Страшный сон Вашингтона: Ирак сближается с Ираном / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Страшный сон Вашингтона: Ирак сближается с Ираном

Тегеран усиливает свое региональное влияние

Страшный сон Вашингтона: Ирак сближается с Ираном

Ирак, который Соединенные Штаты вот уже почти 16 лет считают своей вотчиной, идет на беспрецедентное сближение с Ираном. И это вызвало невероятное раздражение вашингтонских стратегов. Ведь они явно намеревались сделать из Иракской Республики базу для борьбы с Тегераном. Недаром, объявив о выводе из Сирии своего воинского контингента, Вашингтон перебрасывает его  в западные иракские районы. Из Ирака Белому дому якобы будет легче «наблюдать» за Ираном, а на деле – препятствовать планам Тегерана по расширению его влияния в регионе.

Но Ирак, кажется, неожиданно для Соединенных Штатов, явно намерен играть в регионе собственную партию, которая совершенно не укладывается в американские проекты.  На прошлой неделе Багдад принял у себя высокопоставленную делегацию из Ирана во главе с президентом Хасаном Роухани, которого недаром называют «шейхом-дипломатом». 

Главе иранского кабмина были оказаны все почести, полагающиеся при государственном визите. И это резко контрастировало с визитом-демаршем президента США Дональда Трампа, посетившего американскую базу ВВС Айн аль-Асад, расположенную к западу от Багдада в конце декабря 2018 года. Руководители Ирака тогда были возмущены - хозяин Белого дома даже не попросил у них разрешения на приезд и не встретился с ними.

В ходе визита «шейх-дипломат» предпринял настоящее политическое наступление. В Багдаде глава исполнительной власти ИРИ провел переговоры с президентом Ирака Бархамом Салехом, премьер-министром Аделем Абдул Махди и спикером парламента Мухаммедом аль-Холбуси.  Как сообщили иранские СМИ, Багдад и Тегеран обсуждали проект соглашения о безопасности, которое «должно быть представлено по дипломатическим каналам», для согласования окончательного текста документа. 

Речь может идти о беспрецедентном сближении двух государств. Об этом свидетельствует тон двусторонних переговоров. Так, в ходе встречи Хасана Роухани с Бархамом Салехом, этническим курдом, последний произнес: «Я считаю иранский народ нашей семьей, а Иран - своей второй родиной». Иран действительно был домом для некоторых иракских курдских и шиитских лидеров, которые скрывались в Исламской Республике от преследований  Саддама Хусейна.

На встрече с представителями иракской элиты, лидеров племен и религиозных общин в Багдаде иранский президент фактически призвал к всестороннему политическому союзу двух государств: «Нам необходимо единство и сильный альянс для создания значительной региональной мощи, чтобы сверхдержавы не думали лишь о том, что регион богат нефтью и его можно грабить, а обратили бы внимание на то, что эта земля великой цивилизации и замечательной культуры».

По словам Роухани, Иран исходит из того, что политические процессы в обеих странах, региональные цели, экономика, культура, могут дополнять друг друга. Иранский президент, по существу, обозначил далеко идущие внешнеполитические устремления Тегерана, выходящие за рамки лишь двусторонних отношений: «Мы хотим строить совместно значительную мощь в регионе, которая не будет направлена против какой-либо третьей страны, но мы хотим привлечь к процессу единения  другие дружественные страны в регионе. И тогда бок о бок встанут не только две державы, но три, четыре или пять. И это надо делать как можно скорее».

Речь может идти, в частности, об антитеррористической и антиамериканской коалиции. Так, еще в начале прошлого года  военный советник руководителя и духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи  генерал-майор Яхья Рахим Сафави объявил, что Ирану необходимо создать коалицию с Пакистаном и Ираком, чтобы противодействовать террористическим группировкам, действующим при поддержке США. 

В условиях американских санкций и отсутствия развития торгово-экономических связей с Европой Иран поставил для себя первоочередной задачей ориентироваться на развитие торговых и экономических отношений с ближайшими соседями. И в этом ключе Багдад в настоящее время один из  важнейших торговых партнеров Тегерана. В прошлом году объем двусторонней торговли без учеты нефтепродуктов составил 12 миллиардов долларов. Две страны договорились о планах довести этот показатель до 20 миллиардов долларов в год уже в ближайшей перспективе.

Во время визита Роухани Иран и Ирак подписали совместную декларацию о приверженности Договору 1975 года о демаркации границы, тем самым окончательно оставив позади эпоху разногласий времен Саддама Хусейна. И в рамках этого важнейшего в двусторонних отношениях документа стороны договорились об углублении дна пограничной реки Арвандруд (арабское название Шатт-эль-Араб), единственной судоходной реки в Иране. Стороны «решили немедленно начать совместные работы по углублению дна реки с тем, чтобы восстановить тальвег (наиболее глубокую часть русла), и восстановить на ней судоходство», говорится в декларации.

Две страны договорились также соединить свои железные дороги, проложив 35-километровый участок путей от иранского приграничного населенного пункта Шаламча до иракского города Басра. Как известно, Басра одновременно является и крупнейшим иракским портом на реке Шатт-эль-Араб, способным принимать океанские суда. Все эти меры позволят увеличить грузовой и пассажирский поток между двумя государствами. С 1 апреля 2019 г. стороны отменяют плату за туристические, паломнические и коммерческие визы для граждан.   

Иран и Ирак договорились также о снижении торговых тарифов, возведении совместных промышленных парков в приграничных районах. Две страны переходят на торговлю в евро и ведут переговоры о переходе на расчеты в национальных валютах. 

Важнейшим направлением в двусторонних экономических отношениях является энергетика. Иракские электростанции работают на иранском газе. Вашингтон пытается заставить Багдад отказаться от импорта энергоресурсов из Ирана. Однако это угрожает энергетической безопасности Ирака, поэтому иракское руководство не пошло на уступки Соединенным Штатам. Белый дом вот уже несколько месяцев оказывает колоссальное давление на Багдад, чтобы заставить его в целом сократить свои торговые и политические отношения с Тегераном. Но, похоже, это имеет только обратное действие.

Иран весьма искусно использует в двусторонних отношениях глубокие исторические связи шиитских общин. Известно, что Исламская Республика активно помогает своим братьям по вере в Ираке. Она, в частности, оказала большую поддержку в формировании шиитского ополчения, сыгравшего важную роль в антитеррористических операциях на иракской территории. А лидер шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби» Хади аль-Амери возглавил политический альянс «Фатх», получивший третье место по числу депутатских мандатов на прошлогодних парламентских выборах.

В ходе визита Роухани СМИ обеих стран широко освещали встречи иранского президента с шиитскими лидерами Ирака, что должно было продемонстрировать незыблемость связей религиозных общих двух государств.  Роухани посетил главные шиитские святыни и крупнейшие религиозные центры в городах эн-Наджаф и Кербела, где встретился с иракскими великими аятоллами, без одобрения которых создание прочного политического союза между Ираном и Ираком было бы вряд ли возможно.

Надо понимать, что Иран считает одним из главных условий обеспечения собственной национальной безопасности укрепление своего регионального влияния. Иными словами, с точки зрения Ирана, присутствие Исламской Республики в Сирии, ее позиции в Ливане и сближение с Ираком – это все внешнеполитические меры по сохранению национальной безопасности «на дальних подступах». 

Исходя из этого Тегеран считает, что единый и независимый Ирак – это и условия его собственного мирного существования. Поэтому ИРИ многое делает для сохранения целостности соседней страны. Иран старался не допустить отделения Иракского Курдистана после курдского референдума в 2017 году, помогал в 2018 году учреждать Центр сближения исламских общин при иракском парламентском Комитете по вопросам пожертвований.

Перспектива политического союза Ирака с Ираном не оставила Вашингтон «равнодушным». Специальный представитель президента США по Ирану Брайан Хук, комментируя визит Роухани, заявил: "Я думаю, что главной целью Ирана является попытка сделать из Ирака одну из своих провинций». А госсекретарь Майк Помпео на прошлой неделе в Хьюстоне совещался с руководителями американских нефтегазовых гигантов, где прорабатывал с ними возможности формирования антииранского энергетического альянса и еще более жесткой изоляции иранского нефтяного экспорта.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Великая шахматная доска»:

15.06.2019
Пушков прокомментировал слова Шредера о Крыме
13.06.2019
Президент Польши назвал преимущество поляков над русскими
07.06.2019
В британском правительстве назвали условие изменения отношений с Россией
30.05.2019
Лавров: США пытаются устранить препятствия к своему абсолютному военному доминированию
28.05.2019
Избранный президент Литвы рассказал об отношениях с РФ
23.05.2019
В Крыму прокомментировали призыв НАТО к России покинуть полуостров
23.05.2019
В НАТО призвали Россию покинуть Крым
14.05.2019
В МИД заявили о подготовке США к применению ядерного оружия в Европе
10.05.2019
Двое французских военных погибли в Буркино-Фасо при освобождении заложников
07.05.2019
Лавров: «Уверен, что возможность встречи Путина и Трампа представится»
26.04.2019
Путин предложил мировому сообществу отвечать на односторонние санкции
23.04.2019
Трамп 3-5 июня посетит Британию с государственным визитом
08.04.2019
Политолог: Трамп ведет подготовку к реализации своего ближневосточного плана
08.04.2019
Bloomberg: американские сенаторы "устали" от антироссийских санкций
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.