Последний великан / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Последний великан

Историй крупнейшей в мире подводной лодки

Последний великан

Виктор ЛИТОВКИН, военный обозреватель ТАСС

 Их было шесть. Самых больших в мире тяжелых ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 941 класса «Акула» (SSBN Typhoon по классификации NATO). Длина каждого – 173 с небольшим метра, ширина – 25, а высота вместе с рубкой без выдвижных устройств (антенны, перископа и прочего) – 26 метров. Водоизмещение надводное более 23 тысяч тонн, подводное – более 48 тысяч.

Такой же длины, как «Акула», американская стратегическая подводная лодка «Огайо», но её водоизмещение гораздо меньше. Надводное – почти 17 тысяч тонн, подводное – около 19 тысяч. Причина простая: «Огайо» однокорпусная субмарина, а «Акула» имеет два прочных титановых корпуса, охваченные, как броней, ещё одним стальным корпусом. Практически - катамаран. Точнее даже – тримаран. Между двумя корпусами диаметром в 10 метров там расположены ещё три прочных модуля – торпедный отсек с шестью торпедными аппаратами и двумя десятками торпед, ракет-торпед и торпед-ракет, кормовой, где располагался рулевой отсек, и центральный, где находился главный командный пост. А так же рубка гидроакустика.

При этом, что любопытно, подводная скорость нашей АПЛ была такой же, как у американки – 25 узлов (46 км.час) и предельная глубина погружения тоже – 500-550 метров. Кроме того, на проекте 941 находилось двадцать стратегических ракет Р-39 (РСМ-52) с десятью разделяющимися головными частями индивидуального наведения. А у «Огайо» - 24 ракеты. Правда, как утверждают в Пентагоне, на каждой не больше трех боеголовок, а две из 16 построенных АПЛ несут в своих шахтах не баллистические «Трайденты», а крылатые ракеты «Томагавк». Их на «Огайо» по 154 штуки.

И последнее, чтобы больше не возвращаться к сравнительным характеристикам «Акулы» и «Огайо». Наш крейсер создавался для работы, в основном, в высоких широтах Арктики, подо льдами Северного Ледовитого океана. Он способен проламывать своим корпусом льды толщиной в 2-2,5 метра. А «Огайо» должна была действовать в теплых водах Атлантики или Тихого океана. Её попытки пройти подо льдами северной шапки земли иногда заканчивались конфузами. Известен случай, когда подобная субмарина просто вмерзла в лед, и вытащить её оттуда стоило больших трудов.

ТРОЕ СУТОК НА «АКУЛЕ»

Мне повезло. Зимой 1992 года я проходил военную службу в армии в звании полковника и одновременно работал военным корреспондентом в тогдашних «Известиях». Мне выпала редкая удача первым среди своих пишущих коллег вместе с фотокорреспондентом Дмитрием Хруповым отправиться в командировку на тяжелый ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 941 «Акула», который в отечественной открытой печати называли по-западному «Тайфун». Его бортовой номер сегодня широко известен. Это ТК-208, модернизированный в конце девяностых годов прошлого века крейсер для испытания морских стратегических ракет «Булава». Последний подводный великан, что пока ещё остается в боевом строю, и носит имя «Дмитрий Донской». Базировался он вместе со своими собратьями в Нерпичьей губе, североморского поселка «Западная Лица». Сейчас поселок называется «Заозёрск».

Мы прожили тогда на «Акуле» трое суток. Потому, что в самой Западной Лице не оказалось мест в гарнизонной гостинице. И потому, что ехать от поселка до Нерпичьей губы было достаточно далеко, а транспорта, как всегда, не хватало. Зато времени было вдосталь, чтобы познакомиться с кораблем и наговориться с моряками.

Что меня поразило на крейсере? Конечно, комфортные условия, в которых проживал экипаж. Здесь почти у каждого моряка была отдельная каюта. Для матросов и мичманов – на два-три человека. Очень похожая на купе пассажирского поезда. У офицеров – максимум на двоих. У командиров боевых частей – отдельные. Тоже, как купе, только более комфортабельное. Если учесть, что на дизельных лодках до сих пор матросы и даже мичманы спят на койках, расположенных между полками с торпедами, то уют «Акулы» можно было сравнить, как многоквартирный дом с евроремонтом по отношению к заводскому общежитию. А ещё там была сауна, бассейн с морской или пресной водой, каюта для отдыха личного состава (психологической разгрузки) с птичками и аквариумом с рыбками. И кают-компании, на столах которых стояли апельсины, лежал шоколад, а в море, как нам говорили, выдавали всем и каждому ежесуточно по бокалу сухого вина. В основном, красного.

Ещё удивляло, что на ранее совершенно секретном крейсере нам разрешили ходить, где нам хотелось, и фотографировать все, что нравилось. Конечно, в сопровождении офицера. До сих пор помню его фамилию – капитан 3 ранга Виктор Ткачев. Не потому, что нам не доверяли, - доверяли, наверное, больше, чем нужно. А для того, чтобы мы не заблудились. На лодке 19 отсеков. И все они расположены не как обычно – один за другим. А по кругу. Впервые можно было идти не вперед-назад, а переходить из одного прочного корпуса в другой. Мы увидели и сфотографировали два ядерных реактора, два турбогенератора, два гребных вала, жаль – винты были вне пределов прочного корпуса, - их увидеть было невозможно. Побывали в торпедном отсеке, на центральном командном пункте. И в главное – в ракетном отсеке, похожем на огромный заводской цех.

Он поразил меня больше всего. Представьте  себе двадцать (по десять с каждой стороны) черных, покрытых кузбаслаком и стоящих в морской воде стальных шахт, в каждой из которых размещалась ракета с десятью боеголовками, способная разметать на мельчайшие кусочки огромный город.

-Наши ракеты РСМ-52, - рассказывал Виктор Ткачев, - весят примерно по сто тонн каждая. Их диаметр – 2,5 метра, высота 16 метров. Залп всех двадцати ракет с 200 боеголовками способен уничтожить целый континент. И такая возможность заставляет наших вероятных противников относиться к России, пусть и с нескрываемой неприязнью, но с подчеркнутым уважением. И смирением.

Запуск ракет, объяснили мне на крейсере, осуществляется не нажатием красной кнопки, как это часто показывают в кино, а поворотом двух специальных ключей, один из которых принадлежит командиру БЧ-2, другой – командиру «Акулы» капитану 1 ранга Сергею Ефименко.

-Куда нацелены ваши ракеты, - спросила я у офицера?

Он смущенно пожал плечами.

-Не знаю. Нас об этом не информируют. Может, командир знает.

Но и командир не ответил мне на этот вопрос.

-Сейчас в никуда, - сказал капитан 1 ранга. – Программа полета записана в перфоленту, которая вводится в вычислительный комплекс корабля, когда мы выходим на боевую службу в океан. В остальное время она находится в запечатанном конверте у меня в сейфе.

Причем, сам командир не может принять решение на запуск ракет. Это можно сделать только после того, как бортовой компьютер получит закодированный сигнал от «ядерного чемоданчика» президента России. Корабельная ЭВМ сопоставит этот код с тем, что введен в её программу, даст добро на проведения предстартовой операции. Командир введет в систему перфоленту, наберет только ему известный ряд цифр, их опять оценит компьютер, сопоставит координаты лодки с координатами заданной цели, сам сделает необходимые поправки… и только тогда пройдет пуск!

Из всех технических премудростей, которые мне объясняли на «Акуле» я понял главное, - никакие несанкционированные пуски ракет с десятью боеголовками индивидуального наведения произойти не могут. Это невозможно.

Кстати, очень интересную историю мне рассказали, почему у нас в стране появились подводные атомные крейсера –катамараны.

ЛОДКА ДЛЯ РАКЕТЫ

Оказывается, конструкторы ЦКБ «Рубин», которые создавали «Акулу», не собирались делать ракетный подводный крейсер-катамаран. Он должен был быть однокорпусным. Таким же, как пресловутая «Огайо», которой он должен был противостоять. Именно такое тактико-техническое задание получил от моряков главный конструктор проекта Сергей Ковалев в 1972 году. Практически одновременно тактико-техническое задание на проектирование ракеты для этого крейсера получил генеральный конструктор Государственного центра морского ракетостроения в Миассе Свердловской области Сергей Михеев. Трехступенчатая ракета Р-39 планировалась твердотопливной. Причем, первую её ступень должны были делать на днепропетровском заводе «Южный».

Путем проб и ошибок, неизбежных при конструировании любой уникальной техники, особенно ракетной,  о чем мы знаем по испытаниям комплекса Р-30 «Булава» для РПКСН проекта 955 «Борей», комплекс РСМ-52 получился. С одним принципиальным НО… Он не вписывался в заданные параметры «Акулы». Там должна была помещаться ракета с максимальным весом в 60 тонн и высотой в 13 метров, как американский «Трайдент» для «Огайо». А макеевцы выдали на гора ракету весом в 90 тонн, высотой в 16 метров и диаметром в 2,4 метра. С таким же забрасываемым весом, как у «Трайдента», хотя и с несколько меньшей предельной дальностью. 

Меньшая дальность ракеты оборонный отдел ЦК КПССС не смущала. В конце концов, не важно, на 10 тысяч километров ты подойдешь к вражескому берегу для пуска своей ракеты или на восемь с половиной, - результат всегда один и тот же. А вот с размерами – проблема. Что делать? Оба генеральных конструктора – и Сергей Ковалев, и Виктор Макеев были в начале семидесятых годов прошлого века очень известными и уважаемыми людьми в узких кругах. Почему «в узких»? Потому, что в условиях тотальной секретности того времени их фамилии в открытой печати не звучали. Тем не менее, оба были уже  лауреатами Ленинской премии, героями Социалистического труда, академиками или членами-корреспондентами АН СССР… Словом, очень видными специалистами по нынешним временам. И кто кому должен был уступить, вопрос оказался непраздным. Дело заключалось не только в финансовых затратах на создание ракеты и субмарины, - кто в то время, по большому счету, считал эти деньги, если речь шла о защите безопасности страны и социалистического строя?! Вопрос касался престижа и эффективности. Сдерживания супостата.

После долгих дискуссий пришли к выводу, что будут переделывать проект «Акулы», тем более, что Сергей Ковалев предложил революционный вариант – лодку-катамаран. Такую, какой мы её знаем сейчас. Этот вариант всем понравился. Ни у кого в мире не было и вряд ли когда будет такой потрясающий корабль. И 19 декабря 1973 года ЦК КПСС и правительством было принято решение о начале работ по проектированию и строительству стратегических ракетоносцев нового поколения.

Первая лодка этого типа под наименованием 208-й тяжёлый крейсер (ТК-208) была заложена на предприятии «Севмаш» в июне 1976 года, спуск на воду состоялся 29 сентября 1980 года. Перед тем, как её корпус коснулся воды, в носовой части ниже ватерлинии на борт подлодки было нанесено изображение акулы, позднее нашивки с акулой появились и на форме экипажа. Несмотря на более поздний запуск проекта, головной крейсер вышел на морские испытания на месяц раньше американской «Огайо» (4 июля 1981 года). А в боевой строй ТК-208 вступил в строй 12 декабря 1981 года. Всего планировалось построить 12 лодок проекта 941 «Акула», затем серию сократили до 10 лодок. Однако заложено было, спущено на воду и введено в строй всего шесть. С 1981 по 1989 год. Остальные построить не успели. Распался Советский Союз, а у молодой России уже не было таких возможностей, как у исчезнувшей страны.

Но не будем о грустном. Отмечу ещё одну любопытную деталь. Все двадцать шахт «Акулы» с ракетами Р-39 всегда находились в воде. Особенно во время боевой службы. Она была для них чем-то вроде естественного охладителя. Поэтому проект 941 моряки называли «водовозом». Но огромный объем морской воды, который прокачивался через ракетный отсек, как через пасть кита, который захватывает её вместе с планктоном, не тормозит движение корабля в океане. Наоборот, создает для него дополнительную динамическую силу. И потому у огромного крейсера-катамарана, водоизмещением почти в 50 тысяч тонн, скорость не меньшая, чем у «конкурента», имеющего вдвое меньшее водоизмещение.

ЛЕГЕНДЫ НЕ УМИРАЮТ

Распад Советского Союза сыграл критическую роль в судьбе самых больших в мире подводных ракетных крейсеров. Откололась Украина и вместе с ней днепропетровский завод «Южный». Первую ступень ракеты Р-39 обслуживать стало некому. КБ «Южное» и его предприятию международными договорами запрещено заниматься боевым ракетостроением. У Северного флота, в боевом составе которого находились шесть тяжелых РПКСН проекта 941 «Акула» не было средств не только для того, чтобы посылать их в океан на боевую службу, в конце концов, они могли бы сыграть свою решающую роль и в базе у причалов Нерпичьей. Но не было денег даже на выплату денежного довольствия мичманам и офицерам, которые несли боевую вахту на кораблях.

Это было очень жесткое время для армии и флота – девяностые годы прошлого века. Служивые по полгода не получали никаких денег, которые в то время стремительно обесценивались. Но офицеры и мичманы могли питаться на корабле, паек, хоть и урезанный, они получали. А как быть семьям – женам и детям, которым борща с корабельного камбуза не принесешь?! Многие стали разъезжаться к родителям – в Питер, в Севастополь, Калининград, откуда молодые лейтенанты увозили своих невест на Крайний Север, разводиться...

А тут ещё началось выполнение российско-американского договора о сокращении и ограничении  стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). Ракеты РСМ-52 с десятью боеголовками индивидуального наведения попали под нож. Безоружные «Акулы» оказались никому не нужны. Попытки переделать их под подводные нефтяные танкеры, - такая идея витала тогда в головах некоторых политиков, не удались. Оказалось, что овчинка выделки не стоит. Переделка обойдется в два-три раза дороже, чем постройка такого же по грузоподъемности танкера с нуля. И первые три «Акулы» пошли под резак. Ещё две в ожидании своей участи пришвартованы сегодня у причалов Северодвинского завода машиностроения. А вот самой первой и самой старшей ТК-208 «Дмитрий Донской», на которой мне довелось побывать, повезло. Её модернизировали для испытаний нового ракетного комплекса Р-30 «Булава», которым вооружают сейчас ракетные подводные крейсера стратегического назначения проекта 955 «Борей».

С испытаниями «Булавы» было тоже не все просто, как и с ракетой Р-39. Конструкторы Московского института теплотехники, создатели этого комплекса, чтобы сократить время принятия его на вооружение, отказались от стендовых испытаний и начали пуски сразу с «Дмитрия Донского». Увы, многие из них оказались неудачными. Но когда это происходило в советское время, об  этом знал только узкий круг допущенных к секретным работам специалистов. В наши времена каждая неудача осуждалась в СМИ болельщиками и недоброжелателями МИТа, как главное событие в жизни страны. Тем не менее, из 34 пусков «Булавы», большая часть из которых пришлась на крейсер ТК-208, только семь были неудачными. В 2018 году первый РПКСН проекта 955 «Юрий Долгорукий» даже выполнил залп из четырех ракет «Булава» по полигону Кура на полуострове Камчатка. Все они достигли цели.

16 ракет Р-30 «Булава» с шестью разделяющимися головными частями индивидуального наведения на каждой стоят на всех четырех новых подводных крейсерах проекта 955.  «Юрий Долгорукий», «Александр Невский», «Владимир Мономах» и «Князь Владимир», несущих боевую службу на Северном и Тихоокеанском флотах. Строится еще четыре по усовершенствованному проекту 955А. Один из крейсеров – «Князь Олег» в ближайшие месяцы тоже должен быть принят в состав ВМФ. Говорят, одному из двух последних РПКСН этого проекта уже присвоено имя «Князь Дмитрий Донской». Это означает, что последний великан легендарного проекта 941 с бортовым номером ТК-208 тоже уйдет на заслуженный отдых.

Он его достоин. Но не исключено, продолжит трудиться, теперь в музее российского Военно-Морского флота. Он заслужил такое право. Доблестной службой Стране Советов и новой России. Без него, кто бы и чтобы не говорил, не было бы нашей «Булавы» и целого семейства новых ракетных подводных кораблей стратегического назначения, обеспечивающих суверенитет, независимость и национальные интересы нашей любимой Родины.

источник

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Военная индустрия»:

14.04.2021
Борисов назвал причину задержки вывода самолета МС-21 на рынок
14.04.2021
Отряд кораблей Черноморского флота вышел в море для проведения артиллерийских стрельб
14.04.2021
Пашинян заявил, что основой безопасности Армении является военный союз с Россией
13.04.2021
Шойгу: США и НАТО перемещают войска к границам России
13.04.2021
Алиев заявил, что обсуждал с Путиным ситуацию с "Искандерами"
12.04.2021
Алиев: Азербайджан ждет ответа на то, откуда у Армении появились ракеты "Искандер-М"
12.04.2021
Экипажи кораблей Черноморского флота провели стрельбы
09.04.2021
США уведомили Турцию о прохождении двух военных кораблей через Босфор на следующей неделе
09.04.2021
Шойгу заявил, что в ВС РФ расширят линейку военных роботов
09.04.2021
ЗРК С-300 и С-400 Северного флота отразили воздушную атаку условного противника в Арктике
09.04.2021
МИД РФ: получение Украиной членства в НАТО привело бы к масштабной эскалации на юго-востоке страны
09.04.2021
Пентагон не подтвердил, что США рассматривают возможность отправки кораблей в Черное море
07.04.2021
Песков: войска РФ находятся в тех районах страны, где это целесообразно
06.04.2021
Россия начала контрольные проверки боевой готовности Вооруженных сил
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.