Сирия: знаки войны / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Сирия: знаки войны

Война в Сирии глазами западного журналиста

Сирия: знаки войны

Алессандро Петри, журналист, Италия

Этот человек худой, в отличие от большинства его ополченцев. Голос у него хриплый, а лицо тоже худое, с неопрятной бородой и впалыми щеками, вероятно, из-за усталости от постоянных боев, в которых он участвовал в последние недели. В руках он держит стакан виски и четки, которые потрескивают, когда он говорит. Посреди комнаты, на стене за ним, четыре плаката с изображением Башара Асада, Владимира Путина, русского православного патриарха Кирилла и Мадонны. Его ополченцы сидят полукругом вокруг него: короткие военные стрижки, гражданские рубашки, камуфляжные штаны, ботинки амфибии. У некоторых автоматы Калашникова, на который они часто опираются для удобства. На руках и предплечьях у многих татуировки с крестами и другими христианскими символами. Он свои тату не показывает. Его зовут Набил Алабдалла (Nabil Alabdalla), и он – руководитель Сил национальной обороны (National Defence Force), местной христианской милиции, вместе с сирийской армией воюющей на передовой с повстанцами-джихадистами, которые контролируют близлежащую провинцию Идлиб.

Мы в Скибидже (Skibijeh), городе, который с соседним Мхардех (Mhardeh) образует христианский анклав вдоль границы между провинцией Хама (Hama) и провинцией Идлиб, регионом с суннитским большинством, исторически враждебным правительству Дамаска. Когда в 2011 году начались протестные выступления, большинство населения присоединилось к ним, и многие окрестные деревни оказались под контролем повстанцев и некоторых террористических групп, связанных с Аль-Каидой. Их присутствие и их готовность уничтожить все формы христианства в этом регионе побудили жителей Мхардеха и Скибиджи присоединиться к Асаду.

Асад приказал направить им оружие и средства для создания Сил национальной обороны, которые сначала были независимым ополчением, а затем вошли в состав 25-й дивизии сирийской армии. К ним присоединились многие местные жители, некоторые из которых сейчас сидят вокруг Набиля. Им от 16 до 35 лет, часто это бывшие студенты, когда они взялись за оружие, оказалось, что они воюют со своими сверстниками из окрестных деревень, многие из которых были их друзьями. «Население этих деревень опять будет жить с нами в мире, как только мы выгоним террористов, нередко иностранцев», - уверен Набил.

На улицах Мхардеха и Скибиджи встречаются почти только христианские милиционеры, которые часто сидят под большими плакатами с изображением Асада, Путина и фото сотен местных юношей, павших в бою. На других плакатах лица женщин, стариков и детей, погибших в результате бомбардировок мятежников, которые в последние годы непрерывно наносили бомбовые удары по этим двум городам. Особенно интенсивными бомбежки были в последние несколько месяцев, когда этот клочок земли стал самой кровавой передовой линией огня в стране.

Постепенное возвращение сирийской армии на значительную часть национальной территории спровоцировало консолидацию мятежников в регионе Идлиб, между городами Алеппо, Хама и северо-западной границей с Турцией. В итоге в этих районах держат оборону несколько тысяч джихадистов со всего мира: не только сирийцы, но и чеченцы, афганцы, пакистанцы, уйгурские китайцы, туркмены, саудиты и европейцы. Все они собраны в различные группировки, многие из которых являются частью международной террористической сети, так что, по словам Бретта МакГурка (Brett McGurk), спецпосланника правительства США в глобальной коалиции по борьбе с ИГИЛ (запрещена в РФ), «провинция Идлиб является самой большой свободной зоной Аль Каиды (запрещена в РФ) с 11 сентября (...)и решение некоторых наших партнеров поставлять им тысячи тонн оружия, возможно, было не самой лучшей идеей».

Речь о некоторых европейских странах, от Персидского залива до Турции, причем последняя напрямую присутствует со своей армией в свободной зоне в поддержку некоторых повстанческих группировок. По этой причине Эрдоган наряду с Путиным является главным действующим лицом международных переговоров для поиска решения. В последние месяцы президенты встречались несколько раз, и российскому президенту удалось получить одобрение своей линии от правительства Дамаска. В то время как многие представители сирийского генерального штаба стремились начать генеральное наступление, чтобы отвоевать Идлиб, русским удалось убедить их ограничиться атакой в нескольких зонах, чтобы избежать открытой конфронтации с турецкой армией, что отвечает стратегическим интересам Кремля. Как пояснил нам в Москве Виктор Литовкин, отставной полковник российской армии и военный обозреватель ТАСС, «для нас (России – прим. ред.) приоритетными являются хорошие отношения с Турцией, чтобы наши корабли могли снабжать российские базы в Тартусе и Латакии через Босфор. Таким образом РФ уравновешивает передвижения американских военных кораблей на Каспии». Несмотря на посредничество России, боевые действия вокруг Мхардеха и Скибиже никогда не прекращались, они постоянно подвергались бомбардировкам из повстанческих деревень, расположенных недалеко на севере. Поэтому в августе Национальные силы обороны перешли в атаку и изгнали джихадистов из четырех их деревень.

Оставив два сирийских города позади, едем на север, немедленно попадая в провинцию Идлиб, бесплодную и холмистую местность, покрытую сухой травой ярко-желтого цвета. Повстанцы все еще присутствуют в сельской местности, тогда как ополчение Асада контролирует главную трассу. С обеих сторон можно видеть дорожные знаки, установленные джихадистами, прославляющие священную войну. На одном из них надпись: «Долой демократию». Над нами слышен рокот сирийских самолетов, летящих на малой высоте, а затем громкий звук взрыва. На горизонте, среди желтых холмов, появляются облака густого черного дыма, который рассеиваются за несколько минут, обозначив место попадания в цель ракеты повстанцев.

От четырех деревень, отвоеванных войсками Асада, Каффр-Зита, Хобайт, Кафр-Нбуда и Хасрева,( Kaffr Zita, Hobait, Kafr Nbudah, Hasrewa) сегодня остались только груды необитаемого мусора, среди которых передвигаются солдаты регулярной армии Сирии и связанные с ней ополченцы. Кто-то сидит в тени остатков домов, кто-то гоняет на мотоциклах, с непременными автоматами Калашникова в руках, кто-то - на танках или джипах с ракетными установками. Кое-кто заходит в брошенные дома, чтобы забрать там мебель и уцелевшие вещи, которые загружают в фургоны. «Это чтобы вернуть их владельцам», - говорят они. Во время бомбежек сирийская армия гарантировала гуманитарные коридоры для тех, которые хотел выйти и перейти под контроль правительства, но очень немногие ими воспользовались. Почти все жители деревень вместе с повстанцами бежали на север. По словам некоторых солдат, потому, что «террористы стреляли в любого, кто хотел воспользоваться коридорами», но другие солдаты убеждены, что местное население сбежало с террористами, потому что находится под влиянием их идеологии.

Эти деревни были под контролем Джейха аль-Насера и Джейча аль-Аззы (Jaych al Naser, Jaych al Azzah) двух повстанческих групп, связанных с Аль-Каидой. База первой находилась в Кафр-Зите (Kafr Zita), а второй - внутри горы из туфа в сельской местности. С одной стороны в горе, окруженной траншеями, есть искусственно вырытый ход, обеспечивающий доступ к туннелю. При входе в него внезапно становится абсолютно темно, единственное, что чувствуешь, это сильную вонь гнилой пищи, оставленной несколькими днями раньше сбежавшими повстанцами, и жужжание летающих над ней мух.

Затем, как только глаза привыкнут к темноте, мы понимаем, что находимся внутри большой галереи, искусственно вырытой в скале, которая потом разветвляется в большое количество комнат и  подземных переходов, которые образуют лабиринт, тянущийся подо всей горой. Полы покрыты в спешке брошенными предметами: кастрюли, матрасы, одежда, walki talki, батарейки, электрические кабели, каски, противогазы. Из скальных стен торчат провода, знак того, что весь комплекс был  электрифицирован. Обследуем эти туннели при свете факелов, с осторожностью на каждом шагу, чтобы не наступить на мины, которые могли оставить повстанцы, и обнаруживаем несколько других выходов, некоторые из которых выходят на дорогу, ведущую на восток, и, огибая границу между регионами Идлиб и Хама, доходят до Алеппо.

И даже на этом пути нас сопровождает рев самолетов, взрывы и клубы дыма, поднимающиеся над сельской местностью. Знаки войны, которую многие считают оконченной, но которая в этих местах жива как никогда.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Война в Сирии»:

18.10.2019
СМИ: Турция возобновила операцию на севере Сирии, несмотря на соглашение с США
18.10.2019
Песков прокомментировал соглашение США и Турции по Сирии
17.10.2019
Турция приостановит операцию в Сирии. Вашингтон пообещал не вводить против Анкары санкции
17.10.2019
Правительственная армия Сирии вошла в Ракку
17.10.2019
Курды заявили, что не намерены никому передавать пленных боевиков ИГ
17.10.2019
Меркель: роль Москвы и Тегерана в Сирии значительно выросла после ухода американцев
17.10.2019
Коалиция во главе с США уничтожила свой склад боеприпасов в Сирии
16.10.2019
Политолог о причинах экстренного визита Эрдогана в Москву
16.10.2019
Противостояние Турции и курдов: следствия для Кавказа
16.10.2019
Российская операция в Сирии попадет в учебники истории
16.10.2019
Лавров: западная коалиция подталкивала сирийских курдов к сепаратизму
16.10.2019
Глава МИД Франции: необходимо вести переговоры с Путиным по проблеме ситуации в Сирии
16.10.2019
Военная полиция РФ впервые провела патрулирование в Манбидже
15.10.2019
В Турции заявили, что не откажутся от операции в Сирии из-за американских санкций
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.