Российско-китайский акцент в иранской политике / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Российско-китайский акцент в иранской политике

Тегеран нацелен на расширение сотрудничества с Москвой и Пекином

Российско-китайский акцент в иранской политике

 

 

 

Иран, не дождавшись сколько-нибудь экономически весомых, равноправных и партнерских отношений с Западом, все более разворачивается в сторону России и Китая, реализуя свою внешнеполитическую концепцию «взгляда на Восток». При этом Тегеран выстраивает стратегическое партнерство с Москвой и Пекином, стараясь сохранять баланс между двумя сверхдержавами и не отдавая предпочтения ни одному из партнеров.

Так, в минувший вторник в Москве второй раз за этот месяц побывал министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф. Искусный иранский дипломат не упустил шанса публично отметить, что это уже его 30-й визит в Россию в качестве главы иранского МИД, что делает его рекордсменом среди коллег в мире.

Зариф привез президенту России В.В. Путину послание от президента ИРИ Хасана Роухани, которое министр назвал «очень важным».

На переговорах Зарифа с министром иностранных дел России С.В. Лавровым  речь шла о заключении нового российско-иранского договора, формулирующего базовые принципы двусторонних отношений.  Срок прежнего Договора об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран, действующего уже 20 лет, подходит к концу в марте 2021 года.  Договор 2001 года определил наши страны «как дружественные государства», которые «строят отношения между собой на основе суверенного равенства, сотрудничества, взаимного доверия, уважения суверенитета, территориальной целостности и независимости, невмешательства во внутренние дела друг друга».

Этот договор не только определил общность подходов во взаимодействии на двустороннем и международном уровне, но и стал правовой базой для развития всесторонних экономических отношений на принципах наибольшего благоприятствования. Он позволил заключить крупные контракты в области атомной энергетики, железнодорожного транспорта, в других отраслях, развивать региональные связи, поддерживать активный научный и гуманитарный обмен.

Тем не менее ряд статей Договора уже сегодня требуют корректировки. В частности, это касается вопроса регулирования многосторонних отношений по Каспию в связи с тем, что в 2018 году прикаспийские государства подписали Конвенцию по его правовому статусу.

Важно понимать, что Договор 2001 года не подменял, но дополнял другие основополагающие двусторонние документы, подписанные и 80, и 100 лет назад, по которым Россия сохраняет обязательства в качестве преемницы Советского Союза.  

20 лет – срок не малый. Как подчеркнул Сергей Лавров в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с Зарифом, за эти годы в мире «произошли серьезнейшие, глубинные изменения на международной арене в том, как развивается миропорядок с точки зрения экономики, политики и наличия угроз, стоящих перед всем человечеством». Среди этих вызовов - терроризм, организованная преступность, изменение климата, вирусы. Отметив общность позиций Москвы и Тегерана по этим вопросам, глава российского МИД сообщил, что на повестке дня согласование нового документа, в котором бы нашла отражение новая реальность и были сформулированы совместные позиции двух стран. Как отметил в свою очередь  глава иранского МИД, речь идет «о заключении долгосрочного соглашения о стратегическом сотрудничестве».  

Одновременно Иран и Китай сейчас завершают работу над формированием «дорожной карты» всеобъемлющего партнерства, которая определяет амбициозные цели в экономической сфере на ближайшие 25 лет. Речь может идти и о миллиардных китайских инвестициях в наиболее перспективные отрасли в Иране, что может серьезно стимулировать остро нуждающуюся в финансовых вливаниях иранскую экономику. Этот глобальный план формируется на базе Соглашения о всестороннем сотрудничестве, которое было подписано в ходе визита председателя КНР Си Цзиньпина в Тегеран в 2016 году.

Как заявил в этой связи официальный представитель МИД ИРИ Аббас Мусави в своем Twitter: «Это четкая дорожная карта и принципиальное руководство для отношений между двумя крупными странами в будущем мире, где Китай, как ведущая мировая экономическая держава в ближайшем будущем, и Иран, как великая держава региона Западной Азии, могут выдержать давление хулиганов (имеется в виду, конечно, Вашингтон с его безудержной политикой экономических рестрикций – прим. автора), дополняя друг друга, развивают взаимовыгодные отношения».

Надо сказать, что пока суть «дорожной карты» остается скрытой от многих иранских политиков и законодателей, она вызывает немало кривотолков и опасений, часто подогреваемых извне теми, кому так невыгодно сближение Ирана с Китаем. Ряд зарубежных изданий уже пустили в ход страшилки про опасность превращения Ирана в китайскую колонию. Со ссылками на «неназванные источники» они рассказывают о предстоящих китайских  инвестициях в иранскую нефтегазовую и транспортную сферу, достигающих чуть ли не 400 миллиардов долларов, о «космических» скидках на покупку иранской нефти, да еще с отсрочкой платежей, о широком допуске Пекина в такие деликатные сферы, как инфраструктура безопасности и телекоммуникаций, а также в такие прибыльные, как туризм.

Особый гнев противников китайско-иранского соглашения внутри Исламской Республики вызвали спекуляции о том, что план якобы даст Китаю право направить до 5 000 военнослужащих для защиты его интересов в Иране, а также обеспечит значительный контроль над иранскими островами в Персидском заливе, где идет разработка месторождений нефти и газа и имеются крупные терминалы. 

Звучали и опасения, не станет ли соглашение с Китаем новым «Туркманчайским договором», ставшим именем нарицательным, когда речь заходит об ущемлении национальных иранских интересов. Об этом унизительном для иранцев документе, по которому в 19 веке Российской империи отошла часть персидских земель, нет-нет да и вспоминают тегеранские эксперты и СМИ.  

МИД Ирана не замедлил  официально опровергнуть  утверждения о возможном военном присутствии Китая и контроле над островами, назвав их  «иллюзией» и «дезинформацией». В любом случае, «дорожная карта» не начнет действовать без одобрения меджлиса (иранского парламента). И можно быть уверенным, что ни один документ, который может показаться мало-мальски наносящим вред национальному суверенитету Ирана, никогда не будет принят нынешним составом законодателей. Однако сегодня можно утверждать, что Китай останется крупнейшим торговым партнером Ирана и в ближайшие годы, несмотря на то, что за последние несколько лет, в том числе из-за возобновления американских санкций, двусторонняя торговля сократилась почти вдвое и в 2019 году составила лишь  23,02 миллиарда долларов. Пекин останется крупнейшим импортером иранской нефти. Планируются поставки иранского газа в Китай через пакистанский порт Гвадар. Получит развитие переход в расчетах на юань. Пекин достаточно широко присутствует в иранской нефтегазовой  и транспортной отрасли, и это присутствие вырастет. Высоки его интересы и в автомобилестроении, где  Китай охотно заменит ушедших с рынка французских автопроизводителей.

В целом новые стратегические соглашения с Россией и Китаем, безусловно, укрепят позиции Ирана в Западной Азии, позволят ему также реализовывать стратегию превращения в крупнейший в регионе транзитно-транспортный узел, соединяющий Север и Юг, Запад и Восток.  

Кого совершенно выводит из равновесия такая картина будущего, так это Вашингтон. Рост влияния Ирана в регионе и его экономическое развитие сделают еще более иллюзорной надежду США на смену режима в Исламской Республике и бесперспективным триумфальное возвращение туда Вашингтона в качестве геополитического полицейского и безраздельного хозяина на иранских нефтяных полях.  США придется смириться и с более глобальной реальностью: крупнейшие государства Евразии готовы объединять усилия для партнерства и развития.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Иран после санкций»:

22.07.2020
Эксперт: сделку с Ираном еще можно сохранить
25.06.2020
«Highly likely» - это заразно
30.04.2020
Когда «Свет» вызывает ярость
22.04.2020
Трамп дал указание ВМС уничтожать иранские катера, создающие препятствия судам США
20.04.2020
США выразили готовность оказать Ирану медицинскую помощь
27.01.2020
Европейское трио подыгрывает Трампу
23.01.2020
Эксперт: давление на Иран может ослабнуть, если Трамп не переизберется (ВИДЕО)
23.01.2020
Конец ядерной сделки – начало ядерной гонки
15.01.2020
Иранские консерваторы в предчувствии успеха
09.01.2020
Эксперт: слова Трампа о новых санкциях в отношении Ирана следует считать "фигурой речи"
08.01.2020
Глобальная война пока откладывается
07.01.2020
Постпред Ирана заявил об отсутствии у страны желания обладать ядерным оружием
06.01.2020
Меркель посетит Россию по приглашению Путина 11 января
23.12.2019
«Дипломатия дубины» по-вашингтонски
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.