Виктория Нуланд: четыре слова о главном / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Виктория Нуланд: четыре слова о главном

Как США видят переговоры по Украине

Виктория Нуланд: четыре слова о главном

Александр Пономаренко, политолог

Из всей скудной информации про обсуждения вопроса о Донбассе на Женевском саммите президентов США и России интересней всего  выглядит фрагмент интервью зама госсекретаря США Виктории Нуланд  украинской службе «Радио Свобода» от 17 июня, посвященный Минским соглашениям, особенно четыре слова в нем.

Итак:

«Хочу подчеркнуть, что Минские соглашения – это единственный письменный документ, в котором президент Путин заверил, что выйдет из Донбасса. Вопрос теперь в том, президент Путин сейчас на саммите, прося США, чтобы они снова были приобщены - как в прошлом - к попыткам реализации Минских соглашений, действительно ли серьезно настроен уйти из Донбасса? Думаю, мы начнем серьезные консультации с нашими украинскими партнерами о том, как они видят Минские соглашения и как они будут двигаться к их реализации. И тогда мы посмотрим, есть ли потенциальные основания для нас быть задействованными,

Может, это просто защитный щит для нынешнего конфликта в глазах Москвы? Мы этого еще не знаем, но мы готовы протестировать это.

Если мы действительно почувствуем, что есть основания увидеть реализацию Минских соглашений безопасным и приемлемым для Украины способом, который восстановит суверенитет и территориальную целостность в Донбассе - взамен на какой-то тип политической автономии для Донбасса (выделение мое – А.П.) и это приведет к выводу российских сил и поддерживаемых ею марионеток - мы были бы готовы работать над этим».

В то же время зам госсекретаря добавила: «Но мы не уверены, что есть серьезные основания работать над этим. Поэтому мы протестируем это в последующие недели. Но начнем с очень интенсивных переговоров с Украиной относительно того, как ей видятся эти вопросы».

Поскольку, вероятно, зам госсекретаря озвучила вещи, которые затрагивались и на переговорах в Женеве, становится понятным, почему зам главы администрации президента России Дмитрий Козак заявил, что у него «появилась надежда».

Так Нуланд говорит о выполнении Минских соглашений, что подкреплено аналогичным высказыванием и самого Байдена. А это не может не разочаровывать Киев, который при Зеленском стал настаивать на модернизации этих документов, чем загнал себя в неудобное положение. Ведь его западные союзники считают, что постановка вопроса о модернизации может вообще разрушить переговорный механизм, тогда как проблему можно выгодно решить в рамках западного понимания этих договоренностей.

А то, что это понимание объективно выгодно для Киева, что лишний раз было подчеркнуто на прошлой неделе. Так, правительство Германии в обнародованном 14 июня ответе на депутатский запрос фракции «Альтернатива для Германии» в бундестаге по сути сказало, что это документ о конфликте Украины с Россией, который Россия не соблюдает. Ну а Нуланд заявила, что для нее - это документ об уходе России из Донбасса.

Но в то же время зам госсекретаря употребляет пугающее Киев понятие «политическая автономия Донбасса». Да, подобная автономия ясно следует из текста Минских соглашений, и в общем контексте интервью Нуланд видно, что для нее она интересна прежде всего как необходимая плата за восстановление территориальной целостности Украины. Но все же понятие «политическая автономия» никто на уровне ответственных западных лиц в последние годы не озвучивал. В своих комментариях по поводу урегулирования в Донбассе они обычно не упоминали даже об особом статусе и конституционной реформе, используя лишь общее понятие «политическая часть Минских соглашений», из которой конкретизировали лишь выборы.   А западная пресса нередко доходила до того, называла такой статус требованием России на переговорах, а не условие Минских соглашений. Точно так же держали себя и в Киеве, а в последнее время вообще стали вытеснять понятие «особый статус» понятием «свободная экономическая зона», которое априорно, не предполагает каких-либо политических и гуманитарных особенностей региона.

Такая позиция основывалась на следующей логике: на Украине не гражданская война, а российская агрессия и оккупация, а жители Донбасса такие же украинцы, как жители Полтавщины и Киевщины и значит, никакой особый политический статус им не нужен, а вот Свободная экономическая зона – это способ экономически поднять регион, пострадавший от войны. Следовательно, из постановки вопроса о политической автономии объективно следует признание внутренних факторов конфликта.

Да, Нуланд сказала, что выступает за реализацию Минских соглашений «безопасным и приемлемым для Украины способом». Однако очевидно, что критерии безопасности и приемлемости будут определяться самим Вашингтоном, а не Киевом, более того, они наверняка уже определены. Это теоретически позволяет предполагать, что, занимая в целом благосклонную к Украине позицию, США не будут разделять отдельных завышенных украинских требований, которые вдобавок нередко касаются не способа реализации Минских соглашений, а их сути.  Например, та же «политическая автономия» -- это вещь неприемлемая для Киева.

Но всё равно обольщаться не стоит. Ведь неясно, что будут на практике делать американцы с разностью критериев безопасности и приемлемости. Из интервью Нуланд можно предположить, что раз сначала Вашингтон хочет выяснить позицию Киева, то речь идет о том, чтобы понять есть ли условия, при которых Украина способна выполнить Минские соглашения без изменения их текста. Но допустим, станет ясно, что таких условий нет может. Американцы же не могут закрыть вопрос такой констатацией значит, им надо будет найти способ обвинить во всем Россию. Проще всего это делается выдвижением каких-либо неприемлемых требований к Москве. А далее США, с одной стороны, не будут пытаться изменить ситуацию, сложившуюся в последние 5-6 лет, но с другой стороны, понимая, что настоящая вина лежит на Киеве, не будут активно подыгрывать ему, а станут разыгрывать донбасский фактор в конфронтации с Россией сугубо как вспомогательный фактор в конфликтах по другим вопросам.

Другой вариант – Вашингтон попытается скорректировать позицию Киева. Понятно, что теоретически у американцев более чем достаточно рычагов для давления на Украину. Но они не смогут ими пользовать так же беззастенчиво, как в других вопрос. …

Почти за две недели до российско-американского саммита эксперт Rand Corporation Самуэль Чарапом в интервью украинскому изданию «Страна»:

«У многих сложилось такое впечатление, что если бы США давили на Киев, то он бы пошел на компромиссы по политической части Минских соглашений. Но в Вашингтоне многие считают, что у США нет такого рычага. И - упрощая - что невозможно требовать политического самоубийства от дружественной страны, которая находится в беде. Эта мысль часто встречается: "Как мы можем давить на них - пойти на компромисс с агрессором. У нас же есть список реформ для Киева, можем давить по этому поводу". Если бы Украина сама заявила о том, что она готова идти на компромисс и что она хочет выполнить политическую часть Минских соглашений, думаю, что США бы это поддержали. Но так как не звучат такие намерения, это ставит правительство США в неудобное положение».

Думаю, однако Чарап несколько лукавит, и ситуация выглядит еще хуже. Нынешняя позиция Киева такова благодаря не только описанной им стеснительности Запада, но и благодаря отсутствию поддержки тех немногих шагов к компромиссу, которые иногда делались. Это было хорошо видно в марте 2020-го когда Украина в контактной группе согласилась на создание платформы для диалога с ДНР и ЛНР в виде Консультативного совета при ее политической подгруппе, что сразу вызвало возмущение радикалов. Но вскоре Киев отступил. Думаю, в частности и потому, что ни Берлин, ни Париж, ни Вашингтон не поддержали этот шаг публично, а в прессе и в экспертных центрах Запада он рассматривался в одном ряду с такими событиями тех недель, как отставка «реформаторов» премьера Андрея Гончарука и генпрокурора Руслана Рябошапки и возвышение главного переговорщика с Россией Андрея Ермака до главы Офиса президента. В параноидальном страхе по поводу возможного сближения Киева с Москвой все эти события казались на Западе частью единого плана. Точно так же в августе-сентябре 2020 никто там не поддержал действительно компромиссные и миролюбивые высказывания первого премьера независимой Украины Витольда Фокина, ставшего тогда ненадолго первым замом главы делегации страны в контактной группе. Напротив, спустя почти полгода после его увольнения оттуда Европарламент отдельным пунктом резолюции по Украине осудил его высказывания, и одобрил отказ Киева от консультативного совета.

То есть, давить Киев в данном вопросе неудобно, не потому что «у нас не принято давить на underdog» как выразился Чарап, сколько потому, что это будет неоднозначно воспринято в тех же США.

Здесь стоит вспомнить, что во времена прошлой администрации в Вашингтоне из Киева порой также звучали озабоченные голоса по поводу давления, причем со стороны персонально Нуланд. Но оно не что не материализовалось -- вообще не было публично заметным. Интересно, что в январе 2016 поcле ее встречи с Владиславом Сурковым в Калининграде стороны говорили о конструктивных переговорах, где, как утверждали в России, обсуждалась  «договорная автономия Донбасса», а не прошло и двух недель, как Киев отказался рассматривать во втором чтении Конституционную реформу, предполагавшую особый статус, что стало решающим момента в переходе урегулирования к стагнации.

За эти годы выяснилось, что все непубличные призывы Запада к большей гибкости, Киев может парировать при помощи до сих пор беспроигрышной тактики: увеличивается число обстрелов, на Западе обвиняют в этом ДНР, ЛНР и Россию, в результате решение политических вопросов считается несвоевременным до решения вопросов безопасности.

Правда в последние пару недель перед встречей Путина и Байдена, да и в последующие дни количество обстрелов в Донбассе упало до самого низкого уровня со времени новогодних праздников. В этом можно увидеть эффективность американского давления на своих клиентов. Однако для установления реального перемирия необходимы механизмы его контроля, которые невозможны без прямого взаимодействия сторон конфликта. Этот вопрос много месяцев является камнем преткновения на переговорах, так как Киев отказывается от каких-либо форм взаимодействия с ДНР и ЛНР. И именно его решение покажет цену четырех знаковых слов Виктории Нуланд. Если не изменится ничего, значит либо Вашингтон не хочет давить на Киев, либо под политической автономией для Донбасса там понимают совсем не то, что мы думаем. Ну а если Киев согласится с тем, с чем не соглашался ранее, то надо подождать следующей переговорной развилки.

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «США: после империи»:

29.07.2021
США учат Индию враждовать с Китаем
29.07.2021
Захарова сравнила "печеньки" Байдена Тихановской с наградой гайдаровскому Мальчишу-Плохишу
29.07.2021
Республиканцы грозят блокировкой назначений в Минфин без санкций по "Северному потоку - 2"
28.07.2021
Эксперт: диалог между Россией и США начинает возобновляться (ВИДЕО)
28.07.2021
Дельта-штамм расползается по США
28.07.2021
В Кремле с сожалением констатируют, что США не партнеры, а оппоненты России
28.07.2021
Байден утверждает, что у России есть только ядерное оружие и нефть
27.07.2021
Китай-США: внимание, дорожные работы!
27.07.2021
Визит Зеленского в США: дата определена, но перспектива отношений туманна
27.07.2021
США планируют завершить боевую миссию в Ираке к 31 декабря
27.07.2021
Захарова предложила США "убрать за собой" в Ираке, Афганистане и Ливии
26.07.2021
Эксперт: в вопросе мирного договора с Россией Япония не самостоятельна
26.07.2021
Эксперт: падение рейтинга Байдена может продолжиться
26.07.2021
Тихановская заявила, что США не дали четких обещаний о введении санкций против Минска
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.