Станет ли оборонная интеграция началом эмансипации ЕС от США? / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Станет ли оборонная интеграция началом эмансипации ЕС от США?

Дискуссии по европейской армии носят пока умозрительный характер

23.11.2018 16:32 Андрей Жуков, Центр специальных медиаметрических исследований

Станет ли оборонная интеграция началом эмансипации ЕС от США?

Тема «общеевропейской армии» насчитывает примерно столько же лет, сколько сама европейская интеграция. Но каким-то чудесным образом ей удается сохранять первозданную свежесть, и каждый раз, возникая в информационном поле, она вызывает оживленный интерес и активно комментируется.

В начале ноября Эммануль Макрон в одном из своих интервью высказал мысль о том, что Евросоюзу нужна «настоящая армия», чем спровоцировал очередной виток дискуссий, причем не только среди экспертов и журналистов — свою позицию по данному вопросу уже высказали Дональд Трамп, Владимир Путин, Ангела Меркель, Федерика Могерини и ряд политиков рангом ниже.

В действительности заявление Макрона является обычной политической риторикой, и никакой «настоящей армии» ЕС в обозримом будущем создать не способен. Армия — это атрибут государства, каковым Евросоюз, как известно, пока не является и, соответственно, создать собственную армию он де-факто пока не может. Ни один из членов союза сейчас не готов передать командование над своими вооруженными силами в Брюссель — то есть расстаться с одной из самых важных составляющих своего суверенитета.

И Франции, с ее ядерной кнопкой, которой она так дорожит, это касается в первую очередь. Сомнительно, что Париж согласится отдать право распоряжаться своими ядерными силами евробюрократам. В Великобритании накануне референдума 2016 года сторонники выхода из ЕС использовали в качестве одного из основных аргументов в свою пользу именно перспективу создания «общеевропейской армии». В итоге британцы решили, что проще выйти из союза, не дожидаясь, пока интеграция зайдет настолько далеко. Оказалось, правда, что выход из ЕС — это не самое простое решение проблемы, но это уже другой вопрос, касающийся в первую очередь экономических отношений.

Париж сегодня поднимает тему единой армии совсем не из-за того, что он, как утверждает Макрон, беспокоится за безопасность ЕС перед лицом Москвы, Вашингтона или Пекина. Франция ждет поддержки своих военно-политических амбиций в Средиземноморье и Африке, и в первую очередь со стороны Берлина. Она это ясно показала еще в 2015 году, активировав статью Лиссабонского договора о коллективной обороне. А в сентябре 2017 года Макрон предложил создать общие европейские интервенционные силы, главной задачей которых должно стать проведение военных операций на южном направлении.

Берлин согласился поддержать французскую «интервенционную инициативу», но весьма нехотя и исключительно из соображений «европейской солидарности». Однако, несмотря на все эти соображения, в Германии совсем не хотят, чтобы бундесвер превратился в инструмент реализации французских интересов. И вот для того, чтобы стимулировать своих немецких партнеров к большей военной активности, французский президент поднимает достаточно чувствительный для Берлина вопрос об общей армии ЕС.

Германия, наверное, единственная страна Евросоюза, которая уже много лет говорит о необходимости оборонной евроинтеграции. Но при этом в Берлине мыслят достаточно рационально и понимают, что создание единой армии — это дело отдаленного будущего, в котором ЕС достигнет необходимого уровня политической интеграции, и идти к этой цели надо маленькими шажками. На что, в частности, канцлер Ангела Меркель ясно указала в своем выступлении перед Европарламентом 13 ноября. Задачей на ближайшую перспективу в Германии считают создание «армии европейцев», то есть интегрированных вооруженных сил, командование над которыми, тем не менее, остается в ведении отдельных стран ЕС. Эту идею уже неоднократно за последние несколько дней озвучила немецкий министр обороны Урсула фон дер Ляйен, в том числе и в своей статье во «Франкфуртер Альгемайне».

В Берлине надеются, что ЕС когда-нибудь сможет выступать на мировой арене на равных с Россией, США и Китаем. И с этой точки зрения важно даже не то, насколько далеко продвинется военная интеграция, главное — будет ли ЕС способен быстро принимать решения в сфере внешней политики и обороны. Поэтому фон дер Ляйен предлагает создать не только «армию европейцев», но и специальный межпарламентский комитет внутри ЕС, который будет оперативно разрабатывать планы действий в кризисных ситуациях и тем самым облегчит принятие решений об использовании вооруженных сил. Еще один маленький шаг в направлении главной цели.

Когда Федерика Могерини 20 ноября по итогам Совета министров обороны ЕС заявила о том, что «никто не занимается созданием единой армии», она практически не лукавила. Пока Евросоюз только нащупывает направления движения и делает первые пробные шаги. Постоянное структурированное сотрудничество, которое теперь включает в себя 34 совместных проекта в сфере обороны — это только одно из таких направлений. Параллельно Германия, например, договаривается с партнерами по ЕС об интеграции и переподчинении отдельных воинских подразделений. Париж и Берлин пытаются совместно реализовать проект нового истребителя и танка. И французскую «интервенционную инициативу», хотя формально она не связана с ЕС, тоже можно рассматривать как часть этого общего процесса.

Приведут ли все эти подвижки к какому-либо видимому результату — пока неясно, но они, тем не менее, вызывают к себе пристальное внимание. И главный вопрос, который возникает в этой связи в Москве, Вашингтоне да и в самом Евросоюзе, — станет ли оборонная интеграция началом эмансипации ЕС от США?

Сейчас европейские политики утверждают обратное, а именно, что усиливающий свои оборонные способности Евросоюз намерен стать «европейской опорой НАТО». И это похоже на правду. Без поддержки США страны ЕС не способны в полной мере обеспечить свою безопасность и поэтому вынуждены держаться за трансатлантические связи, несмотря на все недружественные шаги со стороны Вашингтона. Что, впрочем, не отменяет желания когда-нибудь все-таки получить возможность действовать без оглядки на своих заокеанских партнеров.

Стремление реализовать это желание приводит порой к выдвижению достаточно радикальных предложений. В Германии, например, уже несколько лет некоторые политики и эксперты всерьез обсуждают вопрос о европеизации французского ядерного оружия. Осталось, что называется, уговорить Париж, который, как уже было отмечено, совсем не хочет расставаться с независимостью в собственном ядерном планировании. Так что пока все эти дискуссии носят исключительно умозрительный характер. Так же, как и заявления об армии ЕС — даже если они звучат на самом высоком уровне.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Кризис в Европе»:

14.02.2019
Немцы предпочитают верить Путину, а не Трампу
02.02.2019
Володин призвал ПАСЕ вернуть России взносы за три года
25.12.2018
Brexit как показатель внутренних проблем Великобритании
19.12.2018
Британия после Brexit не будет стремиться сокращать число мигрантов до 100 тыс. в год
14.12.2018
Эксперт: итоги 2018 года (ВИДЕО)
14.12.2018
Полиция в Будапеште применила слезоточивый газ против демонстрантов
12.12.2018
Эксперт: кто надел на них желтые жилеты? (ВИДЕО)
11.12.2018
Протесты во Франции – политическая неопределенность остается
11.12.2018
Эксперт: НАТО не собирается нести ответственность за судьбу Украины (ВИДЕО)
10.12.2018
Макрон объявил о чрезвычайном экономическом и социальном положении во Франции
05.12.2018
Эксперт: Брекзит как политическая эстафета (ВИДЕО)
23.11.2018
Оправдание виновного — приговор судье
19.11.2018
Эксперт: создание европейской армии - ответ на разногласия с США (ВИДЕО)
31.10.2018
Эксперт: Меркель запустила операцию "Преемник" (ВИДЕО)
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.