Взгляд из Италии: что делать с джихадистами, возвращающимися из Сирии? / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Взгляд из Италии: что делать с джихадистами, возвращающимися из Сирии?

У Италии очень эффективные спецслужбы, но слишком мало инвестиций в безопасность

Взгляд из Италии: что делать с джихадистами, возвращающимися из Сирии?

Теракт в автобусе, устроенный водителем-сенегальцем в Сан-Донато, который мог стать причиной гибели 51 ребенка, снова поставил в центр политических дискуссий в Италии несколько проблем: миграцию, терроризм радикальных фундаменталистов и систему профилактики преступлений, которая в Италии по-прежнему не работает. По этому поводу мы поговорили с Лукой Гульельминетти, экспертом Center of Excellence RAN (Radicalisation Awareness Network), научным руководителем проекта общеевропейского FAIR, целью которого является предотвращение насильственной радикализации заключенных и содействие их реинтеграции в общество.

Предотвращенная расправа над детьми в Милане, а также усилия по контролю за потоком наемников, воевавших, в частности, в Сирии, и работой социальных служб с фундаменталистами в тюрьмах, ставят вопрос: не легче ли сосредоточиться на профилактике, предотвращать радикализацию?

В 2011 году Европейский союз организовал в странах-членах сообщества структуры, которые с помощью экспертов сферы образования и психического здоровья, тюремной системы, компьютерных специалистов, СМИ разработали планы действий по предотвращению радикализации, которые должны применяться в каждой стране ЕС. К сожалению, в этом плане Италия отстает по сравнению с Северной Европой, где государство инвестирует в социальное обеспечение, чтобы не допустить вовлечения социально незащищенных граждан в преступные действия: у нас такие случаи просто блокируются действиями полиции.

А чем вызван именно такой принцип действий итальянских силовых структур?

Начнем с того, что в Италии низкие цифры преступлений исламских террористов, в настоящее время у нас джихадисты совершили всего 2 теракта, оба неудачные. Итальянских «иностранных наемников» в Сирии и Ираке воевало немногим более 100, а тех, кто вернулся на территорию Италии из зон конфликта, только 6 человек. Число лиц, находящихся под наблюдением в итальянских тюрьмах в качестве потенциальных террористов, около 500, из которых 242 человека классифицированы как представляющие наивысший уровень опасности, 150 человек - средний и 114 человека - низкий уровень опасности. Заключенных в тюрьму за преступления, квалифицируемые как международный терроризм, из тех, кто находится под строгим наблюдением, всего 44 человека. Получается, что именно такие цифры в сочетании с эффективностью итальянских разведывательных служб, признанной во всем мире, и стали препятствием для увеличения финансирования с целью предотвратить радикализацию итальянских заключенных и тех, кто вышел на свободу. Была сделана попытка преодолеть этот тренд проектом закона «О радикализации» Манчулли-Дамбруозо, внесенном на рассмотрение в  парламенте прошлого созыва, однако он не был одобрен.

Согласно последним данным, более 5 000 граждан ЕС готовы присоединиться к террористическим организациям на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Получается, Италии все-таки необходимо изменить свои традиционные подходы к этой проблеме?

Конечно, да. На сегодняшний день инвестиции Италии - ноль евро, поэтому очень легко сделать больше. При этом ЕС сейчас очень активен в этом вопросе, он стимулирует страны-члены как призывами, так и финансово: начиная с профилактических мер, то есть политики интеграции, образовательных курсов, необходимых для получения гражданства и отказа от межкультурной и межрелигиозной вражды, до усиления контроля за группами риска и действий, направленных на то, чтобы отрезать людей от радикальных сообществ до того, как они совершат подрывные действия.

Также есть случаи, когда молодые итальянки просто выходили замуж в Сирию и имели детей от террористов, то есть не совершали преступлений как таковых, но тем не менее это считается неприемлемым. Такие люди также должны состоять на специальном учете и им следует помогать по возвращении в Италию реинтегрироваться в общество. Общеевропейский проект FAIR нацелен именно на это, он задействован в 9 странах ЕС, в том числе в Италии, и в его рамках было подготовлено 170 сотрудников, которые в настоящее время работают в тюрьмах примерно с 50 заключенными.

В последние месяцы остро встал вопрос о мониторинге возвращающихся на родину иностранных наемников, а также репатриации наших сограждан из стран, где прекратились вооруженные конфликты. Как отслеживать эту категорию возвращенцев? Некоторые эксперты утверждают, что наемникам не будут предъявлены обвинения, так как на это потребуются вердикты Международных трибуналов. Каково ваше мнение по этому вопросу?

Полагаю, что вмешательство Международного трибунала сложно осуществить. Потребовалось бы выработать и утвердить определение терроризма на уровне международного права, а сегодня такого определения не существует. Требуется прежде всего политическая воля для взаимного признания определения терроризма со стороны воюющих сторон, чего нет в настоящий исторический период, когда мы сталкиваемся почти исключительно с конфликтами низкой интенсивности, начатыми без реального объявления войны. Однако мы понимаем, что для того, чтобы лишить терроризма его корней, необходимо признать его существование как факт, как это произошло в Италии на исходе "свинцовых 70-х" (Прим. перев.- в Италии развитие «правого и левого экстремизмов» проходило практически параллельно. К началу 1970-х годов оно вылилось в массовый терроризм. В 1970-х Италия была самой «горячей» точкой Европы – уровень терроризма в ней значительно превышал по всем показателям уровень терроризма в других западных странах).

В Италии может ли увеличиться количество людей, потенциально подверженных риску вовлечения в терроризм (радикализацию)? Могут ли мечети быть вербовочными центрами?

Безусловно, их количество может увеличиться, но незначительно, потому что Италия всегда поддерживала низкий уровень вовлеченности в горячие проблемы Ближнего Востока. Кроме того, в наших крупных городах нет реальных этнических кварталов, таких как во французских пригородах. В прошлом некоторые мечети были центрами вербовки новых радикалов, но теперь они не являются центрами даже самого предварительного отбора, и наш проект FAIR очень успешно привлекает итальянских имамов к участию в проектах интеграции верующих. Около пятидесяти имамов со всей Италии добровольно согласились принять участие в нашем «дне диалога двух культур», поскольку осознали свою фундаментальную роль на этом историческом этапе. Тем не менее, нам всегда следует помнить, что, как показали недавний кровавый теракт в Новой Зеландии и другие расовые стычки в Италии, исламизм и исламофобия являются двумя сторонами одной медали.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.