Трамп зря критикует Германию / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Трамп зря критикует Германию

Немецкий оборонный бюджет уже больше российского и продолжает расти

11.04.2019 16:29 Василий Федорцев, Центр специальных медиаметрических исследований

Трамп зря критикует Германию

4 апреля НАТО исполнилось 70 лет. Официальные торжества по этому поводу проходили в Вашингтоне с участием министров иностранных дел альянса. От встречи на высшем уровне решили отказаться, чтобы лишний раз не обострять и не портить праздник — все еще хорошо помнят прошлогодний саммит в Брюсселе, когда Трамп устроил европейцам публичный разнос, требуя от них повышения оборонных расходов.

Однако и без участия американского президента мероприятие явно не задалось. Дух Трампа незримо витал в воздухе, омрачая настроение присутствующим, и в первую очередь — немцам.

Берлин преподнес к празднику своеобразный сюрприз. 20 марта правительство Германии одобрило проект бюджета на следующий год и очередной трехлетний финансовый план, согласно которому, оборонные расходы страны, если считать в процентах от ВВП, к 2023 году не только не повысятся, но даже вернутся на уровень 2018 года.

При этом немецкий минфин посоветовал своим коллегам из министерства обороны умерить аппетиты и выделил им на следующий год дополнительно только два миллиарда евро вместо запрашивавшихся четырех. Все из-за плохих прогнозов экономической конъюнктуры, как объяснил министр финансов и один из лидеров немецких социал-демократов Олаф Шольц. И это в то время, как страны НАТО, подгоняемые Вашингтоном, соревнуются, кто быстрее выполнит обязательства по повышению своих оборонных расходов до 2% от ВВП к 2024 году.

Вишенкой на этом праздничном торте стал комментарий вице-председателя фракции СДПГ в бундестаге Рольфа Мютцениха по поводу бюджетных планов правительства. В интервью изданию «Хандельсблатт» он заявил, что оборонный бюджет превращается в бездонную бочку, установленная НАТО отметка в 2% от ВВП ошибочна, как и сам опирающийся на относительные показатели подход, и вообще, с точки зрения социал-демократов, пенсии важнее военных расходов.

В итоге на юбилейных празднованиях в Вашингтоне вопрос о немецком оборонном бюджете оказался в центре внимания. Что, впрочем, для НАТО становится уже практически традицией. «Многие из наших союзников уже выполнили свои обязательства, но многие еще не дотягивают. И как мы все знаем, главная из них — Германия, - заявил в своей торжественной речи вице-президент США Майк Пенс. - После многочисленных подталкиваний, она согласилась повысить оборонные расходы до 1,5% от ВВП к 2024 году, но, как показывает представленный недавно проект бюджета, Германия не может выполнить даже это обещание». Немцы, таким образом, оказались в одной компании с турками — те тоже получили от Пенса выговор, но уже за намерение закупить у России С-400.

Берлин, конечно, пытается оправдаться, напирая на то, что не все измеряется в деньгах и Германия вносит значительный вклад в «разделение нагрузки» внутри альянса своим участием в общих военных операциях. Тем не менее, немецкий министр иностранных дел Хайко Маас в своем выступлении в Вашингтоне призвал не обращать внимание на текущие нюансы немецкого бюджетного планирования, которые, по его словам, иногда сложно поддаются пониманию, и пообещал, что по меньшей мере обязательство про 1,5% от ВВП будет выполнено.

Обновляемый ежегодно немецким правительством трехлетний финансовый план действительно не является показателем, в лучшем случае он может служить примерным ориентиром. Реальные цифры военных расходов оказываются значительно выше. Причем в абсолютных цифрах оборонный бюджет Германии стабильно растет начиная с 2015 года и уже сейчас, например, превышает оборонный бюджет России.

И это еще не все — как выяснилось на днях из ответа Минфина Германии на депутатский запрос Гезине Летцш, представителя фракции «Левых» в бундестаге, в немецком бюджете присутствуют значительные «скрытые» оборонные расходы. Эти суммы, составившие в 2019 году 4,6 млрд евро, тратятся на такие цели, как, например, «предотвращение конфликтов» или «укрепление партнерских стран» в военной сфере. Согласно критериям НАТО, подобные расходы включаются в оборонный бюджет, но в Германии они проходят по другим статьям.

В другое время существование такой «черной военной кассы», как назвала эти расходы газета «Юнге Вельт», можно было бы объяснить сложившейся процедурой формирования бюджета. Однако сейчас, на фоне звучащих из США требований, Берлину, казалось бы, нет никакого резона скрывать десятую часть своих военных расходов. И это было бы верно, если бы не общественные настроения в Германии.

Несмотря на все разговоры о «российской угрозе», немецкое общество, как показывают различные соцопросы, остается по большей части пацифистским и, что самое интересное, считает США во главе с Трампом большей опасностью для Германии, чем Россию. Да и НАТО нельзя сказать, что очень популярна среди немцев — участие страны в альянсе поддерживают только 54% населения. И почти столько же — 53% — высказываются против повышения оборонного бюджета. Поэтому взять и в один день заявить: «На самом деле мы тратим на оборону на 10% больше, чем вы думаете», — было бы не очень рациональным шагом со стороны немецкого правительства.

В свою очередь немецкие политические элиты давно хотят и более активного участия бундесвера в различных военных операциях за рубежом, и, соответственно, увеличения военных расходов. СДПГ в данном случае не является исключением, просто она находится в более сложном положении, чем ее коллеги из консервативного лагеря. Если среди электората христианских демократов сторонников и противников увеличения военных расходов примерно поровну, то в случае социал-демократов перевес явно на стороне последних: 39% — за и 57% — против. Отсюда и заявления в духе «пенсии вместо ракет» — их вполне можно рассматривать как попытку консолидировать разбегающихся сторонников, но вряд ли это является проявлением искреннего пацифизма.

Поэтому, когда речь идет об оборонном бюджете Германии, главным является не наличие денег или политической воли — воля есть, а деньги можно найти, хотя для этого, возможно, и придется урезать некоторые другие статьи. Проблема в том, как увеличить бюджет, не вызвав при этом недовольства среди избирателей.

И решать эту проблему предлагается как раз наведением еще большего тумана вокруг бюджетного планирования. Так, например, еще в 2017 году была выдвинута идея объединения в одну бюджетную статью военных расходов с расходами на дипломатию и военное сотрудничество, а затем доведение объема этой статьи до 3% от ВВП. Публичным аргументом послужил тезис о том, что дипломатические методы борьбы за мир не менее важны для безопасности страны, чем военные. Правда, если из этих 3% вычесть сумму текущих расходов Германии на дипломатию и международное сотрудничество, которые более или менее постоянны, то останутся как раз те самые искомые 2% от ВВП. Но будет ли обычный немецкий гражданин разбираться в подобных тонкостях?

В связи с текущим обострением военно-финансовых противоречий между Берлином и Вашингтоном, бывший глава немецкого МИД Зигмар Габриэль предложил похожее решение: повысить оборонный бюджет Германии до 1,5% от ВВП, а еще полпроцента отдать в качестве союзнической помощи восточноевропейским странам НАТО. И наверняка эту помощь можно будет провести как «укрепление партнерских стран» или иной, не привлекающей внимание немецкого избирателя строчкой в бюджете.

Так что Хайко Маас был вполне искренен, когда торжественно обещал в Вашингтоне, что уж по меньшей мере до 1,5% от ВВП Германия свои оборонные расходы к 2024 году повысит. В Берлине этого действительно хотят. И не ради того, чтобы угодить Трампу, а просто потому, что понимают — если Германия намерена играть сколь-либо весомую роль в будущем мире, ей необходима дееспособная армия. И очень желательно, чтобы эта армия была также способна стать основой будущей армии Евросоюза, если до этого когда-нибудь дойдет дело.

Но есть международная политика, которая опирается на долгосрочные тренды, а есть политика внутренняя, подчиняющаяся краткосрочным избирательным циклам. И если глобальные тренды иногда кажутся чем-то далеким и абстрактным, то рейтинги популярности партий предельно конкретны и всегда перед глазами.

С точки зрения партийной популярности немецким социал-демократам сейчас выгодней разыгрывать пацифистскую карту, и они будут это делать, притормаживая повышение оборонных расходов. А что будет дальше — зависит от состава следующей правящей коалиции. Точно можно сказать, что немецкий оборонный бюджет продолжит расти, — вопрос лишь в темпах.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Кризис в Европе»:

08.04.2019
Brexit — катализатор независимости Шотландии
19.03.2019
Протестующие в желтых жилетах проникли в лондонский офис генпрокурора Англии
11.03.2019
Telegraph: Мэй лишилась поддержки почти всего кабинета министров из-за Brexit
14.02.2019
Немцы предпочитают верить Путину, а не Трампу
02.02.2019
Володин призвал ПАСЕ вернуть России взносы за три года
25.12.2018
Brexit как показатель внутренних проблем Великобритании
19.12.2018
Британия после Brexit не будет стремиться сокращать число мигрантов до 100 тыс. в год
14.12.2018
Эксперт: итоги 2018 года (ВИДЕО)
14.12.2018
Полиция в Будапеште применила слезоточивый газ против демонстрантов
12.12.2018
Эксперт: кто надел на них желтые жилеты? (ВИДЕО)
11.12.2018
Протесты во Франции – политическая неопределенность остается
11.12.2018
Эксперт: НАТО не собирается нести ответственность за судьбу Украины (ВИДЕО)
10.12.2018
Макрон объявил о чрезвычайном экономическом и социальном положении во Франции
05.12.2018
Эксперт: Брекзит как политическая эстафета (ВИДЕО)
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.