Станет ли оборонная интеграция началом эмансипации ЕС от США? / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Станет ли оборонная интеграция началом эмансипации ЕС от США?

Дискуссии по европейской армии носят пока умозрительный характер

23.11.2018 16:32 Андрей Жуков, Центр специальных медиаметрических исследований

Станет ли оборонная интеграция началом эмансипации ЕС от США?

Тема «общеевропейской армии» насчитывает примерно столько же лет, сколько сама европейская интеграция. Но каким-то чудесным образом ей удается сохранять первозданную свежесть, и каждый раз, возникая в информационном поле, она вызывает оживленный интерес и активно комментируется.

В начале ноября Эммануль Макрон в одном из своих интервью высказал мысль о том, что Евросоюзу нужна «настоящая армия», чем спровоцировал очередной виток дискуссий, причем не только среди экспертов и журналистов — свою позицию по данному вопросу уже высказали Дональд Трамп, Владимир Путин, Ангела Меркель, Федерика Могерини и ряд политиков рангом ниже.

В действительности заявление Макрона является обычной политической риторикой, и никакой «настоящей армии» ЕС в обозримом будущем создать не способен. Армия — это атрибут государства, каковым Евросоюз, как известно, пока не является и, соответственно, создать собственную армию он де-факто пока не может. Ни один из членов союза сейчас не готов передать командование над своими вооруженными силами в Брюссель — то есть расстаться с одной из самых важных составляющих своего суверенитета.

И Франции, с ее ядерной кнопкой, которой она так дорожит, это касается в первую очередь. Сомнительно, что Париж согласится отдать право распоряжаться своими ядерными силами евробюрократам. В Великобритании накануне референдума 2016 года сторонники выхода из ЕС использовали в качестве одного из основных аргументов в свою пользу именно перспективу создания «общеевропейской армии». В итоге британцы решили, что проще выйти из союза, не дожидаясь, пока интеграция зайдет настолько далеко. Оказалось, правда, что выход из ЕС — это не самое простое решение проблемы, но это уже другой вопрос, касающийся в первую очередь экономических отношений.

Париж сегодня поднимает тему единой армии совсем не из-за того, что он, как утверждает Макрон, беспокоится за безопасность ЕС перед лицом Москвы, Вашингтона или Пекина. Франция ждет поддержки своих военно-политических амбиций в Средиземноморье и Африке, и в первую очередь со стороны Берлина. Она это ясно показала еще в 2015 году, активировав статью Лиссабонского договора о коллективной обороне. А в сентябре 2017 года Макрон предложил создать общие европейские интервенционные силы, главной задачей которых должно стать проведение военных операций на южном направлении.

Берлин согласился поддержать французскую «интервенционную инициативу», но весьма нехотя и исключительно из соображений «европейской солидарности». Однако, несмотря на все эти соображения, в Германии совсем не хотят, чтобы бундесвер превратился в инструмент реализации французских интересов. И вот для того, чтобы стимулировать своих немецких партнеров к большей военной активности, французский президент поднимает достаточно чувствительный для Берлина вопрос об общей армии ЕС.

Германия, наверное, единственная страна Евросоюза, которая уже много лет говорит о необходимости оборонной евроинтеграции. Но при этом в Берлине мыслят достаточно рационально и понимают, что создание единой армии — это дело отдаленного будущего, в котором ЕС достигнет необходимого уровня политической интеграции, и идти к этой цели надо маленькими шажками. На что, в частности, канцлер Ангела Меркель ясно указала в своем выступлении перед Европарламентом 13 ноября. Задачей на ближайшую перспективу в Германии считают создание «армии европейцев», то есть интегрированных вооруженных сил, командование над которыми, тем не менее, остается в ведении отдельных стран ЕС. Эту идею уже неоднократно за последние несколько дней озвучила немецкий министр обороны Урсула фон дер Ляйен, в том числе и в своей статье во «Франкфуртер Альгемайне».

В Берлине надеются, что ЕС когда-нибудь сможет выступать на мировой арене на равных с Россией, США и Китаем. И с этой точки зрения важно даже не то, насколько далеко продвинется военная интеграция, главное — будет ли ЕС способен быстро принимать решения в сфере внешней политики и обороны. Поэтому фон дер Ляйен предлагает создать не только «армию европейцев», но и специальный межпарламентский комитет внутри ЕС, который будет оперативно разрабатывать планы действий в кризисных ситуациях и тем самым облегчит принятие решений об использовании вооруженных сил. Еще один маленький шаг в направлении главной цели.

Когда Федерика Могерини 20 ноября по итогам Совета министров обороны ЕС заявила о том, что «никто не занимается созданием единой армии», она практически не лукавила. Пока Евросоюз только нащупывает направления движения и делает первые пробные шаги. Постоянное структурированное сотрудничество, которое теперь включает в себя 34 совместных проекта в сфере обороны — это только одно из таких направлений. Параллельно Германия, например, договаривается с партнерами по ЕС об интеграции и переподчинении отдельных воинских подразделений. Париж и Берлин пытаются совместно реализовать проект нового истребителя и танка. И французскую «интервенционную инициативу», хотя формально она не связана с ЕС, тоже можно рассматривать как часть этого общего процесса.

Приведут ли все эти подвижки к какому-либо видимому результату — пока неясно, но они, тем не менее, вызывают к себе пристальное внимание. И главный вопрос, который возникает в этой связи в Москве, Вашингтоне да и в самом Евросоюзе, — станет ли оборонная интеграция началом эмансипации ЕС от США?

Сейчас европейские политики утверждают обратное, а именно, что усиливающий свои оборонные способности Евросоюз намерен стать «европейской опорой НАТО». И это похоже на правду. Без поддержки США страны ЕС не способны в полной мере обеспечить свою безопасность и поэтому вынуждены держаться за трансатлантические связи, несмотря на все недружественные шаги со стороны Вашингтона. Что, впрочем, не отменяет желания когда-нибудь все-таки получить возможность действовать без оглядки на своих заокеанских партнеров.

Стремление реализовать это желание приводит порой к выдвижению достаточно радикальных предложений. В Германии, например, уже несколько лет некоторые политики и эксперты всерьез обсуждают вопрос о европеизации французского ядерного оружия. Осталось, что называется, уговорить Париж, который, как уже было отмечено, совсем не хочет расставаться с независимостью в собственном ядерном планировании. Так что пока все эти дискуссии носят исключительно умозрительный характер. Так же, как и заявления об армии ЕС — даже если они звучат на самом высоком уровне.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Кризис в Европе»:

11.12.2018
Протесты во Франции – политическая неопределенность остается
11.12.2018
Эксперт: НАТО не собирается нести ответственность за судьбу Украины (ВИДЕО)
10.12.2018
Макрон объявил о чрезвычайном экономическом и социальном положении во Франции
05.12.2018
Эксперт: Брекзит как политическая эстафета (ВИДЕО)
23.11.2018
Оправдание виновного — приговор судье
19.11.2018
Эксперт: создание европейской армии - ответ на разногласия с США (ВИДЕО)
31.10.2018
Эксперт: Меркель запустила операцию "Преемник" (ВИДЕО)
29.10.2018
Политолог: Меркель стала «хромой уткой»
19.10.2018
Саммит ЕС: обсуждение Brexit с треском провалилось
17.10.2018
Эксперт: Россия формально давно уже не в ПАСЕ (ВИДЕО)
16.10.2018
Британские цели в ЕС: русофобия и Брекзит
05.10.2018
Праворадикалы напали в Марселе на штаб НПО, спасающей мигрантов в море
27.09.2018
Ангела промахнулась
13.09.2018
Путин об «отравителях Скрипалей»: «Мы знаем, кто это, мы их нашли»
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.