Гонконг или Сянган: эволюция протеста / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Гонконг или Сянган: эволюция протеста

США используют волнения в Гонконге для давления на КНР

Гонконг или Сянган: эволюция протеста

Вот уже четвертый месяц в Гонконге не утихают антиправительственные протесты. Не исключением стало и минувшее воскресенье: более 100 человек задержаны. Манифестанты кидали в стражей порядка кирпичи и бутылки с зажигательной смесью, перекрывали улицы, совершали поджоги и акты вандализма. В ответ полиция применяла спецмашины с водяными пушками и слезоточивый газ. После столкновений между протестующими и сотрудниками гонконгских сил безопасности 25 человек были госпитализированы с ранениями.

И, судя по всему, мятежная провинция не намерена сдаваться и может подпортить большой юбилей - 70-летие образования КНР, - который приходится на 1 октября нынешнего года.

В чем причина?

1 июля 1997 г. на борту королевской яхты “Британия” последний английский губернатор Гонконга Крис Паттен покинул Душистую гавань (кит.Сянган), официально завершив процесс передачи под юрисдикцию Китайской Народной Республики этой заморской территории,  более 150 лет находившейся под владычеством Великобритании.

Возвращение Гонконга стало первым шагом в рамках предложенной Дэн Сяопином и провозглашенной Китаем политики “Одна страна – две системы”, в свете которой появилась рожденная в многолетних муках совместная англо-китайская декларация.  В соответствии с этим документом Гонконг получил статус Специального административного района (САР) Китая  сроком на 50 лет,  после чего предполагается его полная интеграция  в качестве субъекта  КНР.

Первое время большинство жителей Гонконга приветствовали воссоединение с исторической Родиной и избавление от колониального статуса своего города. Этому способствовала взвешенная и аккуратная политика, проводимая Китаем, который оставил без изменений практически все сферы жизнедеятельности присоединенной территории. Жители Гонконга пользуются заметно более широким по сравнению с материковой частью Китая объемом демократических прав и свобод.  Об этом говорит хотя бы тот  факт, что это единственное место в стране, где открыто отмечают годовщины известных событий на площади Тяньаньмэнь. Так, в акции, посвященной 10-летию этих событий в 2009 г., приняло участие 150 тыс. человек.

Но идиллия продолжалась недолго. 

Противоречия между центральной властью и оппозицией,  достаточно широко представленной в администрации САР,  стали проявляться уже к концу 1997 г. На первых порах они носили кабинетный характер, но уже летом 2003 г. полмиллиона человек вышли на улицы с протестами против предложенного главой исполнительной власти Гонконга Дун Цзянхуа закона о безопасности.  Кроме того, оппозиция потребовала введения в САР всеобщего избирательного права.  Перманентные выступления оппозиции и демонстрации продолжались до отставки Дун Цзянхуа в 2005 г. Пресловутый закон о безопасности так и не был принят. Добиться изменения избирательной системы участникам акций не удалось.

Первые за шесть лет после присоединения Гонконга масштабные протесты проходили достаточно спокойно, с большими паузами и остановками, без  участия  пассионарных лидеров и активистов. Власти Китая не обостряли обстановку, проводили переговоры и шли на тактические уступки.  Официальной причиной увольнения  Дун Цзянхуа было объявлено состояние здоровья, что не помешало его назначению на пост заместителя председателя Народного политического консультативного совета Китая.  США предсказуемо выразили озабоченность нарушениями норм демократии,  на что Китай потребовал не вмешиваться в его внутренние дела.       

Следующий мощный всплеск протестного движения,  продолжавшийся почти три месяца, произошел в сентябре 2014 года  и получил название “революции зонтиков”.  Протесты,  начавшиеся в рамках акции ”захвати централ” (центральный район Гонконга) и изначально предполагавшие короткую сидячую забастовку, после применения полицией слезоточивого газа и перечных аэрозолей переросли в многочисленные демонстрации. Поводом для волнений послужили ставшие традиционными требования   внести изменения в избирательную систему  и отправить в отставку очередного действующего главу исполнительной власти Гонконга Лян Чжэньина.

“Революция зонтиков”, в отличие от волнений 2003-2005г., носила все признаки ’’цветной революции ’’ и развивалась по классическому сценарию.   После мирного начала произошла радикализация действий протестующих, демонстранты начали блокировать улицы, прорывать защитные заграждения, проникли на территорию Комплекса центрального правительства.

Полиция арестовала около 1000 человек, а девять активистов, в том числе студенческий лидер Джошуа Вонг, были признаны виновными в нарушении общественного порядка и приговорены в основном к испытательным срокам или общественным работам. Властям удалось избежать сакрализации жертв, нейтрализовать лидеров акций и в итоге погасить протестный потенциал.

Вместе с тем, необходимо отметить, что протесты заметно эволюционировали, они стали более масштабными и агрессивными. Многие наблюдатели заявили, что в этих событиях не обошлось без участия ЦРУ и финансируемых Джорджем Соросом НКО. На официальном уровне президент США Барак Обама призвал власти КНР проявлять сдержанность по отношению к демонстрантам. В свою очередь министр иностранных дел Китая Ван И заявил, что ситуация в Гонконге является внутренним делом Китая, и предостерег США от попыток вмешательства.

Сейчас пошла новая волна уличных протестов, начавшихся в июне с.г. и продолжающихся по сей день.  Поводом послужил законопроект правительства,  который позволил бы экстрадировать из Гонконга в Китай лиц, подозреваемых в преступлениях. Протесты приобрели небывало широкий характер. При населении Гонконга около 7,5 миллиона человек в отдельные дни число участников превышало 1 миллион, а 16 июня на демонстрацию вышло более 2 миллионов человек. При этом протесты охватили не только центр, но и периферийные районы мегаполиса.

Переход от мирных акций к радикальным действиям произошел достаточно быстро. 1 июля протестующие захватили здание Заксобрания,  устроив там погром, осквернили государственную символику. Полиция тоже не оставалась в долгу, к слезоточивому газу и водометам добавились пластиковые и резиновые пули. Количество задержанных исчисляется сотнями, пострадавших – десятками. Пытаясь погасить протесты, глава исполнительной власти Гонконга  Кэрри Лам отозвала скандальный законопроект, но это не принесло результата, т.к. демонстранты выдвинули целый ряд “новых-старых” требований. Тот факт, что акции не утихли, а, наоборот, усилились, подтверждает, что законопроект стал лишь поводом для разжигания протестов.  Как тут не вспомнить украинский Майдан, фильм о котором был показан гонконгским демонстрантам. Примечательно, что в нынешних акциях отсутствуют ярко выраженные лидеры, изоляция которых, как это было ранее, могла бы дезорганизовать действия протестующих. Роль организатора перешла к интернет-ресурсам, за которыми стоят профессиональные технологи.

Вашингтон, прикрываясь лозунгом “защиты демократии”, открыто поддержал протесты.  Пекин обвинил США во вмешательстве в свои внутренние дела в более жесткой, чем это было ранее, форме. Так, 19  сентября официальный представитель Управления спецпредставителя МИД КНР в специальном административном районе (САР) Сянган расценил встречу спикера палаты представителей конгресса США Нэнси Пелоси с одним из лидеров протестантов Хуан Чжифэном и его соратниками, проведенную под предлогом поддержки “свободы и справедливости”, как факт грубого вмешательства в дела Сянгана.  Он подчеркнул, что “никто не имеет права на агитацию за независимость Сянгана и на цветную революцию, никто не имеет права вступать в сговор с иностранными силами, а выступающие против Китая и за независимость Сянгана отбросы общества необходимо крепко пригвоздить к позорному столбу истории”.

Анализ двадцатилетнего нахождения Гонконга под юрисдикцией КНР показывает, что по мере усиления соперничества Вашингтона и Пекина на геополитической арене США все более активно используют фактор Гонконга для ослабления своего противника. Основными задачами этих усилий являются:

- во-первых, проводится дискредитация политики “Одна страна –две системы” в САР Гонконг в целях недопущения ее применения при возможном объединении Китая с Тайванем;

- во-вторых, происходит распространение генерируемых в Гонконге оппозиционных, антиправительственных настроений на китайское общество в целом с особым упором на молодежь;

- в-третьих, проецируется разжигание на примере Гонконга сепаратистских волнений в Синьцзян-Уйгурском и Тибетском автономных районах;

- в-четвертых, генерируются поводы для введения против Китая санкций как экономического, так и политического характера.

Наконец, неизбежно возникновение экономического ущерба из-за дезорганизации Гонконга как важного финансового и логистического центра.                                                                                

Словом, Китай оказался в весьма затруднительном положении – с одной стороны, он не может напрямую вмешаться и повлиять на ситуацию, не нарушив соглашения о статусе Гонконга, с другой стороны, не может проявить слабость, грозящую непредвиденными последствиями. Китай умеет ждать, но сейчас лимит времени, похоже, уже исчерпан.     

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.