Прокуратура Италии: лишение гражданства - чрезмерная мера, а Сирия - законное государство / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Прокуратура Италии: лишение гражданства - чрезмерная мера, а Сирия - законное государство

Заместитель прокурора Турина о политике в отношении боевиков, возвращающихся в Европу

Прокуратура Италии: лишение гражданства - чрезмерная мера, а Сирия - законное государство

Окончание войны в Сирии создает серьезные правовые проблемы для всех европейских государств, которые в последние годы приняли до 4 миллионов беженцев из этой страны, по данным Агентства ООН по делам беженцев (United Nations High Commission for Refugees). Особую тревогу вызывает прежде всего мониторинг присутствия иностранных "боевиков-террористов" (FTF, Foreign Terrorist Fighters), которые стремятся  вернуться в свои родные страны после боевых действий в Сирии. Мы взяли интервью у Эмилио Гатти (Emilio Gatti), заместителя прокурора Турина и координатора спецгруппы по преступлениям на почве терроризма и подрывной деятельности.

- Господин прокурор, как вы оцениваете аннулирование гражданства "иностранным боевикам-террористам", возвращающимся из Сирии?

- Это норма, предусмотренная новым Законом о безопасности, она связана с вынесением окончательного приговора за террористические преступления. Пока мы ее еще не применяли, так как не было конкретных кейсов. Лично я вообще считаю лишение гражданства очень серьезной санкцией. Эрих Мария Ремарк написал очень трогательный роман о том, как нацистская Германия лишила некоторых своих граждан собственности и гражданства, а затем выслала их. Будучи лицами без гражданства, они не знали, куда идти и как выжить. Конечно, если человек имеет двойное гражданство и его лишают одного из них, он может использовать первое, но если у него только одно гражданство и он его теряет, что ему делать?

- Что вы думаете о создании международных трибуналов для суда над иностранными боевиками-террористами?

- ООН создан IIIM (International, Impartial and Indipendent Mechanism) - следственный орган по тяжким преступлениям, совершенным в Сирии, который собирает доказательства и предоставляет их национальным судебным органам: это также может касаться иностранных наемников-террористов.

- Как Вы считаете, решение по ним должно выноситься в рамках сирийского или итальянского национального законодательства?

- Модели международного правосудия различны. Есть примеры смешанных трибуналов, например, в Восточном Тиморе или в Сьерра-Леоне. Юридические нормы там национальные, но они должным образом адаптированы к международным стандартам (например, смертная казнь не применяется). Международные и национальные судьи принимают решение вместе: этот метод хорошо работает, он полезен и для повышения уровня компетенции местной юстиции. Напротив, если вы посмотрите на юстицию ICTR (Трибунал по событиям, произошедшим в Руанде) (Tribunale per i fatti accaduti in Ruanda), там применяются нормы международного гуманитарного права, на основе Женевских конвенций. Также существует Международный уголовный суд (МУС), который является постоянно действующим.

- По Вашему мнению, что является наилучшим решением для Сирии?

 - Насколько я знаю, в настоящее время ICC не проводит никаких расследований, однако я полагаю, что вышеописанная деятельность IIIM может быть важной.

- Судить террористов-наемников с итальянским гражданством нужно в Сирии или Италии?

- В Италии есть свод законов, которые позволяют осудить итальянца, который отправился в Сирию и совершил там преступления.

- По поводу вербовки потенциальных террористов:  много говорят о мечетях, которые могут быть посредниками при получении ими фальшивых документов, а также вести пропаганду по привлечению новых сторонников террора в тюрьмах и в Интернете. По вашему опыту, это выдумка или реальность?

- Проблема существует, но есть программы по дерадикализации, по крайней мере экспериментальные. В предыдущем парламенте Италии была предпринята неудавшаяся попытка принять закон по этому вопросу, поэтому сегодня нет нормы, которая сочетала бы необходимые требования секретности при расследовании с мерами профилактики преступлений. Если вмешиваются полиция или власти, значит, это уже криминальный случай. А профилактикой должны заниматься социальные работники, само общество, а не плыть по течению. В Италии у нас нет регулирующего инструмента, аналогичного тем, что имеют другие европейские государства.

- Идут процессы над итальянскими иностранными боевиками, сторонниками анархистов. В этом случае их можно считать террористами?

- Насчет процесса в Турине, где к боевикам были применены меры профилактики терроризма, я ничего не могу сказать, поскольку он все еще продолжается. Я могу только уточнить, что расследование основано не на гипотезе принадлежности к террористической организации, ибо не доказано, что ополчение, к которому принадлежали эти лица, присоединилось к ИГИЛ, или же оно, напротив, с ИГИЛ воевало.

По поводу ИГИЛ у нас есть доказательства того, что это террористическая ячейка: это признают ее собственные участники! Есть прекрасное решение бельгийского суда Антверпена, где задавался вопрос, какие методы следует использовать, чтобы разобраться, следует ли считать ИГИЛ  (запрещена в РФ) террористической организацией или нет. Казалось бы, очевидно: они совершают теракты, но в юридическом мире не так просто утверждать, что их следует определять как террористов. Предлагаемое решение состоит в том, что ИГИЛ ведет войну, но не соблюдает международное гуманитарное право, то есть Женевские конвенции и другие правила, касающиеся вооруженных конфликтов: его представители всегда заявляли, что все, что касается прав других, не входит в круг их интересов, потому что их правовые нормы иные и вытекают из определенного типа идеологии. Таким образом, это может позволить трибуналу сказать, что они не настоящие повстанцы, а террористы.

- А как насчет итальянских наемников, которых судят сегодня?

Если говорить о процессе в Турине,  надо вернуться к предыдущему ответу: нет никаких доказательств их принадлежности к террористическим группам. Так называемые «черные списки» ООН и ЕС содержат указания политического или административного характера, то есть могут быть поводом для размышления, но их недостаточно для доказательства фактов.

Более того, в последние годы ЕС поддерживал неоднозначное положение PKK (РПК, Курдская рабочая партия) по отношению с черным списком. Лица, которые вчера были объектами запроса о применении к ним превентивных мер, в строгом смысле слова не принадлежат к РПК, но к повстанцам,  которые, по слухам, связаны с РПК.

- Это касается даже тех случаев, если они были сторонниками суверенного государства, то есть государства Асада?

- Я ничего не могу ответить по этому вопросу: ограничусь лишь тем, что упомянутое государство является законным государством.

 

 

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Война в Сирии»:

22.07.2019
Минобороны опровергло сообщения об ударе российских самолетов по рынку в Сирии
22.07.2019
О военном присутствии России на юге Сирии
21.07.2019
Сирийские войска отразили атаку боевиков на юге Идлиба
18.07.2019
Минобороны опровергло сообщение об участии российских войск в боях в Идлибе
17.07.2019
Лавров: США стремятся превратить "Джебхат ан-Нусру" в участника политического процесса в Сирии
12.07.2019
Доклад ОЗХО по сирийской Думе был подогнан под политический заказ
12.07.2019
Германия еще подумает насчет отправки войск в Сирию
08.07.2019
ОЗХО подтвердила выполнение Сирией обязательств по уничтожению химоружия
08.07.2019
Сирийские войска проводят операцию против террористов в Дейр-эз-Зоре
05.07.2019
Сирийская армия нанесла удары по боевикам в Идлибе
04.07.2019
В Турции в августе-сентябре пройдут два саммита по Сирии
03.07.2019
США призывают страны Европы к репатриации из Сирии своих граждан, примкнувших к боевикам
03.07.2019
Путин назвал усилия РФ и Турции в Сирии фактором международной стабильности
02.07.2019
Россия обеспокоена израильскими авиаударами по Сирии
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.