Как освещать событие, которого не было? / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Как освещать событие, которого не было?

Несостоявшаяся встреча Путина и Трампа на полях саммита G20 в зеркале зарубежных СМИ

04.12.2018 15:58 Николай Войтов, Центр специальных медиаметрических исследований

Как освещать событие, которого не было?

 

Начавшийся 30 ноября саммит “Большой двадцатки” - или G20 - привлек к себе внимание прессы всех стран-участниц, на несколько дней вытеснив остальные сюжеты из информационного поля и вынудив журналистов даже в выходные дни стремительно публиковать материал за материалом.

Международная панорама, все линии перспективы которой сошлись в Буэнос-Айресе, донельзя колоритна: враги, друзья, конкуренты встретились за одним столом; исход многих торговых сделок и войн будет предрешен в кулуарах, а каждый разговор, каждый кадр, запечатлевающий рукопожатия мировых лидеров, станет новой картой во внутриполитической борьбе по возвращении домой.

Среди бесчисленных тем для обсуждения наиболее притягательными с точки зрения количества просмотров стали три острых сюжета: новая торговая сделка USMCA (субститут НАФТА), о которой так долго спорили президент США и премьер Канады; переговоры между Си Цзиньпином и Дональдом Трампом и сорванная в последнюю минуту американской стороной встреча Владимира Путина и его американского коллеги.

Как это ни удивительно, “пустая” тема - равно как и отсутствующее рукопожатие президентов России и США - сосредотачивают на себе пристальнейшее внимание зарубежной прессы и “мозговых центров”, в особенности - американских. Но все же - и это необходимо признать - тема России постепенно выходит из моды, уступая место новому вызову для США XXI века - Китаю. Это заметно и по интенсивности, и по сюжетам публикаций: дежурная критика в адрес Путина - и более ничего. Но образ сложился, и каков же медиапортрет этого несуществующего сюжета - встречи президентов России и США, - представленный на суд самыми читаемыми и авторитетными международными изданиями?

Bloomberg охарактеризовал отмену двусторонних переговоров как “наиболее слабое звено повестки [американского] президента, которое, к счастью, было убрано из программы”. Более того, “непоследовательность” и “непредсказуемость” Трампа, по мнению издания, сослужили непредвиденную добрую службу американским внешнеполитическим интересам: именно эти характеристики не позволяют Путину “раскусить” его американского коллегу - это-то Блумберг и одобряет.

Гарвардский Belfer Center даёт следующую тривиальную - для американских СМИ и нетривиальную для российских - оценку прошлогоднему саммиту в Хельсинки: безусловный “успех” для Путина и провал - для Трампа. Автор искренне надеется на отмену саммита уже в Буэнос-Айресе (материал опубликовали в день, когда последовало официальное сообщение, следовательно, автор попросту не поспел в срок с редактурой текста), поскольку любая реакция президента США - шаг в сторону от советов и мнения разведывательного сообщества, то есть игра против интересов собственного народа. Итог - встрече не быть ни при каких условиях.

CNN нетривиально подошли к освещению темы: вкратце обрисовано политическое противостояние условных “Демократов” во главе со спецследователем Р. Мюллером и администрации президента США. “Охота на ведьм” против стремления прагматиков наладить отношения с Россией. Тем не менее, издание освещает весь сюжет сквозь призму показаний Коэна, адвокатаТрампа, которые указывают на “финансовые связи президента с Россией”. Следовательно, встреча, состоявшись, лишь подтвердила бы нехорошие догадки на сей счёт.

New York Times усматривают иные мотивы, побудившие Трампа отменить встречу с российским лидером. Коэн, как выяснилось, пытался обустроить в Москве строительство Trump Tower, что, по мнению американского издания, является последним доводом королей к вопросу о связях американского президента с Россией - они были, есть и будут. Поэтому формальный повод к отмене саммита - конфликт в Керченском проливе - дешевый трюк, поскольку в действительности Трамп попросту побоялся встретить взгляд своего “спонсора”.

Carnegie Endowment for International Peace в материалах, посвященных саммиту G20, бегло освещает тему двусторонней встречи, отмечая, однако, что сюжет, безусловно, возбуждал наибольший интерес публики - оттеняя даже более значимую для мирополитического развития встречу Си и Трампа. Центр задается вопросом: почему же американский президент избегает открыто критиковать своего российского коллегу? Ответ расплывчат - вероятно,  Путин имеет “тайные рычаги” влияния, никак иначе.

Forbes избрали куда более поэтичный тон изложения политической повестки саммита G20. Рассуждение об отмене встречи строится вокруг исторических параллелей с эпохой Петра Великого: по мнению издания, репутационный фактор - едва ли не важнейший индикатор успеха проведения саммита или встречи. “Держать марку” - только таким стремлением Forbes и объясняет отмену встречи, сожалея, тем не менее, о том, что отношения России и США находятся на столь низком уровне.

Словом, даже беглого взгляда на заголовки статей прессы США достаточно, чтобы уяснить: “Россия” и “политика России” не существуют, в моде - “Vladimir Putin” и “Putin’s Russia”. Никакого фундаментального анализа, им и не пахнет, самое смелое исследование журналистов - профайлинг и пристальное рассмотрение косых взглядов, брошенных президентами России и США друг на друга.

Подвести черту следует, отталкиваясь от потаенных механизмов, сформировавших сей медиаландшафт. Фрэнсис Фукуяма, американский политолог и автор концепции “конца истории”, суть которой сводилась к тому, что после краха биполярной системы установится демократия в масштабах всего земного шара и войны (или история) как таковые прекратятся, оказался вовсе не прав в своих ожиданиях, которыми столь долго вдохновлялась американская внешняя политика, став, в итоге, проекцией политики внутренней. Сложно сказать наверняка, отказался ли истеблишмент США от этих иллюзий, но ядро суждений о “конце истории” навсегда стало неотъемлемой частью американской политической культуры, теперь уже культуры постмодерна. Последнее означает, что все - относительно, что текст и мнение превалируют над фактом и действием, что “польза” и “вред” - единственные ориентиры. Исходя из подобного миропредставления, становится понятна страсть американских медиа к рассуждениям на несуществующие темы, такие как несостоявшаяся встреча Путина и Трампа.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «США: после империи»:

11.12.2018
Бутина согласилась признать свою вину
11.12.2018
Путин приветствует диалог с США по правам человека, но "вряд ли удастся кого-то убедить"
11.12.2018
Стену на южной границе США достроят военные, если Конгресс не согласует бюджет, заявил Трамп
11.12.2018
Два месяца на размышления и полгода в придачу
11.12.2018
Apple подала апелляцию на решение суда об остановке продаж семи моделей iPhone в Китае
10.12.2018
Защита и обвинение Бутиной просят суд о сделке со следствием
10.12.2018
ДРСМД и ДСНВ-3: неблаговидная игра США с негативными последствиями
10.12.2018
Эксперт: вслед за Россией и США, гонка вооружений распространится и на другие страны (ВИДЕО)
10.12.2018
Ветеран ЦРУ посоветовал Украине не рассчитывать на США
10.12.2018
Конгрессмен-демократ заявил, что Трампу может грозить тюрьма после окончания полномочий
09.12.2018
Главу аппарата Белого дома Келли не заставляли уходить в отставку
08.12.2018
Экс-госсекретарь США Тиллерсон считает, что Трамп давал ему противоречащие закону указания
07.12.2018
Трамп выдвинет Барра на пост главы минюста, а Науэрт - на должность постпреда при ООН
07.12.2018
Политолог о перспективах торговой войны между КНР и США
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.