Почему «Петров и Боширов» не похожи на настоящих разведчиков / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Почему «Петров и Боширов» не похожи на настоящих разведчиков

Британия пытается выставить российских разведчиков полными идиотами

07.09.2018 10:59 Евгений Крутиков

Почему «Петров и Боширов» не похожи на настоящих разведчиков

Нужно признать, что в плане расследования «дела Скрипалей» британцы сделали немало. Сделанного ими достаточно, чтобы показать запуганному «русской угрозой» обществу «убедительную картину преступления». Но она будет убедительной только для европейских обывателей, но не для тех, кто разбирается в особенностях работы разведки.

Пресс-конференция представителей Скотленд-Ярда и последовавшее за ней эмоциональное выступление Терезы Мэй в парламенте было «под дату» – прошло ровно полгода с начала расследования случая в Солсбери. Обязательно надо было что-то показать, желательно очень наглядно, чтобы создать соответствующий эмоциональный фон. Вот и показали.

Если верить Скотленд-Ярду, Александр Петров и Руслан Боширов прибыли в аэропорт Гэтвик рейсом «Аэрофлота» SU2588 из Москвы в 15.00 2 марта. Оттуда на поезде они отправились в Лондон и прибыли на станцию Виктория около 17.00. Затем поехали общественным транспортом на станцию Ватерлоо, где провели час – с 18.00 до 19.00. Следующей остановкой стала гостиница Сity Stay Hotel на Боу Роуд в восточном Лондоне, в которой они проживали в течение двух ночей.

В субботу 3 марта в 11.45 подозреваемые вновь прибыли на станцию Ватерлоо. Затем поехали в Солсбери, где были уже в 14.25. По оценке полиции, целью поездки была разведка обстановки, и угрозы для окружающих «отравители» в тот день не представляли. Тем же путем они вернулись в Лондон, сев на поезд в 16.10, а спустя четыре часа появились в отеле.

 В воскресенье 4 марта подозреваемые опять доехали на подземке до станции Ватерлоо и вновь отправились в Солсбери, где были в 11.45. Камеры наружного наблюдения зафиксировали их в окрестностях дома Скрипалей. Полиция полагает, что они обработали дверную ручку «Новичком», после чего покинули Солсбери и вернулись в Лондон в 16.45. Уже в 18.15 они сели в подземку и направились в аэропорт Хитроу, откуда рейсом «Аэрофлота» SU2585 вылетели в Москву в 22.15.

В феврале прошлого года Службу столичной полиции впервые в письменной истории возглавила женщина – 57-летняя Крессида Дик. Всю свою сознательную жизнь она отдала полицейской службе, пройдя путь от уличного констебля до ее превосходительства мадам Комиссар. Во время террористической атаки на Лондон в 2005 году именно она была так называемым золотым командующим, то есть ей принадлежало последнее слово в «ситуационной комнате». Именно по этой причине она попала под внутреннее расследование после того, как полицейские застрелили бразильского студента, приняв его за террориста. Суд признал полицейских виновными в нарушении правил безопасности и протоколов, но Крессиду Дик оправдал.

Для дочери профессора философии в престижнейшем Колледже Баллиоль в Оксфорде карьера в полиции удивительна. Но Дик, видимо, бунтарка по жизни. В апреле прошлого года, уже будучи главой столичной полиции, она совершила каминг-аут («совершила» – очень высокопарно звучит), став самым высокопоставленным офицером-лесбиянкой в официальной британской истории. Ее партнер Хелена тоже служит в полиции, с чем мы Скотленд-Ярд и поздравляем. Слухи о Холмсе и Ватсоне заиграли новыми красками.

За время работы Дик на высоком посту случилось несколько террористических актов, а также инцидент в Солсбери, который к Лондону не относится, однако все рычаги расследования почему-то сразу передали в Скотленд-Ярд. Для мадам Комиссар это самый главный вызов в жизни и шанс на новый поворот в карьере. Так что не только Терезе Мэй, но и самой Крессиде Дик было остро необходимо продемонстрировать результаты полугодового расследования.

Пока что общественное мнение в Великобритании однозначно поддерживает официальную точку зрения и глотает все, что ему подносят Мэй и Дик. Но время идет, и пора уже предъявлять доказательства. Возможно, что этой спешкой «под дату» и вызваны вопиющие глупости, которые Дик представила в качестве доказательств «причастности» двух неустановленных персонажей с российскими загранпаспортами к инциденту в Солсбери, в результате которого погибли кот, хомяк и наркоманка.

За прошедшие полгода подчиненные Крессиды Дик проделали гигантский объем работы, перелопатив множество записей с камер наблюдения. Проблема в том, что изначально им была поставлена ошибочная задача. Они должны были привязать ко времени и пространству (Солсбери, 4 марта) любых лиц с российскими паспортами, зафиксированными в эти дни в лондонских аэропортах, то есть поставить телегу впереди лошади. Удивительно, но они с этим справились, хотя и с помарками.

Если и говорить о доказательной базе в той ее части, которую озвучила Дик, она просто никакая.

Да, следователи увязали двоих с паспортами Петрова и Боширова с Солсбери. С точки зрения туриста, их нахождение там подозрительно: ехать в Англию за достопримечательностями Солсбери – все равно что искать морской пляж в Кемерово. С другой стороны, мало ли что им там понадобилось – разные бывают извращения, о чем Крессиде Дик наверняка известно больше, чем рядовым гражданам.

Главное, что Петров и Боширов не привязаны к самому событию в Солсбери. По крайней мере, Крессида Дик не предъявила никаких доказательств того, что они кого-нибудь травили («испортили ручку двери») или совершили хоть что-то неправильное, кроме самого факта поездки в депрессивный Солсбери вместо похода в галерею Тэйт или музей мадам Тюссо.

 Казалось бы, требовалось немногое. Получая британскую визу, эти двое должны были оставить отпечатки пальцев, а на флакончике из-под духов никаких отпечатков пальцев, кроме наркоманских, не найдено. Следующий шаг: если бы отпечатки, сданные при получении визы, не совпали бы с отпечатками в гостинице, это хотя бы дало повод сомневаться в том, что в посольстве визу получали те же люди, которые в итоге въехали в Британию по паспортам Петрова и Боширова. Это стало бы оправданно громким заявлением, а то и «следом». Но и это не было объявлено и не факт, что сделано.

Между тем анализ открытых ресурсов и баз данных как чуточка журналистской хватки позволил бы кое-что прояснить и с этими двумя. Журналистам «Фонтанки», например, позволил. Утверждается, что Руслан Боширов родился 12 апреля 1978 года в Душанбе и зарегистрирован в Москве в новостройке в Тушине. В этой квартире проживает одинокая старушка – божий одуванчик. По версии соседей, Руслан может быть ее сыном, но они никогда его не видели. Также можно предположить, что это фиктивная регистрация уроженца Таджикистана без очевидного прошлого, что по-иному раскрашивает все происходящее.

В одной из социальных сетей в профиле Боширова указано, что он закончил в 2004 году географический факультет МГУ по специальности «гидрология суши», то есть по профессии он мелиоратор, что очень характерно для таджиков – вся Кулябская долина изрыта арыками вдоль и поперек. В любом случае образование проверяется в течение часа, устанавливаются его подлинность и связи бывшего студента, если он действительно учился.

Кстати, из друзей в социальных сетях Боширова указана только некая девушка с Украины. Запомним это.

Также у Боширова есть машина, на ней он дважды что-то нарушал, но, видимо, платил штрафы в упрощенном порядке, поскольку исполнительных производств не выявлено. Кто-то посчитал это подозрительным, но сейчас подобное – обычная практика. Платишь досрочно 50% от суммы штрафа, и производств на тебя не заводится. Человек явно старался не попадать в поле зрения полиции и государственной системы. Запомним и это тоже.

О Петрове известно еще меньше. Точнее, совсем ничего. Человек с таким именем-фамилией и датой рождения (13 июля 1979 года) встречается в списке сотрудников национального производителя иммунобиологических препаратов – ФГУП НПО «Микроген», созданного в 2003 году путем слияния 14 предприятий иммунобиологической отрасли. В то же время Петров – десятая по распространенности русская фамилия. И Петров из «Микрогена» уже выступил с заявлением о том, что ему не только до Лондона, а даже до Алтая доехать проблема.

Отметим, что другой Петров прилетал в Лондон за год до инцидента в Солсбери, то есть его отпечатки в базе должны быть уже давно. Парочка Боширов–Петров вообще часто ездила за границу, но по отдельности. С сентября 2016 года по март 2018-го они посетили Амстердам, Женеву, Милан, неоднократно – Париж.

Все это, повторимся, установили российские журналисты. А мы возвращаемся в Британию, в действиях властей которой прослеживается странная логика, граничащая с безвкусицей.

Конечно, уроженка Оксфорда из правящего класса может считать, что все, кто живет по другую сторону Канала, – варвары и иностранцы, но представлять «русских разведчиков из ГРУ» круглыми идиотами все-таки перебор. Как минимум непрофессионально.

Если уж эти ребята по какой-то причине не могли тащить за собой парашюты или передвигаться в костюмах химзащиты, могли бы хотя бы шапку-ушанку надеть и медведя причесать. Примерно в этом духе следует расценивать всю «операцию по ликвидации Скрипалей», описанную Мэй и Дик.

Надоело напоминать британским коллегам, что «ГРУ» давно называется иначе, но им все-таки следует тщательнее относиться к фактуре, иначе и до КГБ с НКВД недалеко. Каждая такая вроде бы мелкая ошибка обесценивает любые доклады Дик и выступления Мэй. Но существуют и очевидные табу, которые в здравом уме нарушают только самоубийцы или дилетанты.

Прилететь рейсом «Аэрофлота» из Москвы, чтобы кого-нибудь убить, а затем рейсом этой же авиакомпании улететь обратно – для профессионала разведки это за гранью разумного. Тем более с флакончиком яда в чемоданчике. Существуют десятки способов попасть в Британию, не привлекая к себе внимания. Если бы эта парочка, замышляя недоброе, прилетела бы в Лондон (а лучше в Эдинбург или Белфаст, добираясь до столицы на такси или арендованной машине) за два месяца до события рейсом, скажем, из Дубая, то Крессида Дик искала бы их еще полгода и не факт, что отчиталась бы к годовщине гибели хомяка.

Это самая простая схема. Более сложные потребовали бы смены паспортов и предварительной легализации где-нибудь в Нидерландах, откуда никто в Лондоне отпечатков пальцев не потребует.

Впрочем, и это слишком просто. Хочется заверить британских коллег, что если кому-то в российских секретных службах понадобится въехать в Соединенное Королевство незамеченным и столь же тихо его покинуть, подобное возможно. А дурить так, как Петров с Бошировым, могут только действительно ребята с парашютом и в ушанке из хрестоматийного анекдота.

То же касается и «орудия преступления». Только клинически нездоровый человек потащит через две таможни смертельный яд, как бы он ни был замаскирован. Любой таможенник удивится, зачем бородатому мужику с неславянской внешностью разобранный на части флакон женских духов. Ладно, везет в подарок из Москвы – с кем не бывает, много странного в этих русских, но в разобранном виде-то зачем? Если уж приспичило кого-то ликвидировать, орудие убийства обычно добывается на месте. Никто не будет множить риски при переходе границы, случайном бытовом досмотре или другом неожиданном событии. Минимизация случайностей – основная часть планирования любой операции.

 Перемещения в пространстве и времени этих Петрова и Боширова никак не увязывают их с самим событием преступления. Пока не представлено ни одного доказательство чьей-либо (не только «подозреваемых») причастности к отравлению Скрипалей и их домашних животных. С точки зрения улик следствие вообще не продвинулось ни на шаг за полгода и не имеет ни одного вещественного доказательства, пригодного к использованию в суде. А представленная Крессидой Дик видеосказка – нелепая попытка выстроить версию, за которую, будь она простым следователем, ее отправили бы обратно в уличный патруль.

Но если хоть на секунду предположить, что эти персонажи действительно существуют в рамках тех отрывочных биографий и скудных установочных данных, что мы имеем сейчас, может получиться совсем другая картина. Все это начинает сильно смахивать на провокацию, подготовленную спящей ячейкой, состоящей из непрофессионалов.

Чтобы не вдаваться в пустую конспирологию и не уподобляться нашим британским коллегам, ограничимся одним намеком. Но, по крайней мере, такая версия имеет куда больше перспектив для оперативной разработки, чем «государственный терроризм режима Путина».

Но вряд ли подчиненные Крессиды Дик, как и она сама, заинтересованы в столь трудоемких расследованиях. А уж Тереза Мэй тем более.

 Источник: газета «Взгляд»

 

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Стратегическая безопасность»:

15.11.2018
Пенс обсудил с Путиным темы его предстоящей встречи с Трампом в Аргентине
15.11.2018
На Кубе может возобновить работу российский разведывательный центр
15.11.2018
Макрон отказался быть вассалом США
14.11.2018
Путин и Абэ активизируют переговоры по мирному договору
14.11.2018
Роухани назвал американские санкции против Тегерана ошибкой Вашингтона
14.11.2018
Пенс: США готовы к холодной войне с Китаем
13.11.2018
Трамп опроверг сообщения прессы о том, что КНДР скрыла от США ракетные базы
13.11.2018
Путин и Трамп не обсуждали в Париже возможный обмен визитами
13.11.2018
Поклонская рассказала, чем займется ее муж после увольнения
13.11.2018
Путин прибыл в Сингапур с трехдневным визитом
13.11.2018
Навального не выпустили за границу на заседание ЕСПЧ по его иску
12.11.2018
МАГАТЭ подтверждает, что Иран выполняет условия ядерного соглашения
12.11.2018
РФ расширяет влияние в Азии
12.11.2018
Глава МВД Германии заявил о намерении покинуть должность председателя ХСС
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.