Отмена оружейного эмбарго – политическая победа Ирана / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Отмена оружейного эмбарго – политическая победа Ирана

Антииранская политика США вновь не нашла поддержки в ЕС, России и КНР

Отмена оружейного эмбарго – политическая победа Ирана

18 октября истек срок действия международного запрета на торговлю обычными вооружениями с Ираном. В соответствии с принятой в 2015 году Резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН эмбарго на военные сделки с ИРИ действовали 5 лет. Отныне Иран свободно может приобретать танки, бронированные машины, артиллерийские системы крупного калибра, боевые самолеты, вертолеты и корабли, ракеты и ракетные системы. Ушел также в прошлое запрет на предоставление Ирану услуг по технической подготовке, на финансовые операции, консультации и другую помощь, связанную с поставкой, продажей, передачей, производством, обслуживанием или использованием обычных вооружений.

В Иране празднуют политическую победу.  Так, в ходе заседания кабинета министров президент ИРИ Хасан Рухани поздравил иранцев с прекращением действия режима санкций, отметив, что отмена санкций в области обычных вооружений стала результатом четырехлетней борьбы Ирана против попыток США сорвать ее.

«Сегодняшняя нормализация оборонного сотрудничества Ирана с другими странами - это победа для дела многосторонности, мира и безопасности в нашем регионе», - написал министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф на своей странице в Twitter.

В чем же заключается политическая победа Ирана?

Во-первых, Иран продемонстрировал  приверженность международным договоренностям. И в этом выгодно отличается от США, покинувших СВПД, и европейского трио (Великобритания, Германия и Франция), которое, хоть и не вышло из соглашения, практически не выполняет его условий.  Даже сократив часть своих обязательств по сделке, Тегеран остался верен ей в главном – он не производит и не накапливает оружейный плутоний, не разрабатывает и не создает ядерное оружие и средства его доставки, то есть остается приверженным Договору о нераспространении (ДНЯО), его ядерная деятельность находится под полным контролем МАГАТЭ.

Во-вторых, победу можно назвать политической, поскольку, надо полагать, объем торговли оружием  у Ирана будет сравнительно небольшим. Что касается импорта, то Иран, в соответствии со своей оборонной и экономической доктриной,  давно взял курс на максимальное обеспечения своей армии собственными вооружениями.  К этому его подтолкнули как раз международные и американские санкции и необходимость строить оборону с учетом внешних факторов – постоянные угрозы со стороны США, и Израиля, враждебность Саудовской Аравии, нестабильность в Ираке, Афганистане, на Южном Кавказе. 

Что же касается будущего экспорта иранского оружия, то его потенциал ограничен как номенклатурой, так и небольшим числом государств, дружественных Исламской Республике, не способных закупать дорогостоящие аналоги у крупнейших мировых производителей вооружений.

Но главной политической победой Ирана стал провал практически всех попыток Вашингтона сохранить оружейное эмбарго и продлить действие Резолюции 2231 в этой части. А уж как США для этого старались, особенно в преддверии отмены ограничений!

Пытаясь найти повод для продления эмбарго, США с помощью израильской разведки Моссад подбросили в МАГАТЭ дезинформацию о якобы имеющихся у Ирана двух «тайных» объектах, где ведется незаявленная ядерная деятельность. Но уловка не удалась. Иран, хоть и сознавал, что указанный «компромат» - чистой воды «фейк», все же пошел на уступки МАГАТЭ и предоставил внеочередной доступ на «таинственные» объекты.Инцидент был исчерпан.

Затем США попытались протащить в Совете Безопасности ООН резолюцию о включении так называемого «реверсного» механизма по возврату санкций. Как помним, тут их ожидало полное фиаско – 13 из 15 членов СБ ООН не поддержали американскую резолюцию.

Не получив международной поддержки, за 10 дней до истечения срока эмбарго американское Казначейство объявило о введении санкций в отношении 18 ведущих иранских банков. В числе санкционных есть и учреждения, которые обеспечивают финансовые операции военно-промышленного комплекса и нужды вооруженных сил Ирана. Так, под рестрикции попал Hekmat Iranian Bank, обслуживающий вооруженные силы ИРИ.  В мае 2020 года, Hekmat  объединился с Bank Sepah, который, в свою очередь, служит финансовой платформой для Министерства обороны и материально-технического обеспечения вооруженных сил Ирана. Bank Sepah «поплатился» за свою деятельность еще ранее - против него Вашингтон ввел санкции в  ноябре 2018 г. 

Прочие же банки попали «под раздачу» за то, что находятся под надзором Центрального банка ИРИ. А это главное государственное финансовое учреждение Ирана уже давно пребывает под американскими санкциями за то, что, по данным Казначейства США, оказывает поддержку элитному подразделению иранских вооруженных сил – Корпусу стражей исламской революции, его спецназу «Аль-Кудс» и ливанской военно-политической организации «Хезболлах», которую в США считают террористической.

 При этом Вашингтон, собственно и не скрывает, что доллар снова играет роль «вентиля» в  американской внешней политике. «Сегодняшние действия по выявлению финансового сектора и наложению санкций на восемнадцать крупных иранских банков отражают нашу приверженность пресечению незаконного доступа к долларам США», - отметил министр финансов США Стивен Мнучин, объявляя о банковских санкциях.  В официально заявленной цели этих ограничений не было ничего оригинального – «лишить иранское правительство финансовых ресурсов, которые могут быть использованы для финансирования и поддержки его ядерной программы, разработки ракет, терроризма  и управляемых им террористических структур, а также для подрыва регионального влияния».  

Однако среди якобы «поддерживающих терроризм» и «подрывающих региональное влияние» оказались, например Tosee Taavon Bank (или Кооперативный банк развития) и Tourism Bank, обеспечивающий туристическую сферу. В списке новых финансовых изгоев государственный банк жилищного строительства Maskan, специализирующийся на ипотеке, и банк Keshavarzi Iran, который предоставляет ссуды фермерам. Чем они-то не угодили американскому Казначейству?

Блокируя операции в долларах для иранских банков, обеспечивающих нужды вооруженных сил ИРИ, Вашингтон, тем самым вновь нарушает Резолюцию 2231 СБ ООН, нанося колоссальный урон  престижу Организации Объединенных Наций.  

Однако, Соединенные Штаты давно считают, что стоят над международным законом. Этот «тренд» мании величия проступает все явственнее.  Президент Дональд Трамп уже провозгласил себя «вторым по популярности после Иисуса Христа» (странно, что еще вторым).  То ли еще будет!

Напомним, что в мае 2018 года глава Белого дома вывел США из международного соглашения по иранской ядерной программе СВПД, в первый раз нарушив  Резолюцию 2231 СБ ООН. За этим последовало возвращение самых жестких санкций в отношении Тегерана. Таким образом, любые финансовые взаимоотношения Ирана с внешним миром сегодня крайне затруднены. И в этом смысле отмену эмбарго также можно рассматривать лишь как политический успех Тегерана. Впрочем, и это очень немало.

В самих же Соединенных Штатах все громче звучат голоса экспертов, которые считают, что последние банковские санкции в отношении Ирана не остановят Тегеран в его решимости наращивать оборонный потенциал. Так, на прошлой неделе даже одиозный американский Атлантический совет опубликовал доклад, в котором, отмечается, что  «деятельность Ирана уже подвергалась вторичным санкциям, поэтому эта акция никак не помешает разработке Ираном баллистических ракет».

Не опасается американских санкций и Россия. Москва уже неоднократно заявляла, что готова работать с Тегераном по оружейным сделкам. Так, в сентябре заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков  подчеркнул: «Наше сотрудничество с Ираном многогранно, сотрудничество в сфере обороны будет развиваться в зависимости от потребностей и взаимной готовности двух стран».

А на днях в интервью иранской газете «Ресалат» посол России в Иране Леван Джагарян заявил, что  Москва готова поставить в эту страну свою систему противовоздушной обороны С-400.  «Мы с первого дня заявили, что с 19 октября не будет проблем с продажей оружия Ирану», - подчеркнул российский посол, добавив, что Москва готова изучить предложения иранской стороны о закупке оружия у России после 18 октября.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «США: после империи»:

04.12.2020
Политолог: Байден вернется к традиционной схеме в отношениях с союзниками
04.12.2020
Байден заявил, что намерен придерживаться многостороннего подхода к Ирану, России и Китаю
02.12.2020
Что ожидать от нового госсекретаря США на украинском направлении
02.12.2020
Байден: поражение Трампа на выборах в США "пойдет стране на пользу"
02.12.2020
Трамп назвал ложью информацию о получении средств за президентское помилование
01.12.2020
Эксперт о политике Байдена в отношении Кубы и Венесуэлы
01.12.2020
Индия – США: обманчивые перспективы сотрудничества
30.11.2020
Политолог: США и КНР - идеологические антагонисты
30.11.2020
Песков заявил, что назначение пресс-секретаря Белого дома не имеет никакого отношения к Кремлю
30.11.2020
Убийство с непредсказуемыми последствиями
30.11.2020
Байден заявил о намерении назначить пресс-секретарем Белого дома Джен Псаки
27.11.2020
Трамп: Байден попадет в Белый дом как президент США, если докажет, что не мошенничал
27.11.2020
Эксперт о политическом будущем Трампа
27.11.2020
Помпео считает самым ярким событием на посту госсекретаря возвращение американцев из КНДР
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.