Почему Трамп ополчился на Иран / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Почему Трамп ополчился на Иран

Пятничная проповедь в Тегеране впервые была посвящена успехам российско-иранских отношений

26.09.2017 13:48 Александр Левченко, международный обозреватель

Почему Трамп ополчился на Иран

Почему Барак Обама все же пошел на ядерную сделку с Ираном, более или менее понятно. Уходящему в историю президенту США, имевшему минимум достижений во внешней политике, хотелось покинуть свой пост хоть с каким-то положительным внешнеполитическим «багажом». В противном случае, он противопоставил бы Соединенные Штаты сразу трем крупнейшим политическим силам в мире – России, Китаю и Европейскому Союзу. Прямо скажем, это был бы не лучший итог его президентства.

Почему же Дональда Трампа так раздражает ядерное соглашение, заключенное шестью мировыми державами (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) и Ираном? Раздражает так, что он готов пожертвовать репутацией Соединенных Штатов, как стороны, подписавшей международный документ. Что, или кто подталкивает нынешнего хозяина Белого дома к пересмотру, а то и к выходу из ядерной сделки с Ираном, более известной как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)?

Многое может объяснить уже одно только предвыборное кредо Трампа «Америка превыше всего!». Этот лозунг возник не на пустом месте и имеет не только внутриполитическую направленность. И то, что Обама рассматривал как свой успех, Трамп считает проявлением слабости. Поэтому и сделка с Ираном нынешним американским президентом названа «худшей». Ведь, Вашингтону пришлось пойти на уступки – отменить санкции, согласиться на ограничения иранской атомной программы во времени, не включать в соглашение вопрос о баллистических ракетах. А мировой гегемон не привык к уступкам. Вот и пытается отыграть ситуацию назад и добиться от Тегерана пересмотра условий соглашения. Но ведь любое соглашение – это компромисс.

"По определению сделка не идеальна, потому что в любой сделке приходиться что-то отдавать, но и что-то получать. Иначе сделки не будет вообще", - попытался объяснить министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф в интервью газете The New-York Times, опубликованном на прошлой неделе. Со свойственным ему тонким юмором высокопоставленный иранский дипломат сказал, что его страна готова говорить о внесении изменений в условия Совместного всеобъемлющего плана действий, если будут пересмотрены и все уступки, на которые пошла Исламская Республика, заключив сделку. Тогда уж придется вернуть Тегерану право производить высокообогащенный уран. А затем Зариф риторически спросил американцев: "Готовы ли вы вернуть нам 10 тонн обогащенного урана?»

Все указывает на то, что к пересмотру ядерного соглашения или выходу из него Трампа подталкивает еще одна мощная пружина. Поразительным образом настроения американского президента совпали с позицией Израиля, стратегическим партнером США на Ближнем Востоке. В этой связи не остались без внимания мировых СМИ регулярные визиты в Тель-Авив зятя Дональда Трампа – 36-летнего мультимиллионера Джареда Кушнера, который является ближайшим советником президента США, «теневым дипломатом» и которому хозяин Белого дома очень доверяет. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху принимал Кушнера весьма тепло.

Тель-Авив всегда выступал категорически против сделки международных посредников с Ираном. Исламская Республика с ее непримиримым отношением к израильскому режиму и баллистическими ракетами, способными достигать территорию Израиля, вызывает у Тель-Авива иногда просто истерическую реакцию.

В пятницу Иран произвел испытательный пуск новой баллистической ракеты «Хорремшехр», названной в честь города на юго-западе страны, принявшего на себя сильнейший удар армии Саддама Хусейна во время ирано-иракской войны (1980-1988). Ракета с дальностью полета 2 тысячи километров способна нести одновременно несколько боезарядов.

В Израиле отреагировали как всегда болезненно. "Баллистическая ракета, запущенная Ираном, - это не только провокация, демонстрация неповиновения Соединенным Штатам и их союзникам, включающим в себя Израиль, но и попытка проверить уровень их терпения", - заявил в субботу министр обороны Авигдор Либерман. Об этом сообщила его пресс-служба. Глава оборонного ведомства еврейского государства назвал тестовый запуск ракеты "еще одним доказательством стремления Ирана стать мировой державой и угрожать не только странам Ближнего Востока, но и всем странам свободного мира". "Только представьте себе, что произойдет, если Иран получит ядерное оружие, а он стремится именно к этому, - продолжил министр. - Мы не можем позволить этому случиться".

Будто предвидя этот очередной выпад против Ирана, президент ИРИ Хасан Роухани произнес с трибуны 72-й Генеральной Ассамблеи ООН: «Иран не стремится восстановить свою древнюю империю, навязывать свою официальную религию другим или экспортировать свою революцию силой оружия». «Некоторые утверждали, что хотели лишить Иран ядерного оружия, оружия, которое мы постоянно и громогласно отвергаем», - продолжил глава иранского кабмина. - «И, конечно же, мы не огорчились отказом от выбора, которого мы на самом деле никогда не искали», - напомнил Роухани об условиях ядерного соглашения, предусматривающего отказ Ирана от разработок и обладания оружием массового уничтожения.

В своей речи президент ИРИ не упустил возможность в традиционной для иранских руководителей риторике напомнить, что Израиль, обладающий ядерными боеголовками, не присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО): «…Мошеннический сионистский режим, который угрожает региональной и глобальной безопасности своим ядерным арсеналом и не привержен никакому международному инструменту, ограничивающему его применение, имеет наглость читать проповедь мирным народам».

А пуском «Хорремшехра» Иран вновь продемонстрировал, что не намерен ни у кого спрашивать разрешения на развитие своей ракетной отрасли. Комментируя испытания ракеты, министр обороны ИРИ бригадный генерал Амир Хатами заверил, что Иран продолжит производство всех видов ракет и боеприпасов для морской и противовоздушной обороны. «Мы должны энергично защищать безопасность страны. А язык угроз не действует на нас, но заставляет более решительно продолжать избранный нами путь», - приводит его слова агентство IRNA.

В последние годы Соединенные Штаты теряют позиции в некоторых стратегически важных регионах планеты и, прежде всего, на Ближнем Востоке. И, по существу, во внешней политике философия Трампа «America – the first!» – это философия реванша. Трамп заверил своих сограждан и весь мир, что США не будут более навязывать свои идеалы другим государствам и нести им американскую демократическую модель. Но это не относится к американским интересам. Их-то Трамп готов защищать всеми силами.

Вот тут Иран и оказался на пути Вашингтона, мешая ему и путая все карты в Западной Азии и Персидском заливе. И во многом это случилось благодаря ядерной сделке. Во-первых, сам факт ее заключения поднял престиж Исламской Республики, которая отчаянно защищала свои позиции в ходе двухлетних переговоров по иранской ядерной программе. Со вступлением СВПД в силу в январе 2016 года с Ирана были сняты все международные и американские санкции, введенные в связи с ядерной деятельностью. Это позволило Тегерану вернуться на мировые рынки нефти и газа. Для этого ИРИ пришлось потеснить конкурентов на энергетических рынках, которые несколько лет подряд пользовались почти полным отсутствием на них Ирана. Отмена санкций позволила также стимулировать иностранные инвестиции, наращивать производство, включиться в интеграционные процессы в Евразийском пространстве. Все это не очень нравится естественным конкурентам Ирана и одновременно близким партнерам Соединенных Штатов.

Но и до реализации СВПД ИРИ не сидела, сложа руки. Ее дипломаты, чиновники, военные, религиозные деятели вели активную внешнюю политику в отношении стран-соседей по региону - Ирака, Сирии, Ливана, Афганистана, с которыми существуют традиционные связи, и в которых влияние Ирана велико. Во многом усилия Тегерана продиктованы необходимостью обеспечить собственную безопасность.

Поэтому естественно, с появлением на территории Ирака и Сирии террористической группировки «Исламское государство» (запрещена на территории РФ), грозившей созданием агрессивного квазигосударства, враждебного Ирану, Тегеран оказал поддержку Багдаду и Дамаску, направив туда свой спецназ Корпуса «стражей исламской революции» (элитное подразделение ВС ИРИ), а также вооружения и амуницию. На помощь Башару Асаду также направились и бойцы ливанской шиитской организации «Хезболлах», которой ИРИ оказывает помощь многие годы. Таким образом, Иран стал одним из ключевых игроков в антитеррористической борьбе на Ближнем Востоке, чем сильно насолил своему главному сопернику – Саудовской Аравии, оказывавшей поддержку террористам. Далее логическая цепочка понятна: Саудовская Аравия, наряду с Израилем, еще один стратегический партнер США в регионе, к тому же крупнейший покупатель американских вооружений. Поэтому неудивительно, что Вашингтон считает политику Ирана дестабилизирующим фактором в регионе, что, по мнению Белого дома, не соответствует духу СВПД. Неудивительно поэтому, что на прошлой неделе за пересмотр ядерного соглашения высказались Эр-Рияд и Абу-Даби, которые еще в 2016 году приветствовали сделку «шестерки» с Ираном. Именно две монархии – Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты более всего опасаются усиления влияния Исламской Республики.

Не последнюю роль играет и религиозный фактор. Рост влияния шиитского Ирана на княжества Персидского залива, в которых шииты, как правило, являются притесняемой религиозной общиной, не добавляет оптимизма правителям этих монархий. Шиитские волнения в Катаре, на Бахрейне, да и в Саудовской Аравии грозят пошатнуть монархические устои. А любая нестабильность в Персидском заливе может сделать неясной перспективу пребывания 5-го флота ВМС США в этой стратегически и экономически важной акватории. Так что, повода для радости от роста влияния Ирана в регионе у Вашингтона нет.

Все претензии США к иранской атомной программе и ее оборонному потенциалу выглядят довольно лицемерно. Ведь, не возражал же Вашингтон против развития мирного атома в шахском Иране. Более того, атомная программа в этой стране появилась именно благодаря Соединенным Штатам. Двустороннее сотрудничество в ядерной сфере началось еще в 1957 году. Через десять лет США поставили для Тегеранского ядерного научно-исследовательского центра реактор мощностью 5 МВт. Америка планировала не только строить АЭС в Иране, но и создать там полный ядерный цикл. В середине 1970-х Президент США Джеральд Форд был готов предоставить Тегерану оборудование для извлечения плутония из урана. Ведь тогда шахский Иран был главным союзником Вашингтона на Ближнем и Среднем Востоке, крупнейшим импортером американского оружия и военной техники. Проамериканский Иран играл на руку Соединенным Штатам в их противостоянии с Советским Союзом.

Все сотрудничество в атомной области, как, впрочем, и во всех остальных, прекратилось после Исламской революции 1979 года. Так что, не столько атомная программа Ирана не устраивает Соединенные Штаты, сколько политическое устройство Исламской Республики.

Но, пожалуй, наиболее весомой причиной, послужившей поводом для Трампа «взорвать» ядерную сделку стало его разочарование от сближения Ирана с Россией и беспрецедентного сотрудничества двух стран в войне с террористами в Сирии. Это партнерство не позволило Вашингтону и его союзникам расправиться с Башаром Асадом как законно избранным президентом Сирийской Арабской Республики и сильно нарушило их планы по устройству Ближнего Востока по своему усмотрению. В Тегеране это хорошо понимают, причем не только в кругах иранского политического руководства, но что еще интереснее - в религиозных кругах.

Так в прошедшую пятницу в ходе традиционной молитвы в Тегеране (а это очень важный, многолюдный, не только религиозный, но и политический ритуал) руководитель пятничного намаза аятолла Касем Седики сказал, что антииранское выступление Трампа на ГА ООН в Нью-Йорке стало проявлением провала политики Белого дома и что «союз России с Ираном в войне с терроризмом разгневал и расстроил американцев», приводит слова богослова агентство Tasnim. Откровенно говоря, трудно припомнить, чтобы пятничный намаз в Тегеране хоть когда-то был посвящен успешно развивающимся российско-иранским отношениям. Но это хороший знак для обеих наших стран.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Многополярный мир»:

16.10.2017
В Казахстане стартовали пятидневные учения ОДКБ
16.10.2017
Лавров убежден, что через 10 лет России будет принадлежать весомая роль в мире
01.10.2017
Захарова: США развернули кампанию не только против RT, но также ТАСС и российских газет
21.09.2017
Расширение состава СБ ООН преждевременно - эксперт
20.09.2017
Истребители Су-27 перехватили условно захваченный самолет
18.09.2017
Китайские корабли – в Охотском море
13.09.2017
МЧС России доставило гуманитарную помощь в Киргизию
12.09.2017
Переговоры – единственный путь к урегулированию северокорейского кризиса
12.09.2017
СМИ: госдолг США впервые в истории превысил отметку в $20 трлн
11.09.2017
Россия не пропустит резолюцию СБ ООН по КНДР, которая не соответствует ее позиции
07.09.2017
ВЭФ — поворотный момент в отношениях России со странами АТР
07.09.2017
БРИКС – это перспектива. Западный мир уже напрягся
14.08.2017
Индия-Пакистан: противостояние длиною в жизнь
11.08.2017
Соперничество и партнерство – две стороны отношений США и КНР
Загрузка...