Как США приватизировали войны / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Как США приватизировали войны

Война отдается на откуп наемникам по той же схеме, по которой приватизируются многие предприятия

Как США приватизировали войны

Экономическая логика диктует все большую зависимость от военных наемников и частных подрядчиков со времени начала «войны с терроризмом» в 2001 году. Для начала немного статистики:

75% всего западного военного контингента в Афганистане составляют частные наемники. В этой стране сегодня более 150 тысяч наемных солдат, которых финансирует Пентагон.

2012-й год стал первым годом, когда в Афганистане погибло больше наемников, чем солдат регулярной армии США, и подобная тенденция сохранилась в последующие годы.

Пентагон ежегодно тратит более 300 млрд долларов на содержание частных наемников. Для сравнения, это составляет 8% от всех расходов федерального бюджета США и более чем в три с половиной раза превышает весь оборонный бюджет Великобритании.

Когда в 2003 году США вторглись в Ирак, из выделенных на первый год кампании 87 миллиардов долларов 30 миллиардов пошли на финансирование частных наемников. Это 34% от всего бюджета вторжения. На протяжении восьми лет американской оккупации Ирака, крупнейшим частным подрядчиком, «сидевшим» на контрактах Пентагона, была инженерно-строительная и сервисная компания  Kellogg Brown and Root (KBR), заработавшая на этом деле в общей сложности 40,6 млрд долларов. Согласно вышедшему в 2011 году докладу Комиссии по изучению военных контрактов в Ираке и Афганистане, по меньшей мере 60 млрд долларов, которые Пентагон потратил на военных наемников за десять лет (с 2001 по 2011 годы), можно подвести под статьи «мошенничество» или «растрата». В этом докладе уровень ежедневных «растрат» на момент публикации оценивается в 12 млн долларов.

Эта статистика также говорит о том, что если во время оккупации Ирака зависимость США от частных подрядчиков (включая вооруженных наемников) уже была немалая, она становится еще больше во время продолжающейся оккупации Афганистана. Как бы то ни было, мы видим очень похожую схему, которая повторяется из раза в раз в любой конфликтной зоне, где Соединенные Штаты решают установить свое военное присутствие, включая конфликтные территории в странах Африки к югу от Сахары. Все большее количество частных наемников по сравнению с солдатами регулярной армии задействованы в американских войнах, и такая модель проявляется все ярче с начала «войны с терроризмом» в 2001 году.

Одна из причин, почему к военным операциям привлекаются наемники вместо регулярной армии, является прекрасная возможность отрицания своей причастности. Наемники действуют в так называемой «серой зоне», проводя там операции, причастность к которым любое правительство просто обязано отрицать. Другой немаловажный фактор заключается в том, что потери убитыми среди частных наемников никак не фиксируются в официальных списках  боевых потерь армии США, что позволяет использовать наемную военную силу с меньшей потерей «политического лица».

Однако когда  речь заходит о том, за какие действия государство несет или не несет исключительную ответственность, вопрос о непризнании участия в военных преступлениях в период ведения боевых действий – всего лишь вершина «политического айсберга». Сам факт существования частных структур, которые задействованы в военных операциях, спонсируются государством, но при этом эффективно им не контролируются, уже наглядно свидетельствует о разрушении «этого государства».

Исторически, не все государства строили школы и больницы

Исторически, не во всех государствах был национальный банк

Исторически, не все государства создали систему рабочих мест или обеспечили страховкой своих граждан на случай безработицы.

Исторически, существует всего лишь одна характеристика, которая до сих пор объединяет любые «государства». Именно эту исторически обоснованную причину Дюркгейм положил в основу своего известного (и многими признаваемого) социологического определения «государства»:

«Государство» – это структура, которая обладает монополией на применение насилия.

Таким образом, размещение наемников по определению подрывает государство.

Частные военные компании, проникшие в полулегальные «серые зоны», сродни офшорам в финансовом мире.

Но это «опустошение» влечет за собой не только юридические и идеологические, но также практические и экономические последствия. Возьмем в качестве наглядного примера войну в Ираке. Вскоре после американского вторжения в эту страну в 2003 году стало ясно, что награбленных природных ресурсов Ирака явно недостаточно, чтобы оплатить военные расходы. Вторжение и военная оккупация обходились в такую астрономическую сумму, что при всем желании Ирак не мог бы стать «доходной колонией». 

Так какова же была истинная цель вторжения в Ирак?

Она заключалась в том, что вторжение открывало широкое поле бизнес-возможностей для реализации американских коммерческих интересов, включая интересы частных военных компаний. Все это создает новую модель империализма. По словам географа и геополитического ученого Манлио Динуччи, определяющей характеристикой неолиберализма является «приватизация доходов и обобществление расходов».

Так что военные расходы США в Ираке все же были социализированы – за войну платил Пентагон.

Однако война по-прежнему была весьма доходным коммерческим предприятием.

Динуччи пишет: «Войны в Ираке, Афганистане и Ливии оказались очень затратными для США, а вложенные средства не окупились. Войны нынешней неолиберальной эры не обязательно ведутся с целью прямого захвата иностранных ресурсов, но с целью выкачать ресурсы покоряемого народа в частный военный сектор страны-захватчика».

Мы можем лишь усилить это утверждение тем фактом, что США пришлось значительно увеличить свой госдолг, для того чтобы и дальше нести бремя военных расходов. Министерство финансов США даже и близко не подошло к порогу безубыточности своих налоговых инвестиций во время этих войн. Эти инвестиции не отыгрались в виде налогов.

В рамках нашего общепринятого, исторически обоснованного понимания того, как действует империализм, страна-империалист выкачивает ресурсы из колонизируемых или завоеванных стран. Таким образом, империалистическое государство-нация экономически грабит свои колонии.

А новым в неолиберальной модели империализма является то, что общественные средства самого государства-нации теперь также подвергаются разграблению.

В 2001-м году мы открыли новую страницу экономической истории.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «США: после империи»:

11.11.2019
Эксперт: к свержению президента Боливии причастны внешние силы
11.11.2019
Политолог: Блумберг серьезный кандидат в президенты США
08.11.2019
Эрдоган намерен лично вернуть Трампу его письмо с призывом "не быть дураком"
07.11.2019
Рябков: приглашение Трампа на 75-летие Победы в Москву в США восприняли с интересом
07.11.2019
Рябков опроверг информацию The New York Times о прибытии десятков бойцов из России в Ливию
07.11.2019
В МИД пообещали ответить на выход США из Договора по открытому небу
06.11.2019
Опрос: Трамп уступает пяти возможным соперникам на выборах президента США
06.11.2019
В США заявили о необходимости признать Крым российским
05.11.2019
Эксперт: с выходом США ВТО утратит свое значение
05.11.2019
Anadolu: США строят две новые базы в нефтеносном районе Сирии
04.11.2019
Большинство лидеров АСЕАН проигнорировали саммит с США
04.11.2019
Политолог: о возможных последствиях процедуры импичмента Трампа
01.11.2019
Асад считает Трампа лучшим президентом в истории США
31.10.2019
МИД Китая назвал Помпео "клеветником, очерняющим облик Компартии Китая"
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.