На Западе признали особую роль «Талибана» в Афганистане / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
На Западе признали особую роль «Талибана» в Афганистане

Возможно, им отводится роль будущих правителей страны

11.03.2019 14:56 Георгий Асатрян, политический консультант, президент Syndicate Consulting Group, сотрудник кафедры Международной безопасности РГГУ, эксперт РСМД

На Западе признали особую роль «Талибана» в Афганистане

Устоявшийся стереотип гласит, что США и Запад в целом выступают жесткими противниками движения «Талибан» (запрещено в РФ), воюют с ним до победного конца и не собираются вести никаких переговоров. По крайней мере такой стереотип существовал до последнего времени. В феврале 2018 года произошла политическая сенсация, был запущен переговорный процесс с талибами. Президент Афганистана Ашраф Гани выступил главным миротворцем и протянул руку талибам. Он заявил о готовности признать радикальное движение политической партией и выпустить из тюрем пленных талибов. Радикалам предлагалось принять участие в выборах различного уровня и стать полноценной политической силой. Это стало, пожалуй, главным событием в минувшем году для Афганистана.

Стороны конфликта — Кабул и «Талибан» — осознали невозможность военной победы. А в США сменилась администрация, которая, по крайней мере на первый взгляд, тяготит к некоему подобию изоляционизма, в особенности на Востоке. Запущенный в начале минувшего года мирный процесс подразумевает постоянный переговорный процесс в разных влиятельных столицах. Предполагалось, что официальный Кабул и представители талибов начнут поиски компромиссных вариантов для выхода из полного тупика. Однако движение стояло на своем и отказывалось от диалога с «кабульским марионеточным режимом». В итоге переговорный процесс идет в основном между талибами и США, а также представителями региональных и мировых держав. В процесс вовлечены Россия, Китай, Пакистан, Индия, Саудовская Аравия, Турция, Узбекистан и Иран.

Но вернемся опять-таки к стереотипам. Кажется, что страны ЕС и в определенной степени США не видели до недавнего времени никаких альтернатив афганской войне. Однако это не так.

На сайте ведущего афганского телевизионного канала Tolo News появилась любопытная статья Кайя Ааге Эйдэ, бывшего директора UNAMA — Специальной миссии ООН по содействию Афганистану (United Nations Assistance Mission in Afghanistan). Заметка осталась в целом незамеченной.

Однако норвежец занимает особое месте в афганской эпопее. А эта политическая миссия была сформирована в середине 2002 года с целью укрепления и консолидации усилий международного сообщества в деле помощи по благоустройству Афганистана после свержения режима движения «Талибан» в октябре 2001 года. Орган учрежден специальной резолюцией 1401 Совета Безопасности ООН. В прошлом году мандат миссии был продлен до марта 2019 года. Кроме того, подчеркнем, что UNAMA была создана по просьбе официальных властей в Кабуле и пользуется полной поддержкой США и правительства Афганистана, да и в целом всего международного сообщества.

Кайя Ааге Эйдэ является норвежским дипломатом. Он был назначен специальным представителем Организации Объединенных Наций в Афганистане и руководителем миссии по содействию Афганистану 7 марта 2008 года, занимал этот пост до марта 2010 года, когда ныне хорошо известный Стаффан де Мистура занял его место. Еще раньше норвежец работал в качестве специального посланника генерального секретаря ООН в Косово в 2005 году. Именно его доклад генеральному секретарю ООН о политической ситуации в бывшей сербской провинции Косово привел к началу переговоров, которые в конечном итоге вылились в принятие противоречивого и одностороннего провозглашения независимости Косово в 2008 году. Эйдэ также был специальным представителем генерального секретаря в Боснии и Герцеговине в 1997-1998 годах. А с 1975 года он работал в МИД Норвегии. С 2002 по 2006 год был послом Норвегии в НАТО, а с 1998-го по 2002-ой — в ОБСЕ.

Итак, в своей статье норвежский дипломат, на удивление, крайне откровенно призывает фактически отдать власть в Афганистане движению «Талибан». «На конференции «Кабульский процесс» 28 февраля президент Ашраф Гани предложил начать мирные переговоры с «Талибаном» без предварительных условий. Он предложил признать талибов в качестве законной политической группы. Новый мирный план был более всеобъемлющим, чем все, что было ранее представлено, и не содержал какого-либо агрессивного языка, который в прошлом превалировал. Он не оскорбил талибов, призвав Пакистан «доставить» врага за стол переговоров, а также обратился к талибам напрямую. Кроме того, мирный план не был представлен как ультиматум. Напротив, в документе говорится, что «ожидается, что «Талибан» внесет свой вклад в миротворческий процесс, цель которого – превратить талибов в переговорщика. Короче: это было что-то очень новое», — пишет Эйдэ.

«Если «Талибану» нужно больше времени, прежде чем дать свой окончательный ответ, я считаю это позитивным знаком. Правительство и его партнеры, вероятно, провели недели — возможно, месяцы, — разрабатывая план. Требовать быстрого и простого «да» или «нет» от противоположной стороны - было бы не только необоснованным, но противоречило бы тону и сути плана Кабула и подорвало бы его авторитет. Несмотря на многочисленные положительные элементы, этот план является проблематичным и для талибов. До сих пор две основные позиции талибов остались неизменными. Прежде всего, «Талибан» настаивал на переговорах напрямую с США. Это должно было предшествовать переговорам с самими афганцами. Во-вторых, они по-прежнему отвергают «прямые переговоры» с афганским правительством, которое, по его мнению, не имеет легитимности», — пишет норвежец.

Далее дипломат пишет: «По-моему мнению, существует определенная логика в стремлении «Талибана» говорить с США. Военная стратегия в первую очередь сформулирована в Вашингтоне. Военное присутствие США в Афганистане было огромным — на одном этапе оно достигало 100 000 военнослужащих. Кроме того, нынешнее афганское правительство было создано в результате вмешательства США. В свете своей доминирующей роли в определении военной стратегии США должны также принять более заметную роль в формировании мира. Представители США в прошлом встречались с представителями «Талибана» в Дохе и в Европе. Тем не менее моя убежденность, основанная на недавних дискуссиях, заключается в том, что контакты между США и талибами могут открыться для значимых внутриафганских переговоров, в том числе между талибами и правительством».

Далее идет самое важное и откроенное. «Я имел возможность вести диалог с талибами на протяжении девяти лет. Я не верю, что у «Талибана» есть какие-то амбиции вернуться к темным временам 1990-х годов. Я также не верю, что талибы хотят изолировать Афганистан от международного сообщества. «Талибан» понимает, что стране необходимо присутствие иностранцев и помощь в развитии и процветании. На этом этапе существует необходимость в конфиденциальных обменах мнениями. Нужен исследовательский этап, который мог бы определить, есть ли достаточная основа для переговоров. Такая конфиденциальность необходима для обеспечения того, чтобы каждой стороне конфликта была предоставлена возможность продемонстрировать свое собственное повествование для своей аудитории. Эти переговоры могут стать поворотным пунктом для Афганистана», — пишет Эйдэ.

Таким образом, мы видим уникальные мысли человека, посвященного в афганские дела, знающего их изнутри, имевшего прямые контакты со всеми сторонами конфликта. Сказать, что точка зрения норвежского дипломата не вписывается в афганский, да и в целом американский и мировой мэйнстрим, – ничего не сказать.

Во-первых, статья дипломата была опубликована в ведущем СМИ Афганистана. Кроме того, владельцем этого ресурса является афганский-миллионер, представитель таджикской общины, которая с большим недоверием, мягко говоря, относится к самой идее переговоров. Однако, как мы видим, данная позиция приветствуется не только пуштунскими националистическими кругами в Афганистане, но и боссами в международном сообществе, включая ООН. Во-вторых, норвежец откровенно и искренне отмечает, что талибы изменились, осознали, в каком положении они находятся и как изменился регион, да и мир в целом. В-третьих, Ашраф Гани, как мы видим, получил поддержку широких слоев международной бюрократии, а не только США. В-четвертых, Кайя Ааге Эйдэ говорит о талибах так, как будто это, фактически, будущие правители Афганистана.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Афганский синдром»:

17.05.2019
Трамп отложил на полгода введение пошлин на автомобили и детали к ним
13.05.2019
Афганистан между Лойя-Джиргой и терактами
28.04.2019
На западе Афганистана уничтожено более 100 тонн опиума
26.03.2019
Число затронутых последствиями циклона в Мозамбике достигло 1,85 млн
26.03.2019
В МВД сообщили о перекрытии транзита наркотиков из Афганистана в Россию
25.03.2019
Афганистан благодаря НАТО перестал быть убежищем для "Аль-Каиды", утверждает Столтенберг
19.03.2019
Конфликт между Вашингтоном и Кабулом и афганское урегулирование
17.03.2019
Около 50 сотрудников сил безопасности Афганистана сдались талибам
04.03.2019
Могут ли США вывести войска из Афганистана?
19.02.2019
Спасенные с помощью РФ молдавские летчики вернутся из Москвы домой, когда пожелают
15.02.2019
Путин присвоил Владимиру Ковтуну звание Героя России
13.02.2019
США видят возможность для достижения мира в Афганистане
12.02.2019
Москва готова оказать содействие для снятия санкций с "Талибана"
12.02.2019
Умер ветеран афганской войны "черный майор" Борис Керимбаев
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.