее под давлением текущих обстоятельств и - не в последнюю очередь - санкционных угроз в адрес немецких компаний переходный процесс идет достаточно быстрыми темпами. И вот уже Маас пишет о пересечении Вашингтоном «красных линий», а МИД Германии публикует материал под названием «Пять пунктов новой стратегии в отношении США». Еще недавно для Берлина подобная терминология в отношении Вашингтона была невозможна, и оборот «новая стратегия» не должен вводить в заблуждение — никакой старой стратегии в отношении США у Германии не было, а германо-американские отношения до сих пор однозначно определялись понятием «партнерство». Но времена, похоже, меняются.

Скепсис Берлина по поводу трансатлантических отношений разделяют и в Париже. 27 августа Эммануэль Макрон в своей речи перед французскими дипломатами заявил, что США пытаются создать новую модель международных отношений — гегемонистскую и противоречащую европейским ценностям. При этом, по словам французского президента, текущую политическую позицию Вашингтона стоит рассматривать как симптом кризиса действующей капиталистической модели глобализации. То есть Макрон не просто подверг критике политику администрации Трампа, но поставил под сомнение главный источник лидерства и процветания США и, не остановившись на этом, пошел далее: предложил создать новую концепцию глобализации, которая не будет вести к гиперконцентрации капитала, технологий и талантов. В какой именно стране в настоящее время наблюдается эта самая «гиперконцентрация», в общем-то, вполне понятно.

Оценивая перспективы трансатлантических отношений, и в Берлине, и в Париже приходят к одному выводу: Евросоюз должен стать самостоятельным глобальным игроком, способным, говоря словами Хайко Мааса, создавать противовес США. И для этого ему необходимо многое: союзники, которых он сейчас активно пытается привлечь на свою сторону, независимость от американских или же контролируемых США финансовых структур и институтов, но главное — способность обеспечивать собственную безопасность и проводить единую действенную внешнюю политику, в том числе, если необходимо, и с применением военной силы. Именно поэтому сейчас особенно громко звучат заявления о том, что ЕС должен, во-первых, сплотиться, а во-вторых — активно развивать свою интеграцию в сфере обороны.

Неясно, однако, насколько это все реально. На первый взгляд в том, что касается европейской оборонной интеграции, Франция и Германия говорят об одном и том же. Но, рассуждая на данную тему, Париж ожидает, в первую очередь, поддержки своим операциям в Африке. В Берлине же задаются вопросом — стоит ли жертвовать солдатами бундесвера ради французских интересов и как на это отреагирует немецкая общественность. При этом, например, Варшаву беспокоит в первую очередь «российская угроза», и она готова платить миллиарды долларов за размещение на своей территории американской военной базы.

Если европейцы смогут свести воедино все свои расходящиеся интересы, то не исключено, что мы сможем увидеть в ближайшие годы становление нового глобального игрока, как того желают Берлин и Париж. И вполне вероятно, что этот новый глобальный игрок сможет стать реальным противовесом США. Но до тех пор, пока этого не случилось, все рассуждения о самостоятельности Евросоюза остаются не более чем риторикой. Желания, по крайней мере пока, явно расходятся с возможностями.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Бизнес и финансы»:

18.09.2018
Apple перечислила 14,3 млрд евро в счет неуплаченных налогов в Ирландии
18.09.2018
Китай 24 сентября введет пошлины в 5% и 10% на импорт из США на $60 млрд
18.09.2018
"Алроса" выставила на аукцион в Нью-Йорке 81 алмаз крупного размера
18.09.2018
Минфин поддержал план главы ВТБ по дедолларизации экономики России
18.09.2018
Медведев призвал не допускать резкого роста цен на топливо
18.09.2018
Бизнес США продолжает инвестировать в Россию, несмотря на возможное усиление санкций
17.09.2018
Евросоюз готов выделить Литве 780 млн евро на закрытие Игналинской АЭС
17.09.2018
Поставки нефти из России в Китай за 8 месяцев выросли на 30,4%
17.09.2018
Поставки газа в КНР не повлияют на объем поставок "Газпрома" в Европу
17.09.2018
Coca Cola ведет переговоры о выпуске напитков с использованием марихуаны
17.09.2018
Трамп пригрозил ввести тарифы для всех стран, не желающих торговать на условиях США
17.09.2018
ФАС разрешит удалять предустановленные приложения с гаджетов‍
17.09.2018
FT: Deutsche Bank выведет €450 млрд из Лондона из-за Brexit
17.09.2018
ЦБ отозвал лицензию у костромского "Аксонбанка"
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.