Как освещать событие, которого не было? / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Как освещать событие, которого не было?

Несостоявшаяся встреча Путина и Трампа на полях саммита G20 в зеркале зарубежных СМИ

Как освещать событие, которого не было?

 

Начавшийся 30 ноября саммит “Большой двадцатки” - или G20 - привлек к себе внимание прессы всех стран-участниц, на несколько дней вытеснив остальные сюжеты из информационного поля и вынудив журналистов даже в выходные дни стремительно публиковать материал за материалом.

Международная панорама, все линии перспективы которой сошлись в Буэнос-Айресе, донельзя колоритна: враги, друзья, конкуренты встретились за одним столом; исход многих торговых сделок и войн будет предрешен в кулуарах, а каждый разговор, каждый кадр, запечатлевающий рукопожатия мировых лидеров, станет новой картой во внутриполитической борьбе по возвращении домой.

Среди бесчисленных тем для обсуждения наиболее притягательными с точки зрения количества просмотров стали три острых сюжета: новая торговая сделка USMCA (субститут НАФТА), о которой так долго спорили президент США и премьер Канады; переговоры между Си Цзиньпином и Дональдом Трампом и сорванная в последнюю минуту американской стороной встреча Владимира Путина и его американского коллеги.

Как это ни удивительно, “пустая” тема - равно как и отсутствующее рукопожатие президентов России и США - сосредотачивают на себе пристальнейшее внимание зарубежной прессы и “мозговых центров”, в особенности - американских. Но все же - и это необходимо признать - тема России постепенно выходит из моды, уступая место новому вызову для США XXI века - Китаю. Это заметно и по интенсивности, и по сюжетам публикаций: дежурная критика в адрес Путина - и более ничего. Но образ сложился, и каков же медиапортрет этого несуществующего сюжета - встречи президентов России и США, - представленный на суд самыми читаемыми и авторитетными международными изданиями?

Bloomberg охарактеризовал отмену двусторонних переговоров как “наиболее слабое звено повестки [американского] президента, которое, к счастью, было убрано из программы”. Более того, “непоследовательность” и “непредсказуемость” Трампа, по мнению издания, сослужили непредвиденную добрую службу американским внешнеполитическим интересам: именно эти характеристики не позволяют Путину “раскусить” его американского коллегу - это-то Блумберг и одобряет.

Гарвардский Belfer Center даёт следующую тривиальную - для американских СМИ и нетривиальную для российских - оценку прошлогоднему саммиту в Хельсинки: безусловный “успех” для Путина и провал - для Трампа. Автор искренне надеется на отмену саммита уже в Буэнос-Айресе (материал опубликовали в день, когда последовало официальное сообщение, следовательно, автор попросту не поспел в срок с редактурой текста), поскольку любая реакция президента США - шаг в сторону от советов и мнения разведывательного сообщества, то есть игра против интересов собственного народа. Итог - встрече не быть ни при каких условиях.

CNN нетривиально подошли к освещению темы: вкратце обрисовано политическое противостояние условных “Демократов” во главе со спецследователем Р. Мюллером и администрации президента США. “Охота на ведьм” против стремления прагматиков наладить отношения с Россией. Тем не менее, издание освещает весь сюжет сквозь призму показаний Коэна, адвокатаТрампа, которые указывают на “финансовые связи президента с Россией”. Следовательно, встреча, состоявшись, лишь подтвердила бы нехорошие догадки на сей счёт.

New York Times усматривают иные мотивы, побудившие Трампа отменить встречу с российским лидером. Коэн, как выяснилось, пытался обустроить в Москве строительство Trump Tower, что, по мнению американского издания, является последним доводом королей к вопросу о связях американского президента с Россией - они были, есть и будут. Поэтому формальный повод к отмене саммита - конфликт в Керченском проливе - дешевый трюк, поскольку в действительности Трамп попросту побоялся встретить взгляд своего “спонсора”.

Carnegie Endowment for International Peace в материалах, посвященных саммиту G20, бегло освещает тему двусторонней встречи, отмечая, однако, что сюжет, безусловно, возбуждал наибольший интерес публики - оттеняя даже более значимую для мирополитического развития встречу Си и Трампа. Центр задается вопросом: почему же американский президент избегает открыто критиковать своего российского коллегу? Ответ расплывчат - вероятно,  Путин имеет “тайные рычаги” влияния, никак иначе.

Forbes избрали куда более поэтичный тон изложения политической повестки саммита G20. Рассуждение об отмене встречи строится вокруг исторических параллелей с эпохой Петра Великого: по мнению издания, репутационный фактор - едва ли не важнейший индикатор успеха проведения саммита или встречи. “Держать марку” - только таким стремлением Forbes и объясняет отмену встречи, сожалея, тем не менее, о том, что отношения России и США находятся на столь низком уровне.

Словом, даже беглого взгляда на заголовки статей прессы США достаточно, чтобы уяснить: “Россия” и “политика России” не существуют, в моде - “Vladimir Putin” и “Putin’s Russia”. Никакого фундаментального анализа, им и не пахнет, самое смелое исследование журналистов - профайлинг и пристальное рассмотрение косых взглядов, брошенных президентами России и США друг на друга.

Подвести черту следует, отталкиваясь от потаенных механизмов, сформировавших сей медиаландшафт. Фрэнсис Фукуяма, американский политолог и автор концепции “конца истории”, суть которой сводилась к тому, что после краха биполярной системы установится демократия в масштабах всего земного шара и войны (или история) как таковые прекратятся, оказался вовсе не прав в своих ожиданиях, которыми столь долго вдохновлялась американская внешняя политика, став, в итоге, проекцией политики внутренней. Сложно сказать наверняка, отказался ли истеблишмент США от этих иллюзий, но ядро суждений о “конце истории” навсегда стало неотъемлемой частью американской политической культуры, теперь уже культуры постмодерна. Последнее означает, что все - относительно, что текст и мнение превалируют над фактом и действием, что “польза” и “вред” - единственные ориентиры. Исходя из подобного миропредставления, становится понятна страсть американских медиа к рассуждениям на несуществующие темы, такие как несостоявшаяся встреча Путина и Трампа.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «США: после империи»:

22.09.2019
Шойгу назвал главной угрозой для России убежденность США в своем превосходстве
22.09.2019
Зариф считает позерством действия США на Ближнем Востоке
20.09.2019
Эксперт: отношения США и РФ «на нуле» (ВИДЕО)
20.09.2019
Политолог: США выгоден конфликт на востоке Украины
20.09.2019
Минобороны: Калининградская область надежно защищена от воздушных атак со стороны США
20.09.2019
Захарова назвала заявления США о возможности прорыва ПВО Калининграда безответственными угрозами
20.09.2019
Губернатор Калининградской области не советует США нападать на регион
19.09.2019
Над Ираном вновь сгущаются тучи
19.09.2019
«Темная лошадка» внешней политики Вашингтона
19.09.2019
Трамп оставил автограф на стене на американо-мексиканской границе
18.09.2019
«Кухня дьявола» в Форт-Детрике
17.09.2019
В Иране заявили, что никаких переговоров с США не будет
16.09.2019
Эксперты о последствиях удара по нефтепромыслам КСА
16.09.2019
Эксперт: отставка Болтона - шанс на улучшение отношений с США (ВИДЕО)
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.