Почему не удается создать на Ближнем Востоке зону, свободную от ядерного оружия / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Почему не удается создать на Ближнем Востоке зону, свободную от ядерного оружия

Главный "камень преткновения" - в особой позиции Израиля

Превратить Ближний Восток в зону мира, где не будет ядерного и ракетного оружия, - с такой инициативой впервые выступил Советский Союз еще в 1958 году. Первыми ее поддержали Иран и Египет, вслед за ними - ряд других арабских государств. Практические шаги по реализации этого предложения были предприняты в 1974 году, их результатом  стала Резолюция 3263 Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1974 года  - "Учреждение зоны, свободной от ядерного оружия (ЗСЯО), на Ближнем Востоке".

В 1995 году, на Международной конференции по продлению сроков действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), вновь прозвучал призыв принять участие в создании безъядерной зоны на Ближнем Востоке. Последовательными сторонниками создания этой ЗСЯО оставались Россия и Иран, которые 16 июля 1998 года даже выступили с совместным письменным заявлением по этому поводу. Однако сегодня можно констатировать, что у государств Ближнего Востока и членов Совета Безопасности ООН по-прежнему нет единых подходов к содержанию и механизмам достижения соглашения о создании на Ближнем Востоке ЗСЯО.

Главным "камнем преткновения" в создании ЗСЯО в регионе является особая позиция Израиля по этому вопросу, который, будучи членом МАГАТЭ, всячески уклоняется от присоединения к ДНЯО, игнорирует саму идею ЗСЯО. В Тель-Авиве подписана, но не ратифицирована Конвенция о физической защите ядерного материала, Израиль не является участником международных соглашений о контроле за ядерным экспортом. И хотя общеизвестно, что Израиль имеет на вооружении от 100 до 200 ядерных боезарядов и средства их доставки, Тель-Авив официально не подтверждает, но и не опровергает сведения о наличии в стране ядерного оружия. Эта позиция  внешне выглядит странной, учитывая, что сведения об израильской атомной бомбе стали достоянием гласности еще в 1986 году, когда их официально подтвердил сотрудник израильского ядерного центра Мордехай Вануну.

К месту вспомнить, что у истоков ядерной программы Израиля стояла Франция, затем в нее были вовлечены различные фирмы и предприятия США, Великобритании, ФРГ, ЮАР, Норвегии, Аргентины, других стран. Сотни израильских агентов по всему миру занимались приобретением технологий, документации, оборудования и ядерных материалов для ускоренного создания ядерного оружия и средств его доставки. Официально власти упомянутых выше стран стремились сохранить втайне свое участие в появлении ядерного оружия у Израиля, и большая часть атомных секретов  попадала в Тель-Авив по каналам спецслужб и частных посредников.

Вашингтон как главный патрон и спонсор израильской ядерной программы был прекрасно осведомлен о реальном положении дел. С молчаливого согласия Запада, а в некоторых случаях и при его прямой поддержке, Израиль уже к началу 70-х годов стал региональной ядерной державой. Сегодня высокий научно-технический потенциал Израиля позволяет ему продолжать НИОКР в направлении совершенствования конструкции ЯО, в частности, создания модификаций ядерных зарядов с повышенной радиацией и ускоренной  реакцией. Нельзя исключать интереса Тель-Авива к разработке термоядерного оружия.

Несмотря на то, что власти Тель-Авива своим ядерным арсеналом бросают вызов мировому сообществу,  США и страны ЕС не ставят вопрос в ООН о введении каких-либо ограничительных санкциях в отношении Израиля. Здесь как раз и прослеживаются двойные стандарты в политике США и их союзников в отношении соблюдения ДНЯО. Оперируя недоказанными подозрениями в отношении военной составляющей ядерной программы Ирана, Вашингтон буквально продавил в Совете Безопасности ООН принятие четырех резолюций дискриминационного характера в отношении Тегерана, принял десятки односторонних ограничительных актов, добился вовлечения в эту вакханалию своих партнеров в ЕС. Одобрительно были восприняты на Западе и грубые израильские нарушения норм международного права в ходе его воздушных налетов на научно-исследовательский ядерный реактор в Ираке (1981 г.), на предполагаемый ядерный реактор в Сирии (2007 г.), акты убийств с помощью агентуры иранских ученых-ядерщиков, а также кибератаки на ядерные и другие объекты в Иране. Западу явно импонирует роль Израиля как жандарма-блюстителя ядерной чистоты в регионе.

Имея ядерное превосходство, Израиль затрудняет продвижение идеи о создании ЗСЯО на Ближнем Востоке. "Арабская весна" 2011 года и последовавшие за ней трагические события в ряде арабских стран надолго заморозили переговорный процесс по ядерной безопасности на Ближнем Востоке. В условиях продолжающихся насильственных смен правящих элит, гражданских войн и терактов продолжать консолидированные усилия по ЗСЯО в регионе становится все сложнее. Стоит суммарно вспомнить ситуацию в регионе:  продолжает бурлить "арабская улица", не завершились беспорядки и акции протеста в Тунисе, Египте, Ливии, неспокойно на палестинских территориях, продолжается кровавая бойня в Сирии, боевые действия уже распространяются  на Ливан, другие сопредельные государства, Ирак почти ежедневно подвергается новым масштабным терактам, нестабильна ситуация и в Алжире, Йемене, Иордании, монархиях Персидского залива. Очевидно, потребуется значительное время, чтобы на Арабском Востоке удалось достигнуть хотя бы относительной политической стабильности. Говорить же о скором урегулировании всех внутренних и региональных конфликтов региона  в обозримом будущем не приходится.

Есть еще и третий, не менее важный фактор, который самым негативным образом сказывается на попытках мирового сообщества инициировать в регионе создание ЗСЯО. Это - всячески раздуваемый Вашингтоном миф о военной составляющей иранской ядерной программы. В столицах арабских государств, в первую очередь, монархий Персидского залива, внимательно отслеживают все сведения о достижениях Ирана в области ядерных исследований. И хотя Иран, в отличие от Израиля, является последовательным участником ДНЯО, продолжает твердо заявлять о мирном характере своей ядерной программы, а МАГАТЭ не располагает данными о каких-либо серьезных попытках нарушения Тегераном своих международных обязательств, в Эр-Рияде и ряде других арабских столиц превалируют антииранские настроения. Похоже, Вашингтону удалось убедить в иранской ядерной угрозе уже не только своих партнеров по НАТО, членов Совета Безопасности ООН, но и большинство арабских лидеров.

Умело спекулируя на существующих в регионе противоречиях этно-конфессионального характера, раздувая мнимую угрозу шиитской экспансии  Тегерана в арабский мир ("шиитский полумесяц", "шиитская дуга" и т.п.), администрация США размахивает еще и жупелом иранской атомной бомбы. Ситуация очень схожа с былой иракской, когда поводом для вторжения в страну вооруженных сил США и их союзников были "неопровержимые" сведения ЦРУ о наличии у Саддама Хусейна оружия массового уничтожения. И хотя арабские монархи пока прямо не заявляют о намерениях своих стран выйти из ДНЯО и приступить к созданию собственного ядерного оружия (это им вряд ли позволит сделать мировое израильское лобби), тем не менее ими уже сегодня выделяются сотни миллиардов нефтедолларов на милитаризацию своих стран, совместные с США и НАТО программы региональных ПВО и ПРО, строительство научно-исследовательских атомных реакторов и атомных электростанций.

Вашингтон заверяет арабских шейхов, что в случае опасности ядерного нападения извне, они могут рассчитывать на ракетно-ядерный потенциал США и поддержку со стороны группировок ВМС, ВВС, СВ НАТО в регионе. При раздувании мифа о ядерной угрозе Ирана Вашингтон всячески замалчивает и игнорирует тот факт, что руководство Ирана последовательно, начиная с победы исламской революции в начале 1979 года, проводит твердую линию на отказ от создания атомного и других видов оружия массового уничтожения. В январе 2013 года верховный лидер страны аятолла Али Хаменеи издал религиозное постановление - фетву- о запрете ядерного оружия, которая имеет силу указа президента и обязательна для исполнения всеми светскими и религиозными властями Ирана. Не случайно граждане Ирана уже в первом туре избрали своим новым президентом Хасана Роухани - опытного дипломата, экс-секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана и бывшего "ядерного" переговорщика. У него репутация представителя реформаторского блока иранского истеблишмента с весьма прагматичными, реалистичными политическими установками. Это можно воспринимать как сигнал о готовности Ирана к позитивным переменам в своей внешней политике, уважительному диалогу со всеми странами мира и более тесному сотрудничеству с МАГАТЭ. 

Конечно, приход лидера с умеренными взглядами не подразумевает резкого поворота Тегерана в отношениях с США и Израилем. Однако тон и накал взаимных обвинений и враждебной риторики на векторе Тегеран - Тель-Авив - Вашингтон может несколько снизиться. От нового президента ожидают активизации внешнеполитического курса ИРИ, в следствии чего должны смягчиться, а в перспективе и быть сняты наложенные извне ограничительные санкции. Иран, возможно опять поднимет в ООН вопрос о создании ЗСЯО на Ближнем Востоке, надеясь  на поддержку России и арабских государств.

По мере восстановления климата доверия между Ираном и Западом  Тель-Авиву, Вашингтону и их союзникам станет сложнее саботировать создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия. Всем очевидно, что регион - один из ключевых в системе международной безопасности. Здесь проживают сотни миллионов человек, имеются запасы углеводородов мирового значения, ускоренными темпами развивается экономика, торговля, инфраструктура, проходят стратегические морские, воздушные, сухопутные коммуникации, находятся бесценные памятники истории, архитектуры и мировой культуры, религиозные святыни трех основных конфессий и т.п. Любые новые войны и вооруженные конфликты в регионе могут лишь усугубить мировой финансово-экономический кризис, а применение в регионе ядерного или других видов оружия массового уничтожения может нанести непоправимый ущерб цивилизации.

Дальнейшее поощрение США ядерных амбиций Израиля и натравливание монархий Персидского залива на Иран и Сирию еще больше накаляют обстановку в регионе и без того охваченном нестабильностью.  Прочную коллективную систему региональной безопасности, основой которой могла бы стать Зона, свободная от ядерного и других видов массового уничтожения, можно создать только общими усилиями, при наличии доброй политической воли всех стран региона.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «Энергетический диалог»:

07.05.2021
В "Газпроме" пообещали бесплатно провести газ в небольшие частные дома
06.05.2021
Кабмин утвердил дорожную карту повышения газификации регионов
04.05.2021
Строительство "Северного потока - 2" может возобновиться в конце мая
28.04.2021
На Украине рассказали о связанной с газом афере Зеленского
27.04.2021
Новак призвал страны ОПЕК+ следить за рынком нефти из-за распространения COVID-19 в Азии
27.04.2021
Польша и Литва договорились объединить свои газотранспортные системы
23.04.2021
Захарова заявила о неспособности стран ЕС отстаивать свои интересы
22.04.2021
Си Цзиньпин заявил, что развитые страны должны усилить меры по борьбе с изменением климата
22.04.2021
Газопровод «Северный поток – 2» может быть достроен летом
21.04.2021
Путин поручил разработать план газификации с бесплатным подключением домовладений к газу
21.04.2021
Минэнерго не рассматривает введение прогрессивной шкалы энерготарифов для населения
20.04.2021
Эксперт: Европейцы должны осознавать итоговую выгоду для себя (ВИДЕО)
19.04.2021
Власти Чехии заявили о скором исключении Росатома из тендера на достройку АЭС "Дукованы"
14.04.2021
Стратегические ставки на «озеленение» мировой энергетики под вопросом
Загрузка...
Новости по теме олимпик марсель новости олимпик марсель футбол.

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.