Свидетельство: «украинские боевики истребляли людей Донбасса как насекомых» / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Свидетельство: «украинские боевики истребляли людей Донбасса как насекомых»

Интервью с руководителем комиссии по делам военных и пропавших без вести ДНР Лилии Радионовой

Свидетельство: «украинские боевики истребляли людей Донбасса как насекомых»

Марина Харькова, журналист, Донецк

С начала войны Украины против Донбасса Лилия Радионова возглавляла комиссию по делам военнопленных и пропавших без вести в ДНР. В апреле 2014 года она работала в Первом медицинском отряде ДНР, который вывозил раненых из Славянска, где шли бои, помогал людям с медикаментами, водой, продуктами, эвакуировал гражданских с детьми в Донецк. Выехав за очередными ранеными, бригада медиков и волонтеров попала под обстрел ВСУ. Автомобиль был изрешечен пулями, все остались живы, но группа Лилии попала в плен. Всех отправили в тайную тюрьму на Краматорский аэродром, а затем в СБУ. Благодаря вмешательству российских журналистов и общественных деятелей, их освободили. Ее рассказ о зверствах украинских вояк против мирного населения Донбасса, работе комиссии и человеческих судьбах – это свидетельство человека, который бьется против сокрытия правды и за наказание преступников из ВСУ и добробатов, виновных в страшных преступлениях.

- Как создавалась комиссия и в чем заключались особенности работы?

- Первоначально нас разместили в библиотеке, выдав карандаши и бумагу, потом перевели в помещение военкомата. В составе комиссии с сентября был врач Игорь, о котором я часто вспоминаю с благодарностью. Это замечательный человек, который душой болел за дело. Он организовывал медицинское обследование бывших пленных и направлял их на судмедэкспертизу. Мы уже тогда стремились документировать последствия пыток на официальном уровне. Знали и верили, что это обязательно пригодится для доказательной базы о преступлениях Украины. Был у нас и следователь, который опрашивал и документировал показания возвращенных из плена. Была группа по обеспечению безопасности пленных и наших сотрудников во время процедуры обмена. И все мы собирали данные о пропавших людях, отвечали на колоссальное количество звонков. Потом люди стали уходить, потому что денег не было даже доехать на работу. В итоге нас осталось три человека, и в мае 2015-го нас перевели в Министерство обороны ДНР. Мы работали на чистом энтузиазме, самостоятельно постигали все нюансы, учились вести переговоры с украинской стороной - и с официальными лицами, и с полевыми командирами. В июле – августе 2014 года шла полномасштабная война, поэтому пришлось заниматься не только пленными, но и пропавшими без вести. Я сразу же начала собирать данные и о гражданских, и об ополченцах, также приходилось заниматься и делами пропавших с той стороны. Нагрузка была колоссальная: огромное количество пропавших, звонки и из ЛНР, и из Украины, и из России. Всех надо было выслушать, расспросить, рассказать алгоритм действий. Решение включать в поиск пропавших граждан Украины было осознанным, так как в любом случае мы должны оставаться людьми. Мы не воюем с матерями, с погибшими, с уважением относимся к останкам, милосердно относимся к бойцам ВСУ, попавшим в плен к нам. Всех тех, кто был ранен, отправляли в наши больницы, и порой в одной палате оказывались и ополченцы, и гражданские, и пленные «укропы». Были случаи, когда под Логвиново под обстрелом в сложнейших условиях наши парни похоронили украинского танкиста, сделав крест и обозначив его данные. Это человеческая мораль высшей пробы.

Во время переговоров с украинской стороной я старалась сломать схему обмена останками. Случалось, что украинская сторона ставила условия или выкупа тела, или за одного требовала отдать им 5 или больше. Однако нашлись люди и на той стороне, которые разделяли мою позицию. Мы договорились отдавать останки без обменов, а по факту обнаружения и установления личности.

Весь 2015 год я работала с волонтерами общественной организации «Черный Тюльпан» под руководством Ярослава Жилкина. Это поисковики с огромным опытом работы. Они искали погибших воинов Великой Отечественной войны в вахтах памяти по всей России. У них я многому научилась. С самого начала работы по поиску пропавших без вести столкнулась с тем, что родные зачастую не знали ни позывного, ни подразделения, ни командира, ни места нахождения хотя бы приблизительно. По фамилиям порой даже командиры не знали бойцов, даже в больницах, бывало, называли лишь позывной.

Мирные граждане пропадали массово. Часто это случалось, когда они проезжали украинские блокпосты. По гражданским было больше информации, сложность состояла в том, что искать людей надо было на территории, подконтрольной Украине. Поэтому я просила, чтобы родственники обращались в их органы следствия и обязательно писали заявления. Постепенно приобретались знания и опыт. Когда благодарили за найденного человека, но он погибший, мне становилось не по себе. Смирилась, только когда одна женщина сказала мне: «Это страшно, не знать жив ли, погиб ли и где. А так появляется успокоение, возможность прийти на могилу». Поэтому так важно установить имя каждого погибшего.

- С какими первыми случаями гибели мирных жителей вы столкнулась и при каких обстоятельствах?

- Первые случаи гибели мирных жителей - это 26 мая 2014 года, утро, когда люди ехали на работу в аэропорт и попали под обстрел. Мне позвонил милиционер и сказал, что видит раненого гражданского мужчину, лежащего в луже крови на асфальте. Подойти к раненому и оказать ему помощь не дают снайперы с украинской стороны. «Скорая помощь» проехать к аэропорту уже не могла, выехавшую на вызов бригаду обстреляли, медики выжили чудом. Тогда появилось ошеломляющее чувство невозможности помочь, найти слова, чтобы утешить эту жену погибшего. Пришло осознание неотвратимости большого кровопролития и неприятие происходящего. А потом мы испытали страшное потрясение от вида множества трупов ребят-добровольцев, которых мы восторженно встречали и обнимали 25 мая на площади Ленина, еще веря в то, что к нам на помощь пришла российская армия, как в Крыму. Помню, как видела страдания раненых детей, воронки от снарядов на улицах Донецка, разрушенные дома и смертельно уставших врачей, оперировавших поток раненых, анестезиолога, спавшего стоя, ухватившись за спинку кровати в реанимации, и собак, которые мчатся под обстрелом в укрытие. Удивительно, но тогда у нас не было усталости. Спали на полу, ели - когда и что придется, и постоянно находились в действии. Славянск меня закалил, и происходящее в Донецке уже воспринималось как неизбежность. Слез не было.Просто надо было успеть: успеть доехать до бомбоубежища оказать помощь, успеть вывезти больных из-под обстрела больницы на Петровке, успеть найти продукты, чтобы накормить раненых, найти доноров и медикаменты, успеть отвезти в больницы. Говорят, что человек привыкает ко всему - нет, он приспосабливается жить в условиях войны. Многие из нас долгое время не могли заснуть, когда не было обстрелов, такой парадокс.

- Каково число массовых неизвестных захоронений жертв украинской агрессии в Донбассе, можно ли назвать хоть приблизительно количество жертв в них? Как о них узнавали, когда и почему начали искать? 

- Сколько их, даже сейчас никто точно не скажет. У меня есть информация о захоронениях, но она требует проверки. Захоронение с убитыми гражданскими находится на территории Донецкой области, подконтрольной Украине. В 2014 и 2015 годах порой была такая обстановка, что не было возможности хоронить, как положено. Поэтому хоронили в братских могилах. Например, на Овсяном кладбище люди захоронены под номерами. Были такие могилы в Иловайске, Дмитровке, других местах. Есть одиночные могилы, бывало, хоронили и в окопе, и в лесополосе. Количество жертв еще предстоит подсчитать. У меня в базе было более 400 имен пропавших без вести. Узнавали о них от родственников или сослуживцев.

По крупицам собирали сведения. Каждое обращение - это история жизни и история смерти. Смотрю на фото в своих папках и вижу глаза пропавших людей - и гражданских,  и ополченцев. Вот Константин Озеров, пропавший в Ждановке. К нему в дом вломились украинские боевики, надели мешок на голову, забрали его и сына с племянником и увезли. Сына и племянника потом отпустили, а Константин исчез бесследно. Удалось узнать, что порядка 30 человек тогда были похищены украинцами, их везли в автобусе с мешками на головах в поселок Коммунар, там избивали, пытали и убивали. Именно в Коммунаре нашли первое большое массовое захоронение жертв украинской агрессии.  Вот фото Сергея Васильевича Резника. Он ехал домой с работы, был похищен украинскими боевиками, они позвонили его жене и сказали: «Твой муж сепар, мы его в штаб отвезем, у него карты нашли». А Сергей работал агрономом, и у него действительно были карты, но только сельскохозяйственные. Пропал на украинском блокпосту в Карловке Павел Еричев, он ехал на своем «форде» в Кузнецово-Михайловку и по сей день о нем нет никакой информации. Сергей Степаненко пропал в Амвросиевке, его автомобилем потом пользовались украинские вояки. Впоследствии я нашла информацию, что тело Сергея было доставлено в Днепропетровск, причина смерти - травмы органов грудной клетки и органов брюшной полости, номер тела 542 /ЛЕ. На табличке вместо даты смерти обозначена дата погребения.

Пенсионер Юрий Галушко, 1951 года рождения, шел через Пески забрать маму, украинские вояки замучили его и убили. Погибали и пропадали женщины, а выжившие, оказавшись в лапах нацбатов и СБУ, наотрез отказывались рассказывать, что там с ними происходило. Очень много людей, которые вообще уже никогда ничего не расскажут.

В 2015 году донецким судмедэкспертам я доставила костные останки из района донецкого аэропорта, занятого украинскими боевиками. Экспертиза установила, что останки принадлежали девочке 13-15 лет и мальчику 15-16 лет. Смерть детей наступила от огнестрельных ранений в голову. Скорее всего, подростков держали в рабстве, а потом избавились от них. Такая вот «забота»…

- Какие особенности работы первых эксгумационных комиссий? Что мешало и что помогало в работе?

- Особенностью первых эксгумаций было полное отсутствие средств для проведения этих работ и базы ДНК. Мы тщательно собирали все факты, учитывали любые детали. Например, какая на погибших была одежда, часы или телефон. И это часто помогало. Одним из первых эксгумированых захоронений была братская могила. Останки было уже невозможно опознать, помогала информация о личных вещах и обуви. Все испытывали шок, никто не готов был увидеть столько тел и фрагментов. Но пришлось обуздать эмоции, найти и передать тела их родным для погребения, тщательно осматривать и документально все фиксировать, придавать значение всем мелочам.

Когда обнаруживала личные вещи – зажигалки, зеркальце, расчески, к горлу подступал ком. Ведь в этих мелочах была жизнь, с человеком умирал весь его мир, мечты и достижения. Конечно же, родственники никогда не были готовы к увиденному. Это были страшные человеческие трагедии. Старались подготовить родных к тому, что им придется увидеть, старались, чтобы опознание проводилось в бюро судмедэкспертизы, где работают чуткие люди, профессионалы своего дела. Они знают, как не шокировать этой процедурой. А вот документируя опросы людей в тех населенных пунктах, где шли ожесточенные бои – Мариновка, Степановка, Кожевня, Шахтерск, Иловайск, Углегорск, Чернухино, Дебальцево, – от людей слышала рассказы о бесчинствах «украинских освободителей». Как они грабили, похищали людей, зверски убивали…

Из-за отсутствия средств работа по эксгумациям проводилась благодаря организации «Черный Тюльпан». Ребята полностью брали на себя расходы по топливу, брали свои инструменты и защитные костюмы. Работали слаженно, мы многому научились у них.

- Как себя вели иностранные наблюдатели, присутствовавшие при обнаружении массовых захоронений? Давали ли огласку фактам? Реагировали отстраненно или по-человечески?

- С самого начала к передаче останков привлекались иностранные наблюдатели миссий Красного Креста, ООН и ОБСЕ. Огласку фактам они не давали, при опросе пленных и незаконно удерживаемых лиц просто документировали истории для своих отчетов. Особой пользы от них не было. Но представители Красного Креста могли посодействовать в привлечении украинских поисковиков, обсуждалась необходимость создания общей поисковой базы.

Многое зависит от личности руководителя миссии. Например, в Донецке работала офицер ООН, которая по первому звонку незамедлительно решала возникающие проблемы - поместить в больницу нашего пленного или прекратить пытки в украинских застенках. Она очень чутко относилась к женщинам, которые побывали в плену, и озвучила в своем докладе тему пыток и издевательств над незаконно удерживаемыми лицами в тайных тюрьмах СБУ. МККК помогали в рамках своих полномочий передавать медикаменты нашим пленным. Уже после первых эксгумаций было ясно, что необходима ДНК-экспертиза, поэтому я написала предложения и с ними пришла к министру МВД Алексею Дикому, начальнику бюро судмедэкспертизы Дмитрию Калашникову, политику Андрею Пургину. Все они одобрили проект, и я очень рада, что на сегодняшний день такая лаборатория создана.  

- Что происходило на территориях Донбасса при украинской оккупации? Что известно о внесудебных казнях, насилии над мирным населением, совершенных ВСУ и нацбатами?

- На окупированых территориях украинские войска совершали массовые преступления.

Например, в с. Стыла украинские боевики избили и нанесли ножевые и огнестрельные ранения председателю сельского совета. У коменданта Старобешево был похищен и убит его сын. Таких случаев много, и везде за украинскими преступниками тянется длинный кровавый след. Людей били, кидали в ямы с трупами, срезали кожу, выжигали свастику на теле, содержали в железных ящиках на солнцепеке. Все их изощренные издевательства долго перечислять. Российский журналист Максим Григорьев первым написал серьезную документальную книгу о зверствах украинских военных в отношении людей Донбасса. Там в интервью я сказала, что у украинских боевиков, видимо, существует какой-то учебник по пыткам, которые потрясали своей жестокостью и изощренностью.

Запомнилась история мужчины, Тенгиза Лобзанидзе, который попал в плен, где современные бандеровцы делали ему надрезы на предплечье и сдирали кожу. Пленников держали на жаре в железных ящиках в Курахово, где люди погибали от теплового удара. Одна местная женщина, услышав стоны, смогла выкрутить болты, чтобы люди в ящиках, прильнув к отверстиям, могли дышать. Это был смелый поступок. Были случаи расстрелов и убийств мирных граждан. Например, под Иловайском украинские солдаты застрелили парня, который ехал на велосипеде, и выбросили тело на мусорник. Свидетеля, который это видел, тоже застрелили. Были случаи, когда взрослые мужчины говорили мне: «Не обижайся, дочка, но я не могу рассказать, что укропы в плену со мной делали, было лишь желание подорвать себя, чтобы прекратить мучения».

- Почему виновники убийств мирных жителей Донбасса на Украине или получают небольшие сроки, или вовсе освобождаются от наказания?

- Я не знаю случаев, когда украинское правосудие привлекало к ответственности бандитов и убийц, совершивших преступления в Донбассе. Мы для них не люди, а «колорады» и «сепары». Нас обозначили насекомыми-вредителями, которых необходимо уничтожать. И за это никто не накажет, наоборот, наградят. Безнаказанность порождает новые преступления. Но я верю, что обязательно наступит время и всех виновных привлекут к ответственности -  за растерзанные семьи, убитых детей, покалеченных людей, разрушенные дома. Я не знаю, как это можно простить, как можно примирить жертв с их убийцами и палачами? На Украине все молчат, когда в Донбассе погибают наши дети. Никто не выходит на майдан, не требует прекратить войну. И этим все сказано.

 

 

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «ДНР и ЛНР»:

08.12.2021
ДНР и ЛНР будут настаивать на подписании перемирия с Киевом
06.12.2021
Интервью: «Договариваться с Украиной по пленным стало невозможно»
06.12.2021
Эксперт: пришло время оказать ДНР и ЛНР экономическую поддержку
03.12.2021
Украинская армия сжигала санитарные машины с раненными в Донбассе
02.12.2021
Пушилин допускает обращение за помощью к России при обострении ситуации в Донбассе
30.11.2021
Украинская авиация вновь появилась в Донбассе
25.11.2021
Без срока давности. Украинский террор мирного населения Донбасса
25.11.2021
В Луганск прибыл гуманитарный конвой МЧС России
24.11.2021
Эксперт: в отношении Украины российская власть перешла от слов к действиям
24.11.2021
ЕС призвал Россию отменить закон о расширении доступа товаров из ДНР и ЛНР на российский рынок
23.11.2021
Эксперт: Россия ответит на массированный удар Украины по ЛДНР
22.11.2021
Донбасс: тлеющий конфликт перерастает в активную фазу
19.11.2021
Эксперт: нормандский формат буксует из-за позиции ФРГ и Франции
17.11.2021
Эксперт: для интеграции с Россией ЛДНР нужен статус и мир
Загрузка...
* Реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента:
Голос Америки, Idel.Реалии, Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Телеканал Настоящее Время, Azatliq Radiosi, Радио Свобода, Сибирь.Реалии, Фактограф, Север.Реалии, MEDIUM-ORIENT, Пономарев Лев Александрович, Савицкая Людмила Алексеевна, Маркелов Сергей Евгеньевич, Камалягин Денис Николаевич, Апахончич Дарья Александровна, Medusa Project, Первое антикоррупционное СМИ, VTimes.io, Баданин Роман Сергеевич, Гликин Максим Александрович, Маняхин Петр Борисович, Ярош Юлия Петровна, Чуракова Ольга Владимировна, Железнова Мария Михайловна, Лукьянова Юлия Сергеевна, Маетная Елизавета Витальевна, The Insider SIA, Рубин Михаил Аркадьевич, Гройсман Софья Романовна, Рождественский Илья Дмитриевич, Апухтина Юлия Владимировна, Постернак Алексей Евгеньевич, Телеканал Дождь, Петров Степан Юрьевич, Istories fonds, Шмагун Олеся Валентиновна, Мароховская Алеся Алексеевна, Долинина Ирина Николаевна, Шлейнов Роман Юрьевич, Анин Роман Александрович, Великовский Дмитрий Александрович, Альтаир 2021, Ромашки монолит, Главный редактор 2021, Вега 2021, Важные иноагенты, Каткова Вероника Вячеславовна, Карезина Инна Павловна, Кузьмина Людмила Гавриловна, Костылева Полина Владимировна, Лютов Александр Иванович, Жилкин Владимир Владимирович, Жилинский Владимир Александрович, Тихонов Михаил Сергеевич, Пискунов Сергей Евгеньевич, Ковин Виталий Сергеевич, Кильтау Екатерина Викторовна, Любарев Аркадий Ефимович, Гурман Юрий Альбертович, Грезев Александр Викторович, Важенков Артем Валерьевич, Иванова София Юрьевна, Пигалкин Илья Валерьевич, Петров Алексей Викторович, Егоров Владимир Владимирович, Гусев Андрей Юрьевич, Смирнов Сергей Сергеевич, Верзилов Петр Юрьевич, ЗП, Зона права, ЖУРНАЛИСТ-ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ, Вольтская Татьяна Анатольевна, Клепиковская Екатерина Дмитриевна, Сотников Даниил Владимирович, Захаров Андрей Вячеславович, Симонов Евгений Алексеевич, Сурначева Елизавета Дмитриевна, Соловьева Елена Анатольевна, Арапова Галина Юрьевна, Перл Роман Александрович, МЕМО, Mason G.E.S. Anonymous Foundation, Stichting Bellingcat, Москоу диджитал медиа, РС-Балт
* Сведения реестра НКО, выполняющих функции иностранного агента:
Центр гендерных исследований, Четвертый сектор, Фонд защиты прав граждан Штаб, Институт права и публичной политики, Лаборатория социальных наук, Фонд борьбы с коррупцией, Альянс врачей, Центр по работе с проблемой насилия НАСИЛИЮ.НЕТ, Мы против СПИДа, СВЕЧА, Феникс ПЛЮС, Открытый Петербург, Гуманитарное действие, Лига Избирателей, Правовая инициатива, Гражданская инициатива против экологической преступности, Гражданский Союз, благотворительный Центр Хасдей Ерушалаим, Центр поддержки и содействия развитию средств массовой информации, Горячая Линия, В защиту прав заключенных, Институт глобализации и социальных движений, Центр социально-информационных инициатив Действие, ВМЕСТЕ, Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан, Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям, Фонд Тольятти, Новое время, Серебряная тайга, Так-Так-Так, центр Сова, центр Анна, Проект Апрель, Самарская губерния, Эра здоровья, общество Мемориал, Аналитический Центр Юрия Левады, Издательство Парк Гагарина, Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова, Сфера, СИБАЛЬТ, Уральская правозащитная группа, Женщины Евразии, Институт прав человека, Фонд защиты гласности, Центр по правам человека, Дальневосточный центр инициатив и социального партнерства, Пермский региональный правозащитный центр, Гражданское действие, Центр независимых социологических исследований, Сутяжник, АКАДЕМИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА, Частное учреждение по реализации программ и проектов Совета Министров, Центр развития некоммерческих организаций, Гражданское содействие, Трансперенси Интернешнл-Р, Центр Защиты Прав Средств Массовой Информации, Институт развития прессы - Сибирь, Фонд поддержки свободы прессы, Гражданский контроль, Человек и Закон, Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова, Информационное агентство МЕМО.РУ, Институт региональной прессы, Институт Развития Свободы Информации, Экозащита!-Женсовет, Общественный вердикт, Евразийская антимонопольная ассоциация, Милославский Павел Юрьевич, Шнырова Ольга Вадимовна, Сечина Анастасия Евгеньевна, Чанышева Лилия Айратовна, Сидорович Ольга Борисовна, Таранова Юлия Николаевна, Туровский Александр Алексеевич, Васильева Анастасия Евгеньевна, Ривина Анна Валерьевна, Бурдина Юлия Владимировна, Бойко Анатолий Николаевич, Писемский Евгений Александрович, Пивоваров Андрей Сергеевич, Дугин Сергей Георгиевич, Аверин Виталий Евгеньевич, Барахоев Магомед Бекханович, Шевченко Дмитрий Александрович, Шарипков Олег Викторович, Мошель Ирина Ароновна, Шведов Григорий Сергеевич, Пономарев Лев Александрович, Каргалицкий Борис Юльевич, Созаев Валерий Валерьевич, Исакова Ирина Александровна, Исламов Тимур Рифгатович, Романова Ольга Евгеньевна, Щаров Сергей Алексадрович, Цирульников Борис Альбертович, Халидова Марина Владимировна, Людевиг Марина Зариевна, Федотова Галина Анатольевна, Паутов Юрий Анатольевич, Верховский Александр Маркович, Пислакова-Паркер Марина Петровна, Кочеткова Татьяна Владимировна, Чуркина Наталья Валерьевна, Акимова Татьяна Николаевна, Золотарева Екатерина Александровна, Рачинский Ян Збигневич, Жемкова Елена Борисовна, Гудков Лев Дмитриевич, Илларионова Юлия Юрьевна, Саранг Анна Васильевна, Захарова Светлана Сергеевна, Аверин Владимир Анатольевич, Щур Татьяна Михайловна, Щур Николай Алексеевич, Блинушов Андрей Юрьевич, Мосин Алексей Геннадьевич, Гефтер Валентин Михайлович, Симонов Алексей Кириллович, Флиге Ирина Анатольевна, Мельникова Валентина Дмитриевна, Вититинова Елена Владимировна, Баженова Светлана Куприяновна, Исаев Сергей Владимирович, Максимов Сергей Владимирович, Беляев Сергей Иванович, Голубева Елена Николаевна, Ганнушкина Светлана Алексеевна, Закс Елена Владимировна, Буртина Елена Юрьевна, Гендель Людмила Залмановна, Кокорина Екатерина Алексеевна, Шуманов Илья Вячеславович, Арапова Галина Юрьевна, Свечников Анатолий Мариевич, Прохоров Вадим Юрьевич, Шахова Елена Владимировна, Подузов Сергей Васильевич, Протасова Ирина Вячеславовна, Литинский Леонид Борисович, Лукашевский Сергей Маркович, Бахмин Вячеслав Иванович, Шабад Анатолий Ефимович, Сухих Дарья Николаевна, Орлов Олег Петрович, Добровольская Анна Дмитриевна, Королева Александра Евгеньевна, Смирнов Владимир Александрович, Вицин Сергей Ефимович, Золотухин Борис Андреевич, Левинсон Лев Семенович, Локшина Татьяна Иосифовна, Орлов Олег Петрович, Полякова Мара Федоровна, Резник Генри Маркович, Захаров Герман Константинович
* Единый федеральный список организаций, в том числе иностранных и международных организаций, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации террористическими:
Высший военный Маджлисуль Шура, Конгресс народов Ичкерии и Дагестана, Аль-Каида, Асбат аль-Ансар, Священная война, Исламская группа, Братья-мусульмане, Партия исламского освобождения, Лашкар-И-Тайба, Исламская группа, Движение Талибан, Исламская партия Туркестана, Общество социальных реформ, Общество возрождения исламского наследия, Дом двух святых, Джунд аш-Шам, Исламский джихад, Имарат Кавказ, АБТО, Правый сектор, Исламское государство, Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам, Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского, Аджр от Аллаха Субхану уа Тагьаля SHAM, АУМ Синрике, Ат-Тавхида Валь-Джихад, Чистопольский Джамаат, Рохнамо ба суи давлати исломи, Террористическое сообщество Сеть, Катиба Таухид валь-Джихад, Хайят Тахрир аш-Шам, Ахлю Сунна Валь Джамаа
* Перечень общественных объединений и религиозных организаций в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности:
Национал-большевистская партия, ВЕК РА, Рада земли Кубанской, организация Асгардская Славянская Община, Славянская Община Капища Веды Перуна, Религиозная организация Мужская Духовная Семинария Староверов-Инглингов, Нурджулар, К Богодержавию, Таблиги Джамаат, Свидетели Иеговы, Русское национальное единство, Национал-социалистическое общество, Джамаат мувахидов, Объединенный Вилайат Кабарды, Балкарии и Карачая, Союз славян, Ат-Такфир Валь-Хиджра, Пит Буль, Национал-социалистическая рабочая партия России, Славянский союз, Формат-18, Благородный Орден Дьявола, Армия воли народа, Национальная Социалистическая Инициатива города Череповца, Духовно-Родовая Держава Русь, Русское национальное единство, Церквь Православных Староверов-Инглингов, Русский общенациональный союз, Движение против нелегальной иммиграции, Кровь и Честь, О свободе совести и о религиозных объединениях, Русское национальное единство, Северное Братство, Клуб Болельщиков Футбольного Клуба Динамо, Файзрахманисты, Мусульманская религиозная организация, Община Коренного Русского народа Щелковского района, Правый сектор, Украинская народная самооборона, Украинская повстанческая армия, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Белый Крест, Misanthropic division, Религиозное объединение последователей инглиизма, Народная Социальная Инициатива, TulaSkins, Этнополитическое объединение Русские, Русское национальное объединение Атака, Мечеть Мирмамеда, Община Коренного Русского народа г. Астрахани, ВОЛЯ, Меджлис крымскотатарского народа, Рубеж Севера, ТОЙС, О противодействии экстремистской деятельности, РЕВТАТПОД, Артподготовка, Штольц, В честь иконы Божией Матери Державная, Сектор 16, Независимость, Фирма футбольных фанатов Поколение, Молодежная правозащитная группа МПГ, Курсом Правды и Единения, Каракольская инициативная группа, Автоград Крю, Союз Славянских Сил Руси, Алля-Аят, Благотворительный пансионат Ак Умут, Русская республика Русь, Арестантское уголовное единство, Башкорт, Нация и свобода, W.H.С., Фалунь Дафа, Иртыш Ultras, Русский Патриотический клуб-Новокузнецк/РПК, Сибирский державный союз, Фонд борьбы с коррупцией, Фонд защиты прав граждан, Штабы Навального

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.