Перу: спасти президента Кастильо / Новости / Информационное агентство Инфорос
Оцените статью
Перу: спасти президента Кастильо

По результатам второго тура президентских выборов в Перу побеждает выдвиженец левых сил Педро Кастильо

Перу: спасти президента Кастильо

В результате состоявшегося в Перу 6 июня второго тура президентских выборов, как всем уже казалось, к власти в стране пришёл лидер леворадикальных профсоюзов и выдвиженец левой партии «Свободное Перу» 51-летний  Педро Кастильо (Pedro Castillo). Всё сельское население этой латиноамериканской страны, живущее за чертой бедности, уже ликовало в ожидании того, что их представитель, став президентом, начнет в стране коренные социально-экономические перемены. Однако радость была недолгой. Соперница Кастильо во втором туре, лидер правой партии «Народная сила» 45-летняя Кейко Фухимори (Keiko Fujimori) рьяно оспаривает результаты выборов. Национальная избирательная комиссия (НИК) поставлена в неуклюжую позицию и вынуждена  отложить объявление победителя до того, как она примет  решение по претензиям Фухимори. А какое будет это решение — вопрос.

В местной прессе речь идет об отсрочке решения НИК в три-четыре недели. Всем совершенно очевидно: за это время местный богатый класс, чьи интересы выражает Фухимори, попытается не допустить прихода к власти социалиста Кастильо, пугая всех тем, что с ним начнется «хаос в стиле Кубы или Венесуэлы» и что интересы крупного и среднего капитала будут ущемлены.

На данный момент Кастильо опережает Фухимори с минимальным перевесом. После подсчёта 99,985 % поданных бюллетеней Кастильо набирал 50,127 % голосов, Фухимори — 49,873 %. то есть, налицо разница в четверть процентного пункта. Из 17,5 млн проголосовавших перуанцев, чьи бюллетени признаны действительными, сторонников  Кастильо оказалось больше примерно на 44 тыс. человек. На этом государственный Национальный центр избирательных процессов насколько возможно замедлил подсчет голосов и выдает на своем сайте обновления, как говорится, в час по чайной ложке. Случайно ли? При этом разрыв между Кастильо и Фухимори подозрительно сокращается.  

Фухимори пытается оспорить результаты выборов, обвиняя Кастильо и его сторонников в подлоге. Она потребовала признания недействительными около 800 актов о голосовании, составленных местными избирательными комиссиями в регионах, где Кастильо имел абсолютную поддержку населения, и включаюших в себя около 200 тысяч  голосов избирателей. Если ее претензии НИК сочтет обоснованными, она формально может быть объявлена победителем.

Между тем, есть две главные причины борьбы, которую Фухимори ведет не на жизнь, а на смерть. Во-первых, как уже сказано, либеральный истеблишмент не желает отдавать власть и привилегии. И во-вторых, что не всем очевидно, если Фухимори не изберется президентом, против нее будет продолжено ранее заведенное уголовное дело по обвинению в отмывании  денег и коррупции. Ей грозит 30 лет тюрьмы. Она может разделить судьбу своего отца, бывшего президента Перу Альберто Фухимори (правил с 1990-го по 2000-й год), осужденного за коррупцию на долгое тюремное заключение. В случае победы на выборах его дочка могла бы рассчитывать на неприкосновенность и на то, чтобы что-то изменить в позиции прокуратуры как в отношении себя, так, вероятно,  и в отношении отца.   

Народ Перу расколот на две части, чьи взгляды диаметрально противоположны, — на сторонников радикальных перемен, за которые выступает Кастильо, и на сторонников сохранения либеральной экономической модели, которую начал посредством экономических реформ создавать еще Альберто Фухимори и которая привела к крайнему расслоению общества на зажиточную элиту, проживающую в крупных городах, и на сельское население, которое не имеет доступа ни к финансовым средствам, ни к нормальному образованию, ни к медицине, ни к друним социальным благам. В основе социального неравенства в Перу лежит реализация на практике ультралиберальной концепции  «ортеланизма» (исп. hortelanismo — огородничество), разработанной местными политологами и расцветшей при президенте Алане Гарсии (1985-1990 и 2006-2011 гг.). Эта концепция предполагает создание выгодных условий для развития крупного и среднего бизнеса за счет, в основном, иностранных инвестиций. Воплощение концепции «ортеланизма» привело к росту богатства и без того богатых.

Но чего эта концепция не предполагает, так это заботы о  верховенстве права. По сути она является концепцией незаконного обогащения элиты. При этом возможность улучшения благосостояния сельского населения, жителей горных районов и сельвы во внимание не принимается. «Мир демократии и демократических институтов может быть отложен до тех пор, пока в стране не будет богатства или буржуазии» - это главный тезис концепции «ортеланизма». И, вероятно, не случайно то, что в 21 веке практически всех президентов Перу сопровождали коррупционные скандалы, судебные расследования и досрочные отставки. А Алан Гарися, главный проповедник теории «ортеланизма», даже пустил себе пулю в лоб, когда за ним пришли из полиции.

И вот теперь тот самый истеблишмент, который представляет Фухимори и который представляли все предыдущие президенты Перу, пытается не допустить Кастильо до власти.  Кто этот Кастильо? Он по-настоящему человек из народа. Будучи сельским учителем, он  получил известность в 2107 году, когда встал во главе национальной забастовки учителей. Кастильо родился в Кахамарке, одном из самых бедных регионов Перу. Там по его словам, люди кормятся тем, что выращивают на своем огороде и что дают им домашние животные. Одним словом, беспросветная нищета. Он предлагает упразднить Конституционный суд, отменить конституцию, принятую в 1993 году по инициативе упомянутого  президента А. Фухимори. Он хочет закрыть телестанции «передающие в эфир мусор», регулировать деятельность СМИ, увеличить государственный бюджет на образование и здравоохранение. Кастильо выступает за традиционные ценности, против абортов и однополых браков, против растления детей западными «гендерными теориями», которые по указанию соответствующих властей обязательны для изучения в местных школах. Все тезисы из программы Кастильо нашли поддержку среди перуанских крестьян.

Во внешней политике Кастильо тяготеет к тем странам Латинской Америки, которые открыто противостоят США. Это понятно хотя бы по тому, что выдвинувшая Кастильо левая партия «Свободное Перу» и её лидер Владимир Серрон (Vladimir Cerrón) поддерживают тесные связи с Кубой и Венесуэлой. В целом можно сказать, что своей риторикой  Кастильо очень напоминает бывшего боливийского президента Эво Моралеса, который тоже был выходцем из народа, первым президентом-индейцем. И первыми шагами Моралеса стали экономические реформы в пользу беднейших слоев населения и национализация недр — главного богатства Боливии, как, впрочем, и Перу.

Всё это, конечно, крайне беспокоит правых, которые поддерживают Фухимори и борются за нее, вернее, за сохранение в Перу статус-кво всеми доступными мерами. Сюда же стоит присовокупить то, что  приход к власти в Перу социалиста, который намерен дружить с Кубой и Венесуэлой, объективно не может устраивать Вашингтон, поскольку США  традиционно считают Латинскую Америку своими «задворками». И потому трудно допустить, что американцы сейчас пассивно следят за развитием событий в Перу…    

Из среды перуанского политического бомонда уже звучат предложения отменить все результаты нынешнего голосования и назначить новые президентские выборы «под международным контролем». Плюс к этому правые требуют, чтобы председатели   Национальной избирательной комиссии и Национального центра избирательных процессов — двух государственных учреждений, обеспечивающих проведение выборов, - подали в отставку по причине того, что «избирательная система страны оказалась поврежденной как изнутри, так и извне». В таких условиях страна, мол, «приближается к неуправляемости». С такими предложениями выступили, в частности,   известные в стране люди: конгрессмен Хорхе Монтойя, бизнесмен Рафаэль Лопес Алиага, телеведущий Филипп Баттерс, бывшие конгрессмены Виктор Андрес Гарсиа Белаунде и Хорхе дель Кастильо. Правда, местная газета La República напомнила этим «инициативным» гражданам, что их предложение противоречат конституции и имеет описание в различных статьях уголовного кодекса как мятеж, призыв к мятежу и переворот.

В ближайшие недели Перу будет привлекать к себе внимание. Вероятное объявление Кастильо победителем, либо признание законными требований Фухимори об аннуляции голосов 200 тысяч перуанцев — и то, и другое может вызвать народные волнения в этой стране, масштаб и последствия которых трудно предсказать. Всё зависит о того, на чью сторону склонится чаша весов. Если формальным победителем выйдет Фухимори, то можно ждать народного бунта. Похожие события, правда, по другому формальному поводу, но из-за тех же социально-экономических причин, мы видели в 2019 году в Чили.

Оставить комментарий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Еще по теме «История как предчувствие»:

17.09.2021
Страны ШОС приняли совместную декларацию
17.09.2021
Путин предложил выплатить защитникам Ленинграда по 50 тысяч рублей
17.09.2021
Французские дипломаты отменили торжественные мероприятия в США после скандала с подлодками
14.09.2021
Лукашенко: белорусы прошли через эпохальное испытание на прочность
14.09.2021
В посольстве назвали возможную дату встречи президента Ирана с Путиным
10.09.2021
В Кремле не планируют переименовывать Петербург в Ленинград
09.09.2021
Похудевший Ким Чен Ын появился на военном параде
06.09.2021
В украинскую Умань приехали свыше 20 тысяч хасидов
06.09.2021
Генпрокурор предложил включить оправдание нацизма в категорию экстремистской деятельности
03.09.2021
Си Цзиньпин оценил потенциал российско-китайских отношений
02.09.2021
Путин планирует принять участие в праздновании 800-летия Александра Невского
01.09.2021
Школьник поправил Путина во время открытого урока во Владивостоке
01.09.2021
Путин: нельзя позволять болтунам говорить, что можно было сдать Ленинград немцам
01.09.2021
Токаев заявил, что нельзя препятствовать использованию русского языка в Казахстане
Загрузка...

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.