Леонид Кучма теперь преступник / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Леонид Кучма теперь преступник

Запад поддерживает киевскую «партию войны»

Леонид Кучма теперь преступник

Вечером 7 июня генпрокурор Украины Юрий Луценко через «Фейсбук» сделал громоподобное заявление: «Сегодня я лично зарегистрировал в Реестре досудебных расследований резонансное дело. По факту подготовки финансирования террористов…Это для тех, кто считает, что можно возобновить экономические отношения с террористами... Еще одно дело - по факту подготовки к препятствованию законной деятельности ВСУ в особенный период АТО. И еще одно - по факту государственной измены».

Хотя дело  возбуждено  по факту, подозреваемый  в нем очевиден – это второй президент Украины  представитель Киева в контактной  группе Леонид Кучма, ну а от него нить легко ведет к президенту Владимир Зеленскому. Ведь   нельзя поверить, чтобы  без его санкции Кучма  на последнем заседании контактной группы в Минске (5 июня) говорил о целесообразности снятия  блокады  Донбасса и об устойчивом  перемирии, подкрепленном дополнительными мерами. Именно последнее и вызвало  самую бурную реакцию представителей старого  киевского режима  в лице  экс-президента Порошенко, спикера Рады Парубия и того же Луценко «Еще большее возмущение у меня вызывают предложения представителей Украины в Минской контактной группе запретить огонь в сторону противника», - заявил в последний в том же обращении.

А ведь на самом деле относительно  запрета ответного  огня Кучма не говорил ничего  такого, того что никогда не звучало на заседаниях контактной группы во времена Порошенко. Так,  в заявлении принятом по итогам заседания от 2 марта 2018, где стороны договорились о  подтверждении  прекращения огня  к 8 марта,  сказано, что  контактная группа «подчеркивает важность принятия и соблюдения соответствующих приказов о прекращении огня; эффективного применения дисциплинарных мер в случаях нарушений режима прекращения огня; неприменения огня, включая ответный огонь». Точно такие же слова содержались и в принятом  26 марта того же года заявлении Контактной группы  относительно  Пасхального перемирия.

Возглавлял украинскую сторону тогда тот же самый Кучма,  а данные заявления  группы являлись обязательствами сторон, в том числе  и Киева, а не просто рассуждениями о том, что участникам  конфликта надо  бы воздерживаться  и от ответного огня, как говорил сейчас экс-президент Украины. Но никого в Киеве тогда  это не возмущало, никто не говорил  о  госизмене со стороны Порошенко и Кучмы. А почему? А потому что в Киеве все понимали, что эти декларации на самом деле не будут иметь никакого отношении  к реальной жизни, полное перемирие все равно не наступит, а через неделю-две после очередных договоренностей – стрелять будут точно так же как было до  них. 

Для режима Порошенко единственный смысл заседаний контактной  группы был в создании поводов для рассуждений: «Наши поездки в белорусскую столицу - доказательство нашей приверженности Минским соглашениям, а то что никакого прогресса от переговоров нет – это вина России, поэтому мы ждем продолжения санкций». И Запад охотно подыгрывал Киеву  в такой игре. Однако события  в ходе самой встречи и вокруг нее  заметно отличаются от всего, что наблюдалось в последние годы.

Во-первых,   раньше президентская администрация,  держала руку  на пульсе этих переговоров, но старалась  не говорить о них,  чтобы  умалять их значение в глазах общества. Сейчас  киевская власть  продемонстрировала ранее невиданное  публичное внимание к этим  переговорам. Ведь прежде ни президент страны, ни его пресс-секретарь не проводили  совместных мероприятий с главой украинской делегации в  контактной группе,  также ничего не говорилось прежде о привлечении к этим переговорам главы генштаба.

Во-вторых, налицо общая позитивная оценка  Минской встречи обеими сторонами конфликта,  даже с  определенными комплиментами в адрес друг друга за конструктивную позицию. Это вообще беспрецедентный факт в истории заседаний ТКГ, даже когда о чем-то значимом договаривались, например, о разведении сторон на пилотных участках или обмене пленными обходились без слов о конструктиве.

В-третьих,  заявления о готовности к разведению войск в  районе Станицы Луганской. Так, формально в Киеве не отказывались от такого разведения в принципе, но всегда находили повод избежать его. И даже когда эта тема звучала на заседании ТКГ, представители Украины в  своих комментариях ее чаще всего обходили. Экс-премьер Евгений Марчук, представлявший Киев в подгруппе по безопасности,  а в последние месяцы правления Порошенко и во всей контактной группе,  публично давал понять, что это разведение невыгодно,  хотя оно согласовано на уровне глав «нормандской четверки».

В-четвертых, озвучивание темы желательности снятия блокады, пусть со всеми оговорками. Естественно, что Киев  делает его условием возврат предприятий под контроль  формальных владельцев. Но ведь и Донецк, и Луганск  не национализировали  эти предприятия, а ввели на них в начале 2017 временное управление исключительно потому, что эти владельцы не смогли вывозить продукцию своих предприятий  из-за блокады дорог, организованной национал-активистами и уже потом поддержанной киевской властью.

В-четвертых,  сдвиги,  пусть пока на словесном уровне, в вопросе освобождения пленных, где  с начала прошлого года не наблюдалось никакого прогресса.

И, наконец, в пятых, публичное согласие  украинской стороны с введением  дополнительных мер по контролю за перемирием. Эта тема  по инициативе ДНР и ЛНР активно дебатировалась в контактной группе с начала 2018. Представители  народных республик сообщали,  что и на словах представители Киева были за, но неизменно находили поводы об этих мерах не договариваться.  Сама же украинская сторона эту тему до  нынешнего  заседания никогда не комментировала, чем явно показывала ее незаинтересованность.

В общем, хотя команда Зеленского так же  как  команда Порошенко декларировала приоритет вопросов безопасности над всеми остальными,  она в отличие от прошлой власти  делала  заметно иные акценты в этих вопросах. Акценты, благодаря которым при оптимистичном сценарии,  безопасность можно будет гарантировать без всяких миротворцев.  И тогда на повестку дня неизбежно встанет вопрос о реализации политической части Минских соглашений. А кстати  тему Донбасса в администрации Зеленского курирует бывший зам министра иностранных дел Вадим Пристайко, который  в апреле 2016 в интервью «Голосу Америки» говорил, что после выборов в Донбассе в украинской политике появятся люди, которых в Киеве называют сепаратистами и террористами, и надо  будет уметь с ними сосуществовать. А ведь ничего подобного никто из команды Порошенко  не говорил ни в 2015, ни тем более позже.

Да, понятны и разочарование в России политикой Киева за последние  5 лет, и настороженность, и недоверие в отношении новоизбранного президента Украины. И конечно можно предполагать, что  Зеленский  не стремится к  политическому урегулированию, а  хочет лишь  благодаря  прочному затишью в Донбассе и обмену пленными создать фон благоприятный для победы  его партии  на выборах.

Однако  нельзя не обратить внимания на истерику  киевской «партии войны», начавшуюся сразу после последней встречи в Минске. Впрочем, серьезней и тревожней не эта истерика, а происшедшая как по заказу сразу после этой встречи  вспышка  напряженности в Донбассе, резкое  увеличение  числа обстрелов с применением не только минометов, но и артиллерийских орудий. Это, похоже, показывает что отнюдь не вся украинская армия  находится под контролем верховного  главнокомандующего, что в ней есть тоже своя «партия войны». И здесь надо говорить именно об армии, а не о добровольческих батальонах, ибо  никаких неподконтрольных украинскому военному командованию подразделений в Донбассе нет  еще с лета  2018 года. А все,  кто именовались в 2014 добробатами, давно интегрированы в  состав ВСУ и Национальной гвардии.

Но еще важнее  другое обстоятельство –  реакция Запада  на нынешнюю  ситуацию. Ранее почти всегда  за всеми подтверждениями прекращения  огня достигнутыми  в Минске следовали совместные заявления глав МИД Германии и Франции в поддержку очередного перемирия. Хотя конечно в Берлине  и Париже  давно понимали, что пулеметы  и минометы умолкнут очень ненадолго. Нынешнее заседание Контактной группы куда значимей этих перемирий, несмотря на отсутствие каких-либо решений. И из-за изменений атмосферы диалога,  дающих предпосылки для более серьезных  достижений, и из-за того что  впервые заявления на этих  переговорах стали поводом  для уголовного преследования в Украине, да еще за измену.

Невозможно представить, чтобы  на Западе  не замечали,  если б под пресс одной из ветвей власти попал  какой-нибудь  известный  украинский грантоед. Может на уровне министров поначалу молчали бы, но спикеры МИД отреагировали  бы молниеносно. Сейчас же  и встреча в контактной группе, и  реакция  на нее на Украине сопровождается полным молчанием  и официальных лиц и  всех, кто на Западе в украинской теме.  Их интересует другое. Так, Курт Волкер в своем «Твиттере», хвалит Зеленского за необратимость евроатлантического выбора в ходе визита украинского президента в Брюссель, а самый известный эксперт по Украине центра Карнеги Балаш Ярабик  в той же соцсети приветствует то, что и Порошенко, и Зеленский берут в свои партийные списки гражданских активистов.

В ряде польских и шведских изданий  сразу после смены власти в Киеве обвинили  украинского президента в том, что тот  говорит одним голосом с Виктором Медведчуком и готов сдать Украину. Ведь - о ужас - он в инаугурационной  речи сказал, что надо прежде всего возвращать людей, а не территории. Следовательно, по логике Варшавы и Стокгольма Украине надо возвращать территории исключительно без людей.   Да более солидные люди и структуры  на Западе  ничего подобного не говорят, но их  красноречивое молчание насчет последних событий  заставляет предположить: Запад просто устраивает война в Донбассе  в нынешнем  формате.

 А коль так, то даже если есть у Зеленского  серьезные  мирные  планы, они неизбежно будут сданы в архив, ибо преодолеть сопротивление хорошо организованной партии «партии войны» он смог бы только при наличии внешней публичной поддержки. На политического же самоубийцу украинский президент никак не похож, и  если он поймет, что продолжение политической линии Порошенко – это самая удобная гарантия спокойного выживания, он, несомненно, этой линии последует.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Украинский вопрос»:

22.08.2019
Эксперт: нарушение прав человека, наконец, стало токсичным для Украины (ВИДЕО)
22.08.2019
Стоит ли ждать перезагрузки «нормандского формата?»
22.08.2019
Владелец польского ресторана оскорбил украинцев
22.08.2019
Захарова ответила на слова Зеленского о возможности возвращения России в G8
22.08.2019
Известный украинский журналист призвал готовиться к войне с Россией
22.08.2019
Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8
21.08.2019
Порошенко вместе с семьей улетел в Норвегию
21.08.2019
Украинцы в соцсетях бурно обсуждают кортеж Владимира Зеленского
21.08.2019
Украинская пропаганда и Ветхий Завет
21.08.2019
Стало известно о возможной выдаче Киеву осужденных в России украинцев
21.08.2019
Кравчук рассказал о роли США в лишении Украины ядерного оружия
20.08.2019
Политолог: инициативы Зеленского по «голодомору» не будут поддержаны в Израиле
20.08.2019
Совет Европы поддержал заявления лидеров России и Франции по урегулированию на Украине
20.08.2019
Зачем Нетаньяху ездил на Украину?
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.