США не позволят Республике Корея реализовать курс на евразийское взаимодействие / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
США не позволят Республике Корея реализовать курс на евразийское взаимодействие

Перспектив у «Новой северной политики» Мун Чжэ Ина нет

США не позволят Республике Корея реализовать курс на евразийское взаимодействие

Администрация президента Республики Корея Мун Чжэ Ина, как известно, сегодня стремится реализовать новый курс на евразийское взаимодействие - «Новую северную политику». При администрации создан специальный комитет, в рамках которого по этой тематике работают ведущие эксперты, верстаются конкретные планы, начинается их реализация. Очевидно, что у руководства Южной Кореи на этот счет присутствуют самые серьезные намерения.

В условиях текущей международной обстановка команда южнокорейского президента Республики Корея предлагает свое видение цели евразийского экономического взаимодействия —формирования северного экономического сообщества в интересах мира и общего процветания.

Интересы Республики Корея в рамках этой новой политики гораздо шире северокорейского пространства, они охватывают три основных района: Восточный (Северная Корея, северо-восточные регионы Китая, Монголия и Сибирь и Дальний Восток России, Центральный регион (среднеазиатские страны и Кавказ), а также Западный район (западная часть России, Украина и Беларусь).

В чем еще состоит цель этой политики? Правительство Республики Корея, во-первых, стремится создать условия для поддержания мира на Корейском полуострове и, во-вторых, выстроить взаимосвязанную политическую и экономическую инфраструктуру для объединения Кореи.

Красивая идея! Четкие планы! Но обеспечат ли они реализацию заявленных  трех главных целей – большой вопрос. Поскольку они, увы, расходятся с целями и планами администрации США на азиатско-тихоокеанском направлении.

Во-первых, американская администрация открыто заявляет о долгосрочных намерениях извлечь экономическую выгоду из союзнических связей со своими сателлитами, причем не только на Востоке, но и на Западе. По взглядам Белого дома, союзник должен быть союзником во всех сферах взаимодействия, а союзнические отношения – обеспечивать экономические интересы США.

Именно по этой причине Вашингтон сегодня настоятельно предлагает своим союзникам более широкий формат военного сотрудничества: уже не только в рамках треугольника США-Япония-Южная Корея, а в измененной конфигурации – США-Япония-Южная Корея-Австралия и даже Индия.

США предлагает эти странами более активно закупать американское вооружение и боевую технику, принимать участие в совместных военных учениях, обмениваться военными кадрами и вести их скоординированное обучение.

Более того, явно вопреки стратегическим интересам этих стран им предлагается стать площадкой для размещения американских ударных средств различной дальности и средств противоракетной и противовоздушной обороны. А это означает, что США предлагают эти странам стать целями ответных ударов ос стороны потенциальных противников Соединенных Штатов в условиях военных действий.

Кроме того, Вашингтон оказывает беспрецедентное давление на эти страны с целью расширения доли их участия в расходах на так называемую «совместную оборону». И, хотя Южная Корея, к примеру, видит для себя приоритетным развитие экономического сотрудничества на евразийском направлении, вряд ли ей, равно как и другим союзникам США, удастся под американским давлением устоять.

Так, в совместном заявлении министров обороны США и Республики Корея, подписанном 14 октября в Вашингтоне по итогам их 52-го совещания по вопросам безопасности, говорится о том, что дислокация американских войск на территории Южной Кореи остается важным фактором безопасности Южной Кореи, и в этой связи корейская доля в общих расходах на «совместную оборону» должна быть, безусловно, увеличена.

В южнокорейских СМИ такая позиция рассматривается как беспрецедентное давление на независимую Республику Корея. Там не исключают усиления прессинга со стороны США и на других направлениях двустороннего взаимодействия, в частности, - на экономическом. Исключительно критически относятся к этому давлению в Южной Корее и на общественном уровне, однако на официальном - южнокорейское правительство пытается сгладить острые углы и прийти в конце концов ко взаимным уступкам. 

Кстати, в южнокорейском гражданском обществе с большим вниманием наблюдают и за тем, как США пытаются задавить своих европейских союзников, заставляя их отказаться от реализации проекта «Северный поток-2». Южнокорейцы хорошо понимают истинные цели американского давления и относятся к действиям США с осуждением.

Понятно, что как только дело дойдет широкого реального развития на евразийском пространстве южнокорейской «Новой северной политики», американцы и здесь на зазеваются. Давление с их стороны будет мощным.

Но даже не в э том состоит главная проблема. Она кроется в традициях политики руководства КНДР. Думается, что бесцеремонного вмешательства и давления со стороны США на северокорейскую политику и экономику оно, в конце концов, не потерпит. Такие подходы США к двусторонним отношениям просто не выгодны Пхеньяну, потому, что они не обеспечивают северокорейцам, во-первых, - их безопасности, во-вторых - их экономической выгоды. А это на текущий момент – главные принципы жизнедеятельности Пхеньяна.

В то же время надежную безопасность и экономическую выгоду обеспечивают северокорейцам российско-китайский план урегулирования проблемы, в случае его принятия и выполнения заинтересованными сторонами. В нем содержится самое важное для северокорейцев положение – создание на конечном этапе системы коллективной безопасности в АТР.

Китайская и российская стороны постоянно работают над обновлением этого плана («дорожной карты») с учетом меняющихся условий.

Так в недавнем интервью южнокорейскому информационному агентству Енхап глава российского МИД Сергей Лавров отметил: «Руководствуясь такой логикой, приступили к разработке в 2019 г. соответствующего «плана действий», в котором попытались изложить будущие совместные шаги вовлеченных государств в четырех основных измерениях: военном, политическом, экономическом и гуманитарном. Исходим из того, что они могли бы осуществляться параллельно, чтобы достигать прогресса в решении тех или иных проблем без их искусственной привязки друг к другу. При этом указанные шаги могут потребовать организации работы в различных форматах».

В этом суть новых предложений Москвы и Пекина. Без осознания ее важности и дальнейшей реализации перспектив у «Новой северной политики» Сеула, увы, нет.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «США: после империи»:

26.11.2020
Трамп помиловал своего бывшего помощника по национальной безопасности Флинна
25.11.2020
Политолог: США не откажутся от обвинений России во вмешательстве
25.11.2020
Вся президентская рать Байдена
25.11.2020
NBC: Байден первым в истории США получил на президентских выборах более 80 млн голосов
24.11.2020
Верховный суд Невады утвердил Байдена победителем на выборах
24.11.2020
Эксперт: внимание США к соседним с Россией странам при Байдене вырастет (ВИДЕО)
24.11.2020
Политолог: прагматизм Байдена может сыграть позитивную роль в российско-американских отношениях
24.11.2020
США хотят создать специальный флот для борьбы с КНР
24.11.2020
Выборы в США: пропаганда «online» и «offline»
24.11.2020
Байден "выигрывает", Трамп оспаривает
24.11.2020
Столтенберг: ЕС нуждается в присутствии войск США и не сможет защитить Европу в одиночку
24.11.2020
Трамп подчеркнул, что решение о передаче власти не означает его согласие с итогами выборов
23.11.2020
Германия озвучила США позицию о неприемлемости санкций в отношении "Северного потока - 2"
23.11.2020
Байден заявил, что намерен быть объединяющим страну президентом
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.