Договор РСМД и проблема стратегической стабильности / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Договор РСМД и проблема стратегической стабильности

Отказ от Договора не в интересах и России, и США

05.06.2018 16:15 Николай Войтов, Центр специальных медиаметрических иследований

Договор РСМД и проблема стратегической стабильности

На будущее глобальной стратегической стабильности оказывает влияние бесчисленное количество факторов, однако судьба Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности между Россией и США, поставленная под вопрос, является сейчас одной из наиболее значимых переменных в системе уравнений международных отношений. Этот документ запрещает испытание и развертывание ракет радиусом действия 500-1000 км и 1000-5500 км.

Широкими мазками систему глобальной стратегической стабильности, в которой центральное место занимает российско-американский диалог, можно описать следующим образом: Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), определяющий круг стран-владельцев «легального» ЯО; Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), фиксирующий состояние баланса сил между двумя ведущими ядерными державами; Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), уменьшающий вероятность использования тактического ЯО. Прежние ее элементы – Договоры об ограничении противоракетной обороны (ПРО) и обычных вооруженных сил в Европе (ДОВСЕ) – иерархически подчиненные букве вышеупомянутых документов, однако формировавшие «тактический» фундамент отношений в мире и Евроатлантическом/Азиатском регионах – канули в Лету. Распад системообразующих международных договоров – очень опасный процесс, однако медленный и относительно обратимый; в то время как денонсация обманчиво менее значимых соглашений (например, РСМД) может произойти стремительно и безвозвратно – что, в действительности, и несет в себе наибольшую угрозу международному миру.

Симптоматический распад «снизу вверх» советско-американской доктрины «гарантированного взаимного уничтожения» (MAD – mutually assured destruction), которая, в свою очередь, является ядром российско-американского стратегического диалога, несет в себе угрозу глобальной стабильности. Договор, находящийся на вершине «цепочки», СНВ-3 истекает в 2021 году, и его будущее весьма неопределенно. Тем более что американская сторона настаивает на его привязке к договору РСМД, в невыполнении которого стороны регулярно обвиняют друг друга. Россия же смотрит на проблему под несколько иным углом: при подписании в 2009 году СНВ-3 была признана его связь с проблемой ПРО. Соответственно, США и Россия, с одной стороны, выстроили крайне устойчивую структуру стратегической стабильности (поскольку три точки определяют плоскость, а предмет на трех опорах является, как правило, наиболее устойчивым), которая, с другой стороны, никогда не существовала (лишь как идеал), поскольку в 2002 году США покинули договор ПРО. Отсутствие риторической «перемычки» между ПРО и РСМД не случайно: технологический прогресс стирает грань между ракетами и противоракетами (что особенно беспокоит Россию в контексте строительства ЕвроПРО), открывая тем самым новые возможности по «обходу» РСМД.

Помимо плачевного состояния в кратко- и среднесрочном периоде российско-американских отношений, обусловливающих полярное и ярко негативное видение друг друга, существует ряд обстоятельств, увеличивающих риск кризиса РСМД. К ним можно отнести упомянутый технологический прогресс (в первую очередь гиперзвуковые ракеты); наращивание ракетного потенциала Китаем, Ираном и КНДР (возникает необходимость в многостороннем договоре); ухудшение отношений Россия-НАТО (может служить апологией к размещению тактического ЯО).

Следует сказать, что формально ни Россия, ни США не имеют на вооружении запрещенные ракеты. Однако обе страны официально (и, к сожалению, все чаще – регулярно) обвиняют друг друга в нарушении буквы и духа документа. Важно добавить также, что Договор РСМД не регулирует размещение ракет средней и меньшей дальности на кораблях и стратегической авиации. Поэтому в действительности США не испытывают особых затруднений в обеспечении своих интересов на данном направлении, поскольку обладают крупнейшими глобальными военно-морскими силами. Однако предметная взаимная критика имеет своим объектом преимущественно ракеты наземного базирования.

Содержание обвинений американской стороной России постоянно менялось: вначале они были направлены против комплекса «Искандер-К», на который установлена крылатая ракета Р-500, якобы способная преодолевать расстояние свыше 500 км; затем – против «морской» ракеты «Калибр», которая (вновь якобы) существует и в «наземном» варианте; позже – против ракет «Новатор» и комплекса «Рубеж». Во всех случаях отсутствовала фактическая доказательная база, а за последним обвинением российской стороны американскими дипломатами даже последовало опровержение со стороны ВВС США. Более того, Россия не ведет научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в данной области, придерживается Договора по открытому небу (дает возможность НАТО проводить наблюдательные полеты), разрешает проведение инспекций и предоставляет объяснения к обвинениям американской стороны. «Претензии» российской стороны несколько иные. Во-первых, США на протяжении последних лет активно эксплуатируют беспилотные самолеты, дроны, на которые при незначительной доработке могут устанавливаться ракеты средней и меньшей дальности, но использование которых не регулируется договором. Во-вторых, широко известные «Томагавки» морского базирования – на самом деле стандартизированы и могут помещаться в пусковые установки как на кораблях, так и на суше (например, в Mk. 41, установленные в Польше). В-третьих, система американской ПРО испытывается на «тестовых» ракетах наземного базирования с характеристиками РСМД; более того, сами «противоракеты» могут быть превращены в оружие нападения средней и меньшей дальности. К тому же система ПРО, которую принято критиковать за неэффективность (в прессе, как правило, циркулирует показатель в 8-12% сбитых ракет), на деле развивается ударными темпами: в США уже состоялись успешные испытания новой противоракеты SM-3 Блок 2.

Следует также сказать, что в декабре 2017 года помощник госсекретаря США Т. Шэнон заявил, что Вашингтон прекратит разработки в области РСМД только в случае, если Россия прекратит нарушать договор. Однако в действительности складывается обратная ситуация: российская сторона прикладывает все усилия с целью не пренебрегать положениями документа, США проводят противоположную политику.

Весьма опасной также представляется вероятная информационная «атака» в европейских и американских медиа, предложенная экспертами из исследовательских центров США, с целью подготовить общественное мнение Европы к возникновению новой угрозы. Так, в случае одностороннего выхода США из РСМД высок риск внутреннего кризиса в НАТО и отношений ЕС-США, ведь российские ракеты будут «бить» не по территории Америки, но по Европе. Учитывая те обстоятельства, что в бюджете Пентагона на 2018 год заложены средства на исследования в области создания ракет средней и меньшей дальности, а также то, что 24 мая конгресс США установил годичный «бюджетный» мораторий на исполнение РСМД, можно предположить, что Вашингтон лишь начинает системные приготовления к «переосмыслению» договора.

В России также раздаются голоса сторонников выхода из РСМД. Занимая подобную позицию, следует, тем не менее, учитывать географические реалии: расстояние от Москвы до Парижа – 2 838 км, от Москвы до Вашингтона – 7 822 км. Следовательно, выход России из РСМД поставит под «удар» лишь Аляску; выход США – всю территорию Евразии (если ракеты будут размещены в странах НАТО). Односторонняя денонсация Россией договора может привести к ухудшению отношений с ЕС и усилению НАТО.

Процесс созидания в международных отношениях, как, впрочем, и в большинстве других областей человеческой деятельности, невероятно сложен и «запускается» лишь на излете острых кризисов (о РСМД заговорили лишь после кризиса «евроракет» в 1979 году) и требует многих лет кропотливой работы (так, об ОСВ, «предке» СНВ, заговорили после Карибского кризиса в 1962 году, а его подписание состоялось лишь в 1972 году). Поэтому существующий порядок, несмотря на растущий запрос на изменения, разрушать не следует, поскольку победителей в возможном противостоянии не окажется.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Военная индустрия»:

22.06.2018
Польша вернет в армию советские танки Т-72
22.06.2018
Захарова сообщила о производстве химоружия в Сирии на оборудовании из Западной Европы
22.06.2018
Ополченцы ДНР подавили огневые точки ВСУ под Мариуполем
21.06.2018
Украинский генерал призвал производить ракеты, которые достанут до Москвы
21.06.2018
На Украине планируют купить американские комплексы ПВО Patriot
21.06.2018
В США признали преимущество Су-57 над F-35
20.06.2018
С-400 объективно необходимы Турции - эксперт
20.06.2018
ВМФ РФ надеется приступить к строительству нового десантного корабля в 2021 году
20.06.2018
Шойгу: Крым надёжно защищен от посягательств потенциального противника
20.06.2018
Азербайджанское издание об оценке истребителя Су-30СМ
20.06.2018
Южная Корея перенесет военные учения, чтобы не мешать переговорам с КНДР
20.06.2018
США 21 июня передадут Турции два истребителя F-35
20.06.2018
В США оценили способность России защитить Калининградскую область
19.06.2018
Эксперт: Трамп санкционировал милитаризацию космоса
Загрузка...